Мы в соцсетях
print

Спасение тех, кого можно спасти

Принципы военно-полевой хирургии как правно-политическое основание гражданского противокоронавирусного законодательства.

Проводили в Zoom'e со студентами заседание студенческого научного кружка. Выступали с докладами по влиянию коронавируса на гражданские отношения. И в ходе обсуждения возникла мысль, что при выборе того, на кого возложить экономические последствия эпидемии и всего, что за ней последовало, наш законодатель, вероятно, руководствуется тем, чье разорение менее значимо в макроэкономическом плане.

Посмотрим на аренду: ст.19 Закона 98-ФЗ явно сформулирована в пользу арендаторов. Им предоставляется право на отсрочку и снижение арендной платы. В новом законопроекте – еще и на продление действия договора или на одностронний отказ от него без санкций. Делается это все, естественно, за счет арендодателей (если публичных арендодателей – признаемся  нам совсем не жалко, то частные-то тут страдают безо всякой своей вины). Почему спасают арендаторов за счет арендодателей?

А давайте посмотрим, что будет, если арендаторы разорятся (все вот эти многочисленные рестораны, парикмахерские, фитнесы и т.п.), а они вполне могут разориться, если арендодатели будут настаивать на продолжении внесения арендных платежей в прежнем объеме, да еще и реализовывать свое право удержания. Сами эти арендаторы, их работники и семьи пополнят ряды безработных, хотя кто-то, конечно, и найдет себе место у других работодателей. Минус поступлений в бюджет от НДФЛ, УСН и прочих налогов с них. Кроме того, меньше арендаторов на рынке меньше спрос ниже цена аренды после того, как это все закончится (ну, во всяком случае Адам Смит так учил). И далеко не факт, что арендодатели смогут получить свое, ведь если арендатор свалится в банкротство, то и взять с него будет нечего.

Если же разоряется арендодатель, это, конечно, также печально, также может привести к потере рабочих мест и т.п. И это вполне реально с учетом того, что арендаторы закредитованы по самое не могу, причем кредиты зачастую взяты на строительство или приспособление, ремонт тех же самых объектов недвижимости, которые арендуются. Но и вот здесь начинается отличие их кредиты как правило обеспечени залогом той самой недвижимости, которую они сдают в аренду. Исчезнут ли они куда-то? Ничуть. Они по-прежнему будут сдаваться в аренду и даже, возможно, тем же арендаторам. Изменится их собственник это да, произойдет перераспределение имущества в пользу финансового капитала (который у нас в стране уже точно никто не тронет, пока не станет надо), но само имущество останется и останутся доходы, которые оно может приносить.

Получается, что макроэкономический ущерб от разорения арендодателей оказывается меньше, чем от разорения арендаторов. Поэтому государство считает возможным возложить убытки на арендодателей. По этой причине, кстати, умные арендодатели всё уже давно поняли сами и сами договариваются с арендаторами о предоставлении им скидок и отсрочек, даже когда законом это не предусмотрено.

Если верна гипотеза о том, что в основе законодательной политики лежат принципы военно-полевой хирургии, т.е. жесткая селекция и спасение тех, кого можно спасти, и оставление в покое тех, кто спасется сам и кого спасти вообще невозможно, то можно попытаться представить, какие решения будут приняты в других случаях.

Например, кого будет спасать государство авиакомпании или их пассажиров? Если государство заставит авиакомпании возвратить несостоявшимся пассажирам все суммы билетов за несостоявшиеся по разным причинам перелеты, то авиакомпании быстро разорятся. У них и без того огромные расходы (лизинговые платежи за самолеты хотя бы), а самолеты стоят на земле. Для пассажира же, как правило, деньги на билет это не последние деньги в жизни (речь не идет о том случае, когда пассажиры застряли где-то за рубежом и не могут вернуться домой из-за того, что деньги за билет им не возвращают, – тут уже должны вступать в действие другие принципы).

Или, по той же логике, приоритет должен быть отдан туристическим компаниям, а не их клиентам. Несколько сложнее вопрос о соотношении интересов банков и вкладчиков, ведь для последних деньги на вкладе – это действительно последнее, что есть.

Не уверен, что законодатель действительно руководствуется описанными принципами, но с внешней стороны выглядит именно так.

Источник: заметка Александра Латыева, INTELLECT, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

COVID-19, банковское право, коммерческое право, недвижимость

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
8 (800) 555-67-05

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности