Мы в соцсетях

RU   EN

print

Арбитражные споры: количество vs качество

Опубликована статистика деятельности арбитражных судов за первое полугодие 2018 г.

Роман Речкин: «Количество дел по наиболее сложным категориям споров (налоговые и корпоративные) снижается, за исключением споров о банкротстве.»

13.12.2018 | Адвокатская газета | Елена Зубова

Эксперты «АГ» единогласно отметили рост количества исковых заявлений, поставив под сомнение качество выносимых судебных актов. Пристальное внимание они уделили спорам по делам о банкротстве, заключив, что суды захлестнуло волной заявлений в отношении граждан.

Судебный департамент при Верховном Суде РФ опубликовал сводные статистические сведения о деятельности федеральных арбитражных судов за первое полугодие 2018 г.

Первая инстанция

За рассматриваемый период в первую инстанцию поступило чуть больше миллиона дел, и почти 100% из них завершились рассмотрением. По сравнению со статистикой прошлого года количество заявлений выросло почти на 130 тыс. При этом процент рассмотрений не изменился.

Ирина Оникиенко, партнер Capital Legal Services, член Совета ФПА РФ, предположила, что с учетом статистических данных за 2017 г. в текущем году количество дел вряд ли превысит 2 млн. Она отметила тенденцию к постоянному, хоть и небольшому увеличению обращений в суд на протяжении последних нескольких лет: «Острым остается вопрос о качестве выносимых судами решений. Нагрузка на судей растет значительно быстрее, чем штат».

С ней согласился адвокат практики разрешения споров и медиации юридической фирмы ART DE LEX Аслан Тибилов, который также отметил негативную направленность увеличивающейся из года в год судебной нагрузки.

«Каким образом следует разрешать данную проблему – вопрос остродискуссионный. Именно данные статистики послужили обоснованием для предложенных Верховным Судом РФ поправок в основные процессуальные кодексы. Этими поправками могло быть отменено обязательное изложение судами мотивировочной части судебных актов по основной массе споров: предполагалось, что в полном объеме решения и другие акты будут изготавливаться только по отдельному запросу лиц, участвующих в деле. Однако при рассмотрении законопроекта Государственной Думой предложения были отклонены», – подчеркнул адвокат.

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Адвокатской газеты»:

В любом случае рост общего количества дел в арбитражных судах хоть и стабилен, но относительно незначителен.

Роман Речкин, старший партнер, руководитель группы практик Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, полагает, что рост числа исковых заявлений в основном количественный, а не качественный и складывается в значительной степени за счет увеличения количества заявлений о выдаче судебного приказа, то есть по самым простым делам, когда арбитражный суд не проводит судебное заседание и не выносит мотивированный судебный акт: «Количество дел по наиболее сложным категориям споров (налоговые и корпоративные) последовательно снижается, за исключением споров о банкротстве. В любом случае рост общего количества дел в арбитражных судах хоть и стабилен, но относительно незначителен».

Интересно, что заявлений о банкротстве поступило лишь 4% от общего числа (41 221 заявление). Этот показатель на третьем месте после споров, возникающих из гражданских, а также из административных и иных публичных правоотношений.

Ирина Оникиенко, партнер Capital Legal Services, член Совета ФПА РФ: С 2013 г. количество дел по банкротству увеличилось в 4 раза, а в этом году выросло еще на 30% по сравнению с прошлым, и такой рост, скорее всего, сохранится. Экономическая нестабильность, кризис в банковском секторе, борьба с «однодневками», повышение ответственности генеральных директоров компаний, а также прессинг уголовного преследования предпринимателей – вот набор факторов, влияющих на увеличение банкротств.

Аслан Тибилов согласен с коллегой: категория банкротных споров только увеличивается, причем как количественно, так и в процентном отношении к общему количеству дел. По мнению эксперта, статистика показывает, что стремление законодателя уменьшить количество банкротных споров, например путем ужесточения субсидиарной ответственности контролирующих лиц, пока разве что сдерживает более высокие темпы роста числа подаваемых заявлений о банкротстве.

Из всего рассмотренного массива споров только в 1,5% случаев (или 14 525 делах) стороны пришли к заключению мирового соглашения. При этом число отказов от иска больше – 7% (или 61 543 дела).

Ирина Оникиенко предложила смотреть на показатели в совокупности. Она пришла к выводу, что в целом больше 8% дел заканчиваются урегулированием спора сторонами, поскольку отказ от иска, как правило, заявляется в случае добровольного удовлетворения требований заявителя: в ситуации, когда у должника была возможность погасить задолженность, однако он сделал это лишь после того, как против него было инициировано исковое производство.

Эксперт указала, что в собственной практике ей тоже нечасто удается добиться заключения мирового соглашения: «Из сотни дел примерно одно закачивается мировым. Все споры наши клиенты стараются урегулировать вне суда, а уж если суда не избежать, то отказ от иска возможен только при полной выплате задолженности».

Аслан Тибилов отметил, что такое процентное соотношение не должно вызывать удивление. По его мнению, с введением обязательного досудебного порядка по подавляющей категории дел в суд, как правило, передаются только те споры, стороны которых не сумели урегулировать свои отношения путем переговоров.

«Иногда иски подаются как способ дополнительного давления на должника. Если должник добросовестный и намерен платить, то ему выгоднее погасить задолженность без дополнительных санкций в виде стоимости госпошлины и возмещения расходов на представителей», – пояснил адвокат.

Из общегражданских споров наиболее распространены споры с применением законодательства о земле, налогового законодательства. Много споров из внедоговорных обязательств. Самый популярный «договорный состав» – купля-продажа. А вот споров о признании договоров недействительными небольшое количество – всего 2780 дел.

Аслан Тибилов отметил, что перечисленные споры традиционно находятся в «топе» общего количества дел. Эксперт считает, что это обусловлено, во-первых, распространенностью указанного рода правоотношений в обороте, во-вторых, отсутствием обязательного досудебного порядка по данной категории споров.

Ирина Оникиенко, партнер Capital Legal Services, член Совета ФПА РФ: Данные по спорам в сфере налогов косвенно указывают на проблемы нарушенного баланса интересов государства и частного бизнеса. По мнению клиентов по делам с участием государственных органов, суд перестает быть местом для дискуссии, поэтому обращение в судебную инстанцию в случае таких споров они считают все менее эффективным и целесообразным способом решения проблемы.

Ирина Оникиенко обратила внимание на данные по административным спорам с участием государства, указав, что суды встают на сторону последнего. Например, удовлетворенным оказывается лишь каждый 8-й иск об оспаривании решения налоговых органов о взыскании обязательных платежей. При этом суммы требований снижаются в четыре раза.

«Почти не стало дел по оспариванию отказа в возмещении НДС (всего 160), и понятно, почему: даже если суд и соглашается с налогоплательщиком, он снижает сумму требований в среднем в 10 раз. Таким образом, по стране за 6 месяцев через суд было возмещено НДС на 4 630 000 руб.

Вернуть из бюджета излишне уплаченное и взысканное удалось всего в 95 случаях, а требуемая сумма была снижена в 20 раз. Лишь 6 налогоплательщиков смогли доказать в суде, что действиями налоговых органов им причинены убытки, но размеры убытков снижены судами в среднем в 22 раза», – пояснила эксперт.

Подчеркнем, что из всей суммы заявленных требований суды взыскали лишь 25%.

Ирина Оникиенко обратила внимание на этот показатель, заключив, что в среднем суды в четыре раза снижают исковые требования.

Аслан Тибилов, адвокат практики разрешения споров и медиации юридической фирмы ART DE LEX: Показатель количества удовлетворенных исковых требований от общего числа предъявленных, который равен примерно 25%, катастрофически мал, по мнению многих юристов. Невысокие цифры говорят о том, что судебная нагрузка в основном состоит из безосновательных исков. Решение этой проблемы видится в увеличении стоимости правосудия: в повышении размеров госпошлин, установлении более прогрессивного подхода к вопросу о взыскании с проигравшей стороны расходов на оплату услуг представителя.

Апелляция

За полгода в апелляционную инстанцию поступило 20% жалоб от общего числа рассмотренных в первой инстанции дел.

Роман Речкин считает, что такой процент не должен удивлять, поскольку из всех рассмотренных арбитражными судами дел большая часть (более 60%) – это договорные споры, связанные с неисполнением договорных обязательств: «Оспаривание решения суда из серии "поставили – не оплатили" обычно бессмысленно».

Эксперт отметил, что количество апелляционных жалоб практически не меняется даже в абсолютных цифрах.

Из поступившего массива жалоб суды рассмотрели почти 83%. При этом отменено или изменено было чуть больше 21 тыс. судебных актов, то есть лишь 14% от общего количества.

Роман Речкин утверждает, что это «средняя температура по больнице», то есть цифра сама по себе мало что говорит: «В нее входят как дела по налоговым спорам, решения по которым вынесены "против бюджета" (которые отменяются, к сожалению, относительно часто), так и дела по договорным спорам из серии "поставили – не оплатили", в которых апелляция подается, как правило, исключительно в целях оттянуть момент выдачи исполнительного листа».

Самым популярным основанием для отмены стало неполное выяснение или недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела. На втором месте с очень близким показателем – несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

Эксперт полагает указанные основания расплывчатыми и, как правило, пересекающимися. По его мнению, самое эффективное основание, которое может привести к отмене или изменению судебного акта на практике, – это наличие преюдициального судебного акта по иному делу.

Интересен еще один показатель: по новым обстоятельствам рассмотрено всего 49 дел, из них удовлетворено 17: только 2 на основании позиции Конституционного Суда и ни одного на основании позиции ВС.

Роман Речкин, старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С: Во-первых, сам ВС РФ считает, что его судебные коллегии рассматривают дела по конкретным спорам, а не формируют общеобязательную практику. Поэтому определение коллегии ВС РФ – это оценка судом обстоятельств конкретного дела и не более.

Во-вторых, необходимо учитывать, что обеспечение единообразия судебной практики, к сожалению, не является приоритетной целью Верховного Суда, никаких действенных мер суд для этого не принимает. Для пересмотра в ВС РФ в кассационном порядке не передаются в том числе дела, в которых нижестоящие суды откровенно игнорируют даже постановления Пленума, которые формально для нижестоящих судов обязательны.

Кассация

Для рассмотрения в кассационную инстанцию поступило лишь 6% от общего числа рассмотренных в первой инстанции дел и 32% от обжалованных в апелляции.

Роман Речкин оценил показатели положительно, указав, что количество подаваемых кассационных жалоб должно быть минимальным, поскольку кассационный суд не устанавливает и не оценивает фактические обстоятельства, а проверяет только правильность применения закона: «Спор по существу уже разрешен арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, кассация нужна только в случае, если есть спор о применении закона, включая спор о толковании норм права. Таких дел относительно немного, и это нормально».

Из поступившего числа жалоб суды рассмотрели 83%. При этом отменено 22% судебных актов, изменено – 1,2%.

Роман Речкин отметил, что процент отмененных и измененных судебных актов практически не отличается от процента отмен в апелляции. Это значит, что вероятность отмены судебных актов в кассации статистически такая же, как и в апелляции. Таким образом, впечатление, что процент отмен в кассации выше, – обманчивое и возникает из-за того, что в абсолютных цифрах в кассацию обжалуется существенно меньше судебных актов.

Роман Речкин, старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С: Ситуация не меняется, Московский округ был и остается самым загруженным судебным округом, который рассматривает примерно 15% всех дел, рассматриваемых в России.

Количество дел, рассмотренных кассационными судами, достаточно четко соответствует уровню деловой активности в соответствующем регионе. На этот уровень не влияют никакие ТОРы (территории опережающего развития), СЭЗы (свободные экономические зоны) и САРы (специальные административные районы).

Необходимо отметить, что рекордсменами по количеству отмен стали арбитражные суды Московского, Северо-Западного и Северо-Кавказского округов.

Роман Речкин считает, что эти данные не позволяют спрогнозировать вероятность отмены судебных актов по конкретному делу, это зависит от десятков факторов, как объективных (категория спора, общая загруженность судебного состава), так и субъективных (вплоть до настроения председательствующего).

Первая инстанция в банкротстве

Как было отмечено выше, всего о банкротстве в первую инстанцию поступило 41 221 заявление, что составляет 4% от общего числа. Из общего количества поступивших заявлений было рассмотрено лишь 66%.

Кирилл Горбатов, партнер АБ «Юрлов и Партнеры», руководитель практики «Банкротство», считает, что суды с имеющимся в их распоряжении ресурсом просто не успевают перерабатывать вал заявлений о банкротстве, который наблюдается в настоящее время.

Алексей Леонов, арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих», полагает необходимым обратить внимание на то, что 12% заявлений от общего количества по разным причинам вообще не были приняты судом к производству. Это свидетельствует о недостаточном качестве подготавливаемых материалов.

Согласно статистике количество дел, по которым введена процедура «финансового оздоровления», ничтожно мало – 13 случаев. Кирилл Горбатов считает, что эта процедура находится в состоянии забвения, она плохо разработана на законодательном уровне и экономически невыгодна для заинтересованных в ней лиц.

«В самом общем виде процедура состоит в том, что учредители компании либо третьи лица должны взять на себя личные обязательства по погашению требований кредиторов компании, при этом предоставив график погашения задолженности и обеспечение своих обязательств. Очевидно, что если бы у учредителей были соответствующие возможности и желание погасить долг за компанию перед всеми кредиторами, то они бы не дожидались банкротства предприятия», – пояснил эксперт.

Алексей Леонов, арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих»: Любой специалист в сфере банкротства подтвердит, что появившаяся в Законе о банкротстве процедура «финансового оздоровления» – абсолютно нерабочая. Каких-либо экономических либо юридических стимулов для реального применения данной процедуры в законе не предусмотрено. Именно поэтому она так редко применяется.

Алексей Леонов обращает внимание на относительно высокий процент удовлетворения заявлений о принятии обеспечительных мер в делах о банкротстве – 55%. Этот показатель выше, чем в общеисковых производствах.

Самым популярным основанием для окончания процедуры банкротства стало завершение реализации имущества (46%), на втором месте – прекращение производства по делу (33%).

Алексей Леонов отметил, что юридические лица обращаются в суд с заявлением о своем банкротстве более чем в 10 раз реже, чем их кредиторы, в то время как несвоевременное обращение в суд с заявлениями о банкротстве неплатежеспособных юридических лиц может повлечь субсидиарную ответственность контролирующих лиц. Это свидетельствует о том, что далеко не все руководители неплатежеспособных юридических лиц осознают возможные риски от подобного промедления, а потому не обращаются в суды с соответствующими заявлениями.

«Средний срок "жизни" дела о банкротстве юридического лица – от 1 года до 3 лет. Эти цифры говорят о среднем сроке возможного ожидания для кредиторов удовлетворения их долга (конечно, при наличии соответствующих активов у должника)», – заключил эксперт.

Большинство из поступивших в суд заявлений – в отношении граждан. Причем подают такие заявления, скорее, сами должники – 17 188 случаев.

Алексей Леонов уверен, что статистика свидетельствует об эффективности института банкротства граждан: «Граждане поверили, что, обратившись в суд с заявлением о своем банкротстве, можно освободиться от груза долгов и начать новую жизнь. Этому также способствует расцветший рынок юридических услуг, оказывающий содействие гражданам в этом вопросе».

Кирилл Горбатов, партнер АБ «Юрлов и Партнеры», руководитель практики «Банкротство»: Арбитражные суды захлестнуло волной заявлений должников о признании несостоятельных граждан банкротами. Вместе с тем еще в 2015 г. суды готовились столкнуться с совершенно иным объемом заявлений в отношении граждан, общее число которых по разным оценкам должно было составить от 400 тыс. до 700 тыс. единиц при 8 млн несостоятельных граждан ориентировочно.

При этом в связи с реструктуризацией долгов гражданина окончено лишь 0,09% дел.

Кирилл Горбатов пояснил, что процедура реструктуризации долгов интересна гражданам, которые имеют источник дохода и желают погасить задолженность за счет ожидаемой прибыли, а не продажи личного имущества. Кроме того, неблагоприятные последствия для признанных банкротами граждан не будут применены.

Реструктуризация долгов производится в соответствии с утвержденным судом планом реструктуризации. Если предлагаемый план не нашел поддержки среди кредиторов, суд вправе утвердить его лишь при соблюдении следующих условий (в банкротном праве США ситуация называется «cramdown»): обеспеченные залогом обязательства должны быть удовлетворены полностью, а иные – не менее чем на 50% при дополнительном условии о том, что будет погашено больше, чем при немедленной реализации имущества и распределении среднемесячного дохода должника за 6 месяцев.

Эксперт рассказал, что зарубежные правопорядки, где давно практикуется банкротство граждан, содержат достаточно лояльное требование: план реструктуризации будет утвержден судом, если он обоснованно предполагает лучшее удовлетворение требований кредиторов, чем то, которое будет произведено при реализации имущества.

«Существование в России более жестких рамок представляется излишне строгим, когда кредитные организации не готовы предоставить более гибкие условия погашения задолженности. Кредиторы в большинстве случаев хотят получить удовлетворение требований как можно скорее, оставаясь безразличными к возможности должника сохранить свое имущество и репутацию. В таких условиях число примененных реабилитационных мер не только находится на низком уровне, но даже уменьшается», – полагает он.

Алексей Леонов утверждает, что граждане обращаются в суд с заявлением о банкротстве в первую очередь для того, чтобы освободиться от долгов, они не преследуют цель реально погасить задолженность перед своими кредиторами: «Статистика показывает, что по итогам процедур банкротства граждан кредиторы, как правило, получают крайне мало либо даже совсем ничего. Большое количество фактов прекращения судами производств по делам о банкротстве в связи с недостаточностью денежных средств на проведение процедуры этому подтверждение – кредиторы отказываются финансировать заведомо бесперспективные для них процедуры банкротства».

Эксперт пояснил, что заявителями по делам о банкротстве в большинстве случае являются кредиторы с суммами требований от 500 тыс. до 3 млн руб. Это говорит о том, что для кредиторов с меньшей суммой долга использование процедур банкротства экономически неоправданно.

При этом процент завершения реализации имущества гражданина и неприменение правил об освобождении его от исполнения обязательств – всего около 2%.

По мнению Алексея Леонова, это говорит о том, что с высокой вероятностью по итогам процедуры банкротства гражданин освободится от долгов.

Споры по поводу интеллектуальных прав

Суду по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции подсудны четыре категории споров: 1) об оспаривании нормативных правовых актов; 2) о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации; 3) о возмещении вреда; 4) о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

За первое полугодие 2018 г. в первую инстанцию поступило 404 заявления, рассмотрено 78% из них.

Наталья Спиридонова, консультант отдела законодательства об интеллектуальных правах ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ обратила внимание на то, что в данный период СИП не рассмотрел ни одного дела из первой категории дел, подсудных ему как суду первой инстанции: ни один нормативно-правовой акт не обжаловался.

Основной массив дел, рассмотренных СИП по первой инстанции, – дела об оспаривании ненормативных правовых актов Роспатента, причем, как правило, именно в отношении средств индивидуализации. Для сравнения, почти в два раза меньше рассмотрено аналогичных дел, которые касаются предоставления правовой охраны изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам. Вместе с тем существенным остается и число споров о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, оставаясь на втором месте после споров об оспаривании решений Роспатента: в течение анализируемого периода СИП рассмотрел 116 соответствующих дел.

Наталья Спиридонова, консультант отдела законодательства об интеллектуальных правах ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ: О возмещении вреда, причиненного федеральными органами исполнительной власти, было рассмотрено всего одно дело, и стоит обратить внимание на то, что в удовлетворении требований истцу было отказано. Такой показатель демонстрирует общее недоверие оборота к возможностям восстановления своих прав, нарушенных государственными органами.

В качестве суда кассационной инстанции Суду по интеллектуальным правам подсудны (1) дела, рассмотренные им по первой инстанции, а также (2) дела о защите интеллектуальных прав, рассмотренные арбитражными судами субъектов Российской Федерации по первой инстанции, арбитражными апелляционными судами.

За первое полугодие 2018 г. в СИП поступило 833 кассационных жалобы, к производству принято 83% из них. При этом суд рассмотрел лишь 158 дел, отменив 31 судебный акт.

«Структура распределения категорий споров в рамках обжалуемых решений в целом аналогична структуре споров по делам, рассматриваемым СИП в качестве суда первой инстанции: лидируют также споры о признании недействительными решений о предоставлении или об отказе в предоставлении охраны товарным знакам, на втором месте вновь оказываются споры об оспаривании решений Роспатента о выдаче патента или об отказе в его выдаче. При этом наиболее частые основания отмены или изменения обжалуемых судебных актов – неправильное применение норм материального или (реже) процессуального права», – отметила эксперт.

Наталья Спиридонова также обратила внимание на статистику, касающуюся исполнительного производства: из выданных взыскателям 118 исполнительных листов возвращен в связи с исполнением всего 1 лист. «Хотя такие цифры могут быть обусловлены тем, что исполнительное производство по большинству дел не успело завершиться на момент составления статистического обобщения, в значительной мере это все же свидетельствует о небольшой эффективности исполнительных процедур в целом», – заключила эксперт.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство, интеллектуальная собственность, корпоративное право, корпоративные споры, налоговое право, налоговые споры, споры по интеллектуальной собственности

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности