Мы в соцсетях
print

Приобретательная давность курильщика

Минэкономразвития подготовило изменения в Гражданский кодекс РФ в части приобретательной давности.

Чтобы лучше разобраться с предлагаемыми нововведениями в ст. 234 ГК (там еще в ст. 274 предлагается внести изменения, но о них сейчас не буду говорить), решил для начала посмотреть, какая редакция этой статьи предлагается по итогам изменений.

Итак, берем действующий текст ст.234:

Статья 234. Приобретательная давность

 

1. Лицо – гражданин или юридическое лицо, – не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

 

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

 

2. До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

 

3. Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

 

4. Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Применяем к нему законопроект, текст которого приведен в статье на сайте Legal Report и получаем следующее:

Статья 234. Приобретательная давность

 

1. Лицо – гражданин или юридическое лицо, – не являющееся собственником имущества, , открыто и непрерывно владеющее как своим собственным (фактическое владение) недвижимым имуществом вне зависимости от того, признана ли соответствующая вещь бесхозяйной в течение пятнадцати лет (если иной срок не установлен настоящим пунктом) либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).


Для приобретения права собственности на линейные сооружения, являющиеся опасными производственными объектами и (или) необходимыми для оказания услуг населению, срок приобретательной давности составляет семь лет.

 

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

 

2. До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

 

3. Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.


4. Течение срока приобретательной давности на недвижимые вещи, права на которые не зарегистрированы за гражданами или юридическими лицами, начинается со дня начала владения ими.


5. Особенности приобретения в порядке приобретательной давности права собственности на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, устанавливаются земельным законодательством.


6. Если фактическое владение осуществлялось несколькими лицами, то в силу приобретательной давности у них может возникать общая долевая собственность на земельный участок или иную недвижимость.

Полужирным выделены новые положения, удаленные не показаны.

Итак, если отвлечься от проблем авторов законопроекта с русским языком и с техникой законопроектной работы (да, когда из закона что-то исключается, запятые тоже надо указывать как исключаемое, иначе получатся две запятые подряд, как это видно в первой же строке, а во вставляемых фразах нужно предусматривать запятые, иначе получится "признана ли недвижимая вещь бесхозяйной в течение пятнадцати лет или иным имуществом в течение пяти лет" – а именно так получается без запятой в нужном месте, которую авторы проекта написать забыли), а также ужасной со стилистической точки зрения и бессмысленной вставки слов в скобках (ну вот зачем это "(фактическое владение)", какой смысл оно несет?), то что мы увидим?

1. Исключение реквизита добросовестности для приобретательной давности

Забавно, но именно аналогичному предложению проекта реформы ГК 2012 года была посвящена моя самая первая запись на Закон.ру.

Исключение этого требования в проекте 2012 года находилось в системной связи с другим довольно спорным предложением – отменой исковой давности по вещным искам вообще. Таким образом, для виндикационного иска приобретательная давность приобретала бы функцию давности исковой, т.е. предельного временнОго ограничения требований. Да, юридическая конструкция выглядела бы совершенно иначе (получается, что истцу бы отказывали в виндикации не потому, что истек срок, а потому, что ответчик стал собственником), но, тем не менее, функционально достигалась та же цель. Для исковой же давности, очевидно, добросовестность нарушителя (субъективная добросовестность, т.е. незнание об отсутствии у него права, а именно так указывает понимать реквизит добросовестности в сегодняшней ст. 234 ГК п. 15 Постановления 10/22) значения не имеет. Наоборот, потенциальный ответчик – покуда течет исковая давность – как правило, прекрасно знает, что он нарушает право другого лица.

Примечательно, что до революции в русском праве уже имела место такая же ситуация: Свод законов гражданских не связывал приобретение права по давности владения с добросовестностью приобретателя, что – как показал И.Е. Энгельман –  было обусловлено как раз генезисом давности приобретательной из исковой. Энгельман, кстати, критиковал это характеристику русского права, а проект Гражданского уложения, например, в общем допуская приобретение права недобросовестным, вдвое удлинял для него срок давности владения.

Как бы то ни было, уравнение сроков давности приобретательной и исковой необходимо, поскольку их рассогласование создает нехорошую ситуацию, когда забрать у владельца имущество нельзя за истечением исковой давности, а собственником владелец еще не стал, т.к. приобретательная еще не истекла. Если так, то собственник, чье право превратилось в nudum ius ввиду невозможности его судебной защиты, фактически побуждается к тому, чтобы забрать свою вещь насильно, покуда владелец не стал собственником по давности, что явно не может быть целью законодательного регулирования. Тут могло бы помочь несколько двусмысленное указание п. 18 Пленума 10/22 о том, что приобретательная давность после истечения исковой по п. 4 действующей редакции ст. 234 начинает течь с момента такого истечения и "не ограничено условиями п. 1 указанной статьи". Я видел мнение, что под условиями п. 1 понимается и добросовестность, и сам срок владения – т.е. по истечении исковой давности тут же следует считать истекшим и приобретательную (по-моему, Михаил Жужжалов предлагал такое прочтение), но, по-моему, оно не соответствует ни тексту п. 18 Постановления, ни – тем более – ст. 234 ГК. Я же сам, чтобы избежать такого расхождения, в своей диссертации в 2004 году предлагал указать в ст. 234, что при истечении исковой давности тут же истекает и приобретательная, т.е. предлагал решать ту же проблему, что и исключение реквизита добросовестности из условий приобретательной давности, но заходом с другой стороны.

(Кстати, отдельно: отмена исковой давности по всякой виндикации одновременно с ее ограничением приобретательной давностью могла бы решить такую – уже обозначенную в законопроектной работе – проблему, как задавнивание виндикационных исков об истребовании общего имущества МКД при том, что такое имущество не подвержено давности приобретательной. Сейчас – пока исковая давность для таких исков есть – по истечении ее что делать с таким имуществом, совершенно непонятно.)

Однако в этом проекте – увязана ли отмена реквизита добросовестности с отменой исковой давности по виндикации? Ни разу. То есть получается, что требования к добросовестности участников гражданского оборота разом снижаются безо всякого заменяющего его положительного воздействия на гражданские отношения. Грабь-воруй, владей 5-15 лет, и все будет твое. Ну молодцы.

2. Легализация старых приобретений

Даже в проекте изменений 2012 года основной целью отмены реквизита добросовестности, как представляется, вовсе не было допущение приобретения права на заведомо неправомерно приобретенное – нет. Гораздо большую пользу это изменение принесло бы в другой области, а именно в области возврата в оборот старых, в первую очередь недвижимых, вещей, правоустанавливающих документов на которые не сохранилось.

Представим себе завод, который в давнем 1970-каком-нибудь году построил на своей территории склад хозяйственным способом. Стоял он у него все эти 40 лет. Никакие права не оформлялись. А теперь стало нужно его продать, заложить и т.п. Особенно если нужно это стало не кому-то, а, например, арбитражному управляющему этого завода он-то обязан все продать. А как? Надо сначала зарегистрировтаь право. Казалось бы, регистрируй как ранее  до учреждения регистрационной системы – возникшее право. Но для этого нужно подтвердить законность создания объекта в те далекие годы, а документов об этом зачастую нет.

Тут бы и помогла давность, но пока что главным препятствием является требование субъективной добросовестности: ведь вы же знали все это время, что у вас нет надлежащего подтверждения законного создания объекта. Отмена этого реквизита приобретательной давности как раз позволила бы вернуть такие объекты в оборот (хотя Роман Бевзенко скажет, что того же можно добиться и реализацией концепции "единого объекта", но "это уже совсем другая история" (тм)).

Судя по тексту на Legal Report, авторы проекта как раз рассматривают это последствие как одну из целей своих изменений. Но, как видно из п. 1 этой заметки, попытка решать частную проблему глобальным решением может привести к тому, что, решив ее, мы столкнемся со многими новыми  гораздо более серьезными.

3. Преференции отдельной группе объектов (и, де-факто, субъектов)

Ну, совсем дико выглядит, конечно, установление особого сокращенного срока для линейных объектов. Вообще, надо сказать, что гражданское законодательство до последнего держалось под натиском лоббистов, требующих себе тех или иных привелегий. Исторически, пожалуй, только железнодорожники традиционно имели такие привилегии в самом законе. Намного чаще преференции отдельным группам предоставляет судебная практика (возьмем споры с АСВ, госорганами, теми же энергетиками и т.п.). Но в последнее время эти эгалитарные бастионы гражданского законодательства начали падать – возьмем, например, право банков начинать банкротство без судебного решения... Хорошо ли это? Полагаю, безусловно, нет. Гражданское право построено на началах равенства. Может ли специфика таких объектов обусловить необходимость их скорейшего возврата в оборот хотя бы через приобретение по давности? Возможно. Но... семь лет? Они серьезно? Если специфика объектов такова, что их ни в коем случае нельзя оставлять без присмотра (опасные объекты, хотя они бывают не только линейными), или они обеспечивают ресурсами большое число людей и в силу этого имеют социальную значимость, то на них надо устанавливать приобретательную давность, ну, в один месяц, например, а 7 или 15 лет здесь совершенно никакой разницы не дают. Либо – другой вариант, более разумный, наверное – создавать систему их эксплуатации до приобретения права собственности давностным владельцем. Кстати, я обещал не обращать внимания на предлагаемые этим же проектом изменения в ст. 274 ГК, но они, очевидно, как раз про это.

Итак, в этой части предлагается в очередной раз расшатывать основополагающие принципы гражданского права в угоду весьма спорным интересам отдельных лиц (потому что, хоть и написано про объекты, но вполне легко читается, что владельцами их будут как раз определенные субъекты), да еще и не достигать целей последних, при том, что имеются и другие способы их достижения.

В эту же группу, наверное, стоит отнести и предлагаемый п. 5 ст. 234, отсылающий к земельному законодательству в части давности владения земельными участками. Не удивлюсь, если в связи с ним мы вскоре обнаружим, что произойдет фактическая отмена приобретательной давности для публичных земель.

4. Изменение п. 4 ст. 234

Тут изменения сразу в двух направлениях:

1. Отмена отсрочки начала течения срока приобретательной давности истечением срока исковой давности.

В действующей редакции п. 4 говорится именно об этом, а если этот пункт польностью меняется, то указание на то, что приобретательная давность не течет, пока не истекла исковая, потеряется.

Необходимость этого пункта связана с разной субъектной привязкой сроков давности: исковая привязывается к знанию потерпевшего (прежнего собственника в нашем случае, очевидно) о нарушении его права, а приобретательная – к факту завладения приобретателем. Эта разница особенно важна как раз в случае с вещными правами: я могу и не знать вовсе о том, что у меня что-то украли, тем более – о том, кто украл, чтобы предъявить к нему иск. Таким образом, может так получиться, что к тому моменту, как давностный владелец провладел имуществом 5 или 15 лет, для прошлого собственника еще не прошло трех лет с тех пор, как он узнал о нарушении своего права и о том, кто является ответчиком. Значит, иск сохранился, а ответчик – уже собственник? Странно это.

Острота проблемы чуть снизилась после того, как в 2013 году появилась объективная 10-летняя исковая давность. С учетом ее, по идее, провладеть 15 лет все равно невозможно раньше, чем пройдет 10 лет с момента утраты владения прежним собственником. Но, во-первых, это начнет работать лишь с 1 сентября 2023 года, а во-вторых, судебная практика – редко, правда, – допускает иногда случаи "не течения" исковой давности и больший промежуток времени (например, если истец был недееспособен – абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС №43).

Кроме того, даже с учетом объективной давности остается вопрос с рассогласованностью сроков приобретательной и исковой давности для движимых вещей. Наложение 5-летнего срока с момента приобретения и 3-летнего с того момента, как узнал, что утрачено и кто сейчас владеет, очень даже возможно.

Новая редакция предлагает устранить пункт, исключавший такое наложение. Очевидная глупость. Не было бы так, если б – как в проекте 2012 года – приобретательная давность приняла на себя функцию исковой, а последняя была бы отменена (п. 1 выше), но, как мы увидели, здесь-то ничего подобного нет.

2. Привязка начала срока не к регистрации, а к владению.

Новая редакция предлагает отсчитывать начало срока приобретательной давности на незарегистрированные объекты недвижимости с момента завладения ими. Это имеет смысл, но только для тех случаев, которые описаны выше, в п. 2 этой заметки. Но со временем, наверное, число таких случаев будет все сокращаться и сокращаться. Регистрационная система действует уже 20 лет. Хорошо, это правило будет действовать и для вновь построенных, но не зарегистрированных объектов. Но тут возникнет вопрос: а почему они не зарегистрированы? Может, потому, что при их строительстве были нарушены какие-нибудь нормы? Наше законодательство о самовольных постройках и практика его применения все ужесточаются и ужесточаются, а тут для них поблажка? Не думаю.

С другой стороны, это предложение серьезно размывает эффективность регистрационной системы. Этак у нас скоро она вообще никакого смысла иметь не будет, может, уж и распустить тогда Росреестр вовсе – будем, как в Англии прежде, проводить исследования титула вглубь времен. Юристам только работы прибавится. А вот обороту лучше, наверное, не станет.

5. Приобретение по давности в общую собственность

Ну, вот против предлагаемого п. 6 – единственного – существенных возражений нет. Наверное, можно только сказать, что он излишний – вроде, и так это понятно, но вполне возможно, что вовсе непонятно, так что пусть уж будет.

***
Резюмируя, можно сказать, что проект имеет слишком много недостатков – как решаемых, вроде проблем со стилистикой русской речи и техникой законодательной работы, так и гораздо более серьезных концептуальных, главная из которых в том, что он совершенно не учитывает системных связей, которые могли бы сделать предлагаемые в нем идеи разумными. Но чтобы эти системные связи восстановить, нужно изменить намного больше в разд. II ГК РФ, а именно – провести-таки подзаброшенную реформу вещного права.

Источник: заметка Александра Латыева, INTELLECT, на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

коммерческое право, недвижимость

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности