Мы в соцсетях

RU   EN



print

О единообразии судебной практики в России

Роман Речкин закрывает тему единообразия судебной практики, наглядно демонстрируя отсутствие правовых оснований для ее обеспечения в России.

Как вы знаете, официальной причиной ликвидации ВАС РФ была необходимость обеспечения единообразия судебной практики. Понятно, что причина эта откровенно надуманная, но сама постановка вопроса указывает логически на то, что утверждающие это считают единообразие судебной практики в принципе достижимым. Вот упраздним ВАС РФ, будут все суды под единым Верховным Судом РФ, и наступит у нас единообразное правоприменение, красота и законность...

При этом люди, всерьез утверждающие о достижимости единообразной судебной практики, почему-то упускают из виду, что для достижения этой цели после ликвидации ВАС РФ нет ни правовых, ни административных оснований.

Статья 304 АПК РФ в период существования ВАС РФ в качестве одного из оснований для пересмотра судебных актов в порядке надзора устанавливала как раз «нарушение единообразия судебной практики». То есть такое нарушение было в принципе основанием для отмены судебных актов, и ВАС РФ регулярно по этому основанию судебные акты отменял. Желающие могут сравнить с действующей сейчас ч. 1 ст. 191.11 АПК РФ, в ней «единообразия судебной практики» нет вообще. Вы можете сказать: есть же п. 3 ч. 1 ст. 308.8 АПК РФ, при пересмотре ВС РФ в порядке надзора основанием для отмены судебных актов является «нарушение единообразия в применении и (или) толковании судами норм права». Но сколько дел пересматривает ВС РФ в порядке надзора? За 2017 год ни одного не пересмотрел. «В 2017 году Президиумом Верховного Суда РФ дела по надзорным жалобам на решения судов по гражданским, административным, дисциплинарным и делам по экономическим спорам в судебном заседании не рассматривались» (Обзор статистических данных о рассмотрении в ВС РФ административных, гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, дел об административных правонарушениях и уголовных дел в 2017 году).

Таким образом, формально в России даже нет правового основания для обеспечения единообразия судебной практики.

Но и административных оснований для судебного единообразия нет, поскольку нет какой-либо установки, соответствующего волеизъявления ВС РФ, адресованного нижестоящим судам. Проще говоря, ВС РФ безразлично, выносят ли нижестоящие суды свои судебные акты в соответствии с общим подходом или поперек него. Причем, по моему опыту и опыту коллег, ВС РФ безразлично игнорирование и любых правовых позиций самого Верховного Суда РФ, и определений коллегий по конкретным делам, и обзоров практики (ежеквартальных), и постановлений пленумов ВС РФ. Даже если нижестоящий суд откровенно проигнорировал все это, вероятность отмены его решения исчезающе мала.

Чтобы вас не утомлять теорией и статистикой, — теперь, как в анекдоте, «слайды».

Мне лично особенно интересно смотреть на судебную практику применительно к процессу. АПК РФ все же более стабилен, чем материальное законодательство, и он точно один на всю страну. Ну, и исторически я слежу за судебной практикой применительно к обязательному претензионному порядку (ч. 5 ст. 4 АПК РФ), так что примеры будут об этом.

Так, на практике возник вопрос, необходимо ли направлять отдельную претензию по требованию о взыскании неустойки (пени) или процентов по ст. 395 ГК РФ, если в отдельном производстве взыскиваются только пени (проценты), а основной долг просужен ранее в отдельном деле. На эту тему дано четкое разъяснение в абз. 2 п. 43 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 №7: «если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, взыскиваемых на основании статьи 395 ГК РФ» — и вроде бы вопрос должен быть закрыт, но судебная практика у нас богаче теории.

Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 13 марта 2018 года по делу №09АП-66045/2017 истолковал данное разъяснение ВС РФ своеобразно, ограничительно, придя к выводу, что оно «относится [только] к случаю одновременного предъявления требований о взыскании суммы долга и суммы процентов». По мнению апелляционного суда, «претензия, направленная в рамках иного судебного дела, рассмотренного по существу, не может распространять свое действие на все возможные исковые требования ответчика, которые могут быть заявлены в дальнейшем». Соответственно, «обращаясь с самостоятельным заявлением о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ, истец должен принять отдельные меры по соблюдению претензионного порядка». Руководствуясь такой позицией, апелляция решение арбитражного суда первой инстанции отменила и (несмотря на наличие в деле претензии по основному долгу) — оставила иск без рассмотрения.

Причем за неделю до этого тот же самый Девятый арбитражный суд сформулировал по подобной ситуации абсолютно иную позицию. Рассматривая другое дело по аналогичной ситуации, когда основной долг (с соблюдением претензионного порядка) был взыскан в рамках другого дела, а в данном деле взыскиваются исключительно проценты по ст. 395 ГК РФ, апелляционный суд указал: «поскольку подан иск о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ, в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства, в отношении которого имеется вступившее в законную силу судебное решение, то у суда первой инстанции не имелось оснований для вывода о несоблюдении истцом претензионного порядка и возвращении искового заявления» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2018 года по делу №А40-23151/18, в кассационном порядке пока не обжаловано).

Для понимания: это один и тот же Девятый арбитражный апелляционный суд, судебные акты вынесены с разницей в неделю, 6 и 13 марта 2018 года.

Ладно, это апелляция, но может быть выше, в кассации, у нас торжество единообразия?

Часть 5 ст. 4 АПК РФ, несмотря на то что содержит достаточно разумное по существу правило, писалась явно не процессуалистами. По крайней мере, разработчики законопроекта не сочли необходимым сформулировать какие-либо переходные положения о действии нормы во времени. В связи с этим на практике возник вопрос, как новая редакция ч. 5 ст. 4 АПК РФ действует во времени  применительно к ситуации, когда иск подан в период действия «старой» редакции, предусматривающей обязательный претензионный порядок для искового требования, а вопрос об оставлении иска без рассмотрения разрешается арбитражным судом после 12 июля 2017 года, когда направление претензии уже не обязательно?

Понятно, что судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время совершения... отдельного процессуального действия (ч. 4 ст. 3 АПК РФ), но вопрос о том, законодательством на момент совершения какого именно процессуального действия (подачи иска или решения вопроса о его принятии/возврате) необходимо руководствоваться, законодатель оставил без внятного ответа.

В одном из дел иск о признании договора недействительным был подан 17 апреля 2017 года, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора по такому требованию было обязательным. До рассмотрения иска дело дошло уже в июле 2017 года (Москва...), 19 июля 2017 года, уже после «отмены» обязательного претензионного порядка по такому требованию, ответчики заявили о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, арбитражный суд первой инстанции согласился с ними, и определением Арбитражного суда Московской области от 24 августа 2017 года по делу №А41-30231/2017 исковое заявление было оставлено без рассмотрения. Отменяя определение Арбитражного суда Московской области от 24 августа 2017 года, суд апелляционной инстанции исходил из того, что на момент вынесения этого определения федеральным законодательством требование об обязательном соблюдении претензионного (досудебного) порядка по искам о признании недействительным договора — уже установлено не было.

С позицией апелляционного суда согласился и Арбитражный суд Московского округа, добавив от себя, что «в данном конкретном случае исправить обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения стало невозможно», поскольку обязательное соблюдение досудебного порядка урегулирования спора о признании недействительной сделки и применении последствий ее недействительности уже не требуется (постановление Арбитражного суда Московского округа от 29 января 2018 г. №Ф05-20728/17 по делу №А41-30231/2017). Председательствующий — судья Петрова Е.А., судьи Краснова С.В. и Нечаев С.В.

Все бы хорошо, но за полтора месяца до этого тот же самый Арбитражный суд Московского округа в аналогичной ситуации занял прямо противоположную позицию. Истец обратился в арбитражный суд 30 июня 2017 года с иском о признании сделок недействительными и о применении последствий их недействительности. То есть иск был подан в период действия «старой» редакции, когда претензионный порядок для искового требования был обязателен. А разрешался вопрос о соблюдении претензионного порядка 13 июля 2017 года — по иронии, на следующий день после отмены обязательного претензионного порядка по данным требованиям. Определением Арбитражного суда города Москвы от 13 июля 2017 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 сентября 2017 года, исковое заявление было возвращено заявителю. В этом деле Арбитражный суд Московского округа согласился с нижестоящими судами и посчитал обязательный претензионный порядок несоблюденным (постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2017 г. №Ф05-19255/17 по делу №А40-124347/2017). И невозможность «в данном конкретном случае исправить обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения», кассационный суд почему-то не смутила.

А знаете, кто был в составе в этом деле? Председательствующий — судья Петрова Е.А., судьи Краснова С.В. и Нечаев С.В.

Собственно, к чему я это все пишу. Предлагаю закрыть тему единообразия судебной практики в России. Ее не было, нет и не будет.

Источник: заметка Романа Речкина, ИНТЕЛЛЕКТ-С, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коммерческие споры, корпоративные споры, налоговые споры, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости, трудовые споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности