Мы в соцсетях
print

Резьбу сорвало

Александр Латыев: "Такое ощущение, что в последнее время ритуализированное изображение внешней законности было с легкостью отринуто".

В условиях прямо-таки "идеального шторма", когда проблемы, вызванные распространением нового вируса, усугубляются в нашей стране "гениальным" решением выйти из нефтянной сделки и желанием подправить Конституцию, конечно, странно было бы ожидать вменяемости. Но все же даже в нашей стране всегда были какие-то рамки, связанные с элементарными приличиями, хотя бы с соблюдением ритуалов.

Но такое ощущение, что в последнее время вот это вот ритуализированное изображение внешней законности было с легкостью отринуто, что окружающими воспринимается уже практически как само собой разумеющееся.

Если с Конституцией хотя бы были соблюдены все необходимые ритуалы (и даже зачем-то напридумываны дополнительные, которые сами же себе и дали обоснование), то все, что происходит в связи с эпидемией, иначе как каким-то взрывом, с легкостью (и, видимо, для многих не без облегчения) снесшим тот налет ранее внешне соблюдавшихся и выступавших в роли хотя бы какого-то оправдания собственной цивилизованности норм поведения, не назвать.

И первыми здесь стали суды – казалось бы, одна из самых консервативных и приверженных ритуалам частей власти: сначала они с легкостью по аналогии выносили решения о принудительной изоляции тех, кто не желал самоизолироваться (хотя, наверное, это еще и лишний показатель несовершенства гл. 31 КАС), затем – и вовсе закрылись. Совместное постановление Президиумов ВС РФ и Совета судей РФ (как это вообще? совершенно разные же органы) взяло и – нет, не остановило осуществление государственной функции по отправлению правосудия (кстати, а есть ли у государства обязанность обеспечить наличие правосудия? можем ли мы вывести ее из Конституции?), но обставило ее такими условиями, которые прямо противоречат принципам процесса. Если с гражданскими делами (в широком смысле слова) временная остановка их рассмотрения, наверное, некритична и только лишь применительно к некоторым из них можно поставить вопрос о соблюдении разумных сроков рассмотрения дела, то в остальных случаях могут возникнуть проблемы. Например, п. 5 постановления (кстати, суды называют его №808, но, судя по месту этого номера в документе, это номер в Совете судей, а не в Президиуме ВС, при том, что решения Совета судей уж точно не могут иметь процессуального значения, а в Президиуме ВС, похоже, у этого документа номера и вовсе нет) предписывает ограничить доступ в суды лиц, не являющихся участниками судебных процессов. Между тем, некоторые дела продолжают рассматриваться: как быть с гласностью судебного разбирательства и правом любого человека присутствовать на слушании (если только заседание в установленном порядке не признано закрытым)? Разве не одна из важнейших гарантий общественного контроля за правосудием и через то – самого правосудия – нарушена?

Может, как раз привычка к соблюдению хотя бы внешних форм поведения (вообще, заметил, что в делах, где судья точно собирается вынести неправосудное решение, он обычно особенно старается соблюдать внешние формы процесса – всех выслушает, ни одной стадии заседания не пропустит... хотя это уже старая школа, судейская молодежь часто и на это плюет) привела к тому разнобою, который начался на следующий день: в одних судах заседания проводятся, в других нет... Но ничего, к 20 марта все разобрались. И началось: где-то суды хотят видеть ходатайства об отложении (а что, судья не знает, по какой причине к нему в зал заседаний не явились участники процесса или может посчитать причину неуважительной?), где-то, как у меня, приостановливают рассмотрение, как будто приостановление производства не рассматривалось всегда как настолько существенное вмешательство в процесс, что должно производиться только по прямо предусмотренным законом основаниям.

Уж если судебная власть так легко пренебрегла формальными правилами, чего ожидать от исполнительной? Президент своим указом вопреки ТК РФ вводит оплачиваемую неделю выходных? Who cares? (Тут должная быть другая фраза, но в русском языке она была бы нецензурной.) Запросто! Откуда должны работодатели брать деньги на это – тоже мало кого... трогает, скажем так. Руководитель субъекта федерации ограничивает перемещения? Все же для благой цели! Приостановка уплаты налогов и обязательных платежей только названа в устном выступлении Президента в телевизоре? Относимся к ней уже как к факту. (Примечательно, что даже в условиях официально самодержавной Российской Империи устные распоряжения Государя Императора с павловских времен за источник права не полагались.)

Видимо, не придется уже удивляться, если объявленные тем же Президентом изменения (впрочем, частично бессмысленные, как показал мой коллега Роман Речкин) в налоговом регулировании будут введены не со следующего налогового периода (т.е. с 2021 года), как того требует ст. 5 НК РФ, а задним числом. А иначе все, у кого есть новоналогооблагаемые активы, за это время успеют их перераспределить в другую сторону (кстати, интересно, насколько упала вчера цена ОФЗ и кто их подсуетился скупить?). Коли рубят голову – по волосам не плачут?

Источник: заметка Александра Латыева, INTELLECT, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

коммерческое право, налоговое право, трудовое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
8 (800) 555-67-05

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности