Мы в соцсетях
print

Можно ли считать COVID-19 форс-мажором?

Роман Речкин: «Коронавирус — не повод кричать на каждом углу: у меня форс-мажор, я платить не буду».

«Эпидемии у нас случаются регулярно, и это нельзя назвать обстоятельством непреодолимой силы». В каком случае нынешнюю ситуацию можно считать форс-мажором, разбираемся с Романом Речкиным, старшим партнером юридической фирмы INTELLECT.

Пандемия коронавируса и последовавшие от правительств разных стран меры для ее предотвращения привели к практически полной остановке международного авиасообщения и зарубежного туризма. Пострадали и другие секторы бизнеса: гостиничный, грузовые и пассажирские перевозки, концертная и выставочная деятельность и т.д. Доходы бизнеса уменьшаются, как и зарплаты людей. Можно ли случившуюся ситуацию считать обстоятельствами непреодолимой силы и какие вообще преференции дает форс-мажор, — рассуждает Роман Речкин.

— Любой из вас встречал в договорах — касались ли они бизнеса или это был, допустим, потребительский кредитный договор, — раздел «форс-мажор». Как правило, туда вписывается всё — от цунами до ядерной войны. Во многих договорах туда же включается и строчка о том, что форс-мажорным может стать решение госорганов.

Сегодня, когда мир из-за эпидемии стремительно изменился, вопрос о том, что считать форс-мажором, стоит особенно остро. «У меня кредит, я из-за коронавируса потерял бизнес, мой доход уменьшился — у меня форс-мажор, обнулите мне кредит», — такие мысли сейчас в голове у многих.

Давайте разберемся, что же такое форс-мажор на самом деле.

С точки зрения и права, и русского языка форс-мажором называются обстоятельства непреодолимой силы, которые мешают выполнению обязательств. Есть два существенных признака:

  • чрезвычайность — возникновение ситуации нельзя было предусмотреть при заключении договора;
  • непреодолимость — выполнение контракта, частично или полностью, невозможно одной или всеми сторонами по независящим от них причинам.

То есть такие обстоятельства нельзя было предвидеть и их невозможно предотвратить.

Классический пример — резкое изменение валютного курса. Доллар взлетел. Все стало стоить дороже. Бизнес терпит убытки. Можно не платить кредит? Конечно, нельзя. Потому что изменения валютного курса — это не форс-мажор. Это обстоятельство можно — и нужно — предусматривать, когда ты берешь кредит.

С эпидемиями ровно такая же ситуация. Коронавирус — далеко не первая эпидемия за последние годы. Были у нас атипичная пневмония, птичий грипп, свиной... А еще есть ВИЧ, туберкулез и прочее — медики также называют ситуацию с этими болезнями эпидемией. Так что случаются такие вещи регулярно, поэтому эпидемию нельзя назвать обстоятельством непреодолимой силы. И коронавирус — вовсе не повод кричать на всех углах: «У меня форс-мажор, поэтому я не буду платить по кредиту».

Но следует разделять эпидемию как заболевание и меры, которые предпринимает государство сегодня, чтобы не допустить распространения болезни. Отмена мероприятий с численностью более 50 человек, закрытие границ, карантин — вот это может существенно влиять на гражданский оборот. Здесь уже может идти речь о возникновении каких-то форс-мажорных обстоятельств. Но и при этом надо учитывать две вещи.

Первая — форс-мажор не освобождает от всех обязательств. Применение этого пункта договора дает только одно: сторона, нарушившая договор вследствие обстоятельств непреодолимой силы, не несет дополнительной ответственности за неисполнение контракта.

Переведу на русский. Условно — взял человек кредит. Он обязан банку отдавать в определенные даты определенную сумму. Допустим, возник какой-то форс-мажор, человек не смог внести деньги. Это не значит, что он теперь не должен возвращать долг банку. Просто кредитная организация не может наложить на него пени или штрафы, равно как не может потребовать вернуть всю сумму сразу или, скажем, пересмотреть процент по кредиту.

Второй принципиальный момент — форс-мажорные обстоятельства не устанавливаются автоматически для всех. Это делается применительно к каждому договору и требует доказательств. По сути, в бытовом плане, для обычных потребителей, вся эта ситуация с пандемией, закрытием границ, карантинами вряд ли может считаться форс-мажором. Сокращение на работе, увольнение, снижение дохода — это всё вещи, которые можно предусмотреть, когда берешь кредит.

В случае с бизнесом ситуации могут быть разными. Возьмем пример из наиболее пострадавшего сектора — туристического бизнеса. Допустим, какая-то компания зарабатывает на том, что проводит экскурсии по Колизею. Но пандемия поставила крест на этом деле: туристов нет, проводить экскурсии некому. Вряд ли можно было предусмотреть, что власти закроют границы и ограничат въезд людей на территорию страны. Потому что, повторюсь, эпидемии в мире случались, но такие меры — закрытие границ, полное прекращение авиасообщения — беспрецедентны.

То же касается гостиничного бизнеса: мероприятия отменяются, число приезжающих уменьшилось в разы — оказывать услугу некому.

Должна быть прямая связь между запретительными мерами и вашими обязательствами: вы не выполняете контракт не потому, что не хотите или вам затруднительно, — у вас реально исчезла возможность это делать.

Скажу еще немного о туристическом бизнесе — в этом сегменте сегодня самая непростая ситуация. По сути, любой потребитель может сегодня пойти в турагентство и потребовать деньги, которые он отдал за организацию своего отдыха, но так и не смог воспользоваться услугой. И в России закон полностью на стороне потребителя, у него по сравнению с бизнесом очень льготные условия. Человек может отказаться от услуги в любой момент до начала ее оказания и потребовать свои деньги. Причина может быть какая угодно — просто передумал. Скажем, в случае с авиаперевозками даже уже после регистрации, стоя на трапе самолета, клиент может сказать: «Мне страшно, я не хочу лететь, верните деньги».

И компания должна вернуть полную стоимость услуги — за исключением расходов, которые она фактически понесла по этому договору. Скажем, если турагент уже оплатил отелю за проживание этого человека, заплатил авиакомпании за перелет, транспортной фирме — за организацию трансфера, эти средства вычитаются из суммы возврата. Конечно, при условии, что все оплаты подтвеждены документально. Причем потребитель еще может поторговаться: принимать ли документы. Если, допустим, 20 числа он заявил, что расторгает договор и не полетит в условную Прагу, а ему туркомпания показывает счет об оплате номера от 21-го числа — это повод не рассматривать такой платеж как фактически понесенные по договору расходы. Для компании стоп-линия — момент, когда она получила извещение об отказе от договора.

Для турбизнеса, конечно, эта эпидемия станет проверкой на прочность. Рынок ждет череда банкротств — и даже форс-мажор тут вряд ли поможет. Зато потребители могут быть практически спокойны: туристическая деятельность страхуется. Они смогут вернуть деньги — вопрос только в сроках.

Материал подготовлен на основе программы «Линия защиты» на радиостанции «Город FM» с участием Романа Речкина.

Источник: издание «Деловой квартал»

Пандемия коронавируса как форс-мажор

Роман Речкин, старший партнер INTELLECT, в программе «Линия защиты» на радиостанции «Город FM». Запись прямого эфира от 20.03.2020 г.

COVID-19, банковское право, договорное право, коммерческое право, юридические консультации

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности