Мы в соцсетях
print

Налоги, или Как не поднять статью с пола – 3

Третий материал цикла статей об уголовных рисках для бизнеса посвящен налоговым преступлениям и «предпринимательскому» мошенничеству.

Уголовные дела бывают «обычными», а бывают заказными. С последними работать сложнее, но и в подобных ситуациях можно «отбиться».

Первый материал цикла был посвящен тому, как не поднять статью с пола за использование нелицензионного ПО. Второй — о последствиях коммерческого подкупа (ст. 204 и ст. 204.1 УК РФ).

Тема третьей публикации — ответственность за налоговые преступления и мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

Налоговые преступления

Не так давно налоговые преступления декриминализовали. Так, по самому распространенному уголовному составу, предусмотренному ст. 199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов, сборов, и/или страховых взносов») повысили сумму ущерба с 5 до 15 млн руб. за три финансовых года (крупный размер). Особо крупным размером признается сумма, превышающая 45 млн руб. за аналогичный период.

В то же время правоохранительные органы сосредоточили внимание на выявлении нарушений, предусмотренных статьей 199.2. УК РФ — «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов».

У предпринимателей нередко есть долги по налогам. Они об этом знают и помнят, но еще у них арендные платежи, выплата зарплат сотрудникам, расходы на закупку материалов. И они действуют по принципу: сейчас залатаем дыры здесь, а потом погасим долги по налогам. Но бизнес бизнесом, а налоги следует платить в первую очередь — такова позиция государства.

Представим ситуацию: налоговая заблокировала счет компании за долги, по сути, парализовав ее деятельность. Руководитель ищет выход и предлагает контрагентам перечислять деньги за товары или услуги на другой счет либо счет другой организации. Действуя таким образом, он совершает преступление, предусмотренное статьей 199.2. По ней пороговая сумма значительно меньше, чем по 199-й статье: 2 млн 250 тыс. руб. — крупный размер, 9 млн — особо крупный.

Эта статья сегодня очень популярна. Нарушение по ней расследовать намного проще, чем по 199-й: достаточно получить сведения от налоговой о том, что выставлено требование об уплате налога, решение налогового органа о приостановлении операций по счетам, допросить контрагента и получить подтверждение, что он получил письмо от партнера и перечислил деньги на другой счет либо в другую организацию.

Наказание — штраф в размере от 200 до 500 тыс. руб. или в размере дохода осужденного за период от 18 месяцев до трех лет, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на срок до трех лет — при выявлении нарушения в крупном размере.

При особо крупном размере ставки выше: штраф либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок до семи лет.

Что делать в такой ситуации? В некоторых случаях, когда речь шла о неуплате налогов и сборов, мы рекомендовали клиентам погасить часть налогов до вынесения акта налоговой проверки, чтобы сумма задолженности не дотягивала до уголовного состава. Это не очень хороший выход, но так бывает. В целом государство продекларировало, что идет навстречу бизнесменам, возвращающим долги по налогам в ходе процедуры разбирательства, и освобождает их от уголовной ответственности, только для этого необходимо уплатить как саму сумму налогов, так и причитающиеся пени и штрафы. Проблема в том, что необходимой суммы у предпринимателя может просто не найтись.

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Раньше в Уголовном кодексе был отдельный состав — мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Потом его включили в статью 159 УК РФ «Мошенничество». Она состоит из семи частей: в 1–4 частях говорится об общеуголовном мошенничестве, в 5–7 частях — о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, намеренном неисполнении договорных обязательств.

Отличие «предпринимательского» мошенничества от «обычного» заключается в том, что в первом случае сторонами нарушенных обязательств являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Другим отличием является сумма ущерба, необходимая для квалификации действий предпринимателя как преступления.

Чтобы мошенничество в сфере предпринимательской деятельности считалось совершенным в особо крупном размере, необходимо установить ущерб свыше 12 млн руб.

Однако когда одной из сторон по договору выступает государство, говорить о преступлении в сфере предпринимательской деятельности не приходится — в этом случае действуют общие нормы о мошенничестве. Риск быть привлеченным к ответственности по статье «Мошенничество» высок у предпринимателей, исполняющих государственные и муниципальные контракты. Они — в фокусе внимания правоохранительных органов, поскольку у государства есть четкая позиция: за расходованием бюджетных средств надо следить.

Типичный пример: подрядчик работал с фондом капитального строительства одного из субъектов РФ. Вроде бы деньги «народные» — не бюджетные, а наши с вами. Тем не менее, ситуация привлекла внимание правоохранительных органов. На этапе заключения контракта по капитальному ремонту/строительству ветхого аварийного жилья есть смета и техзадание. Отступление от этих документов недопустимо. В смете была заложена определенная цена и параметры шифера (толщина 8 мм). В сметной стоимости был указан один шифер, предприниматель положил другой — указанный в ТЗ, толщиной 5 мм. Логика правоохранителей: если шифер толще, его закупочная цена выше, значит, исполнитель сэкономил, то есть обворовал заказчика. Было возбуждено уголовное дело. Мы начали разбираться в технических нюансах — и выяснили: во-первых, шифер 8 мм уже не выпускают, во-вторых, если бы его положили, крыша вскоре бы рухнула. В-третьих, в технических характеристиках было указано, что шифер 5 мм допустим. Итог — дело прекратили.

Позиция правоохранителей такова: если использованные предпринимателем материалы отличаются от предусмотренных в смете (дешевле или хуже качеством), значит, государству нанесен ущерб. Приходится объяснять, почему это было сделано без согласования с заказчиком. Причина же зачастую самая банальная: предприниматель отправился закупать материал, не нашел того, что заложено в смете, а время идет, поэтому взял, что подходит, или согласовал условия с заказчиком, но письменно не зафиксировал.

Важный момент — как правоохранители рассчитывают объем ущерба. Клиент применил на объекте обычные стойки вместо более дорогих оцинкованных и таким образом нарушил условия контракта. Встал вопрос о сумме ущерба. Предположим, что стоимость обычных стоек — 900 тыс. руб., оцинкованных — 1 млн 100 тыс. руб. Разница (объективный ущерб) — 200 тыс. руб. Но не с точки зрения суда и правоохранителей. Их позиция: исполнитель похитил 1 млн 100 тыс. руб. Таким образом, предприниматель может отправиться «в места не столь отдаленные» на 10 лет.

Бывает, что заказчик предлагает исполнителю заменить часть работ, предусмотренных в контракте, на то, что ему актуальнее: «покрась стены на первом этаже, на втором красить не надо, лучше пол отремонтируй». Подрядчик идет навстречу, забывая, что в данном случае заказчик — государство, профильное министерство, но не конкретный Иван Иванович, который этим учреждением руководит. В такой ситуации условный Иван Иванович и себя подставляет, и исполнителя подводит под состав преступления. Завтра придут новые люди, проведут аудит и выявят несоответствие.

Как доказать, что исполнитель не только покрасил стены, но и пол отремонтировал? Как оценить эту работу? Это головная боль предпринимателя, которая приведет его к приговору суда. Потому что ему будет крайне сложно доказать, что он не хотел обмануть государство.

Рекомендации

На панельных дискуссиях, посвященных уголовным рискам для бизнеса, я вижу стабильный интерес предпринимателей к этим темам. За последние 5–7 лет ничего не поменялось. Это косвенно свидетельствует о том, что условия работы для них не меняются к лучшему.

Уголовные дела бывают «обычными». Бывают заказными — недобросовестная конкуренция с использованием уголовных репрессий никуда не делась. С последними работать сложнее и перспективы исхода по определению нерадужные. Но и в подобных ситуациях можно «отбиться» — в моей практике и практике моих коллег есть положительные примеры.

Активная защита — вот единственный «рецепт» при любом раскладе дел. Статистика оправдательных приговоров в России всем известна. Да, если дело дошло до суда, то с большой долей вероятности будет вынесен обвинительный приговор. Таковы сегодня реалии уголовного процесса. Но обвинительные приговоры тоже разные. Не так давно появилось словосочетание «условно-оправдательный приговор»: когда суд назначает штраф вместо лишения свободы или условный срок вместо реальных десяти лет в тюрьме.

Подобное «соломоново решение» суда позволяет всем причастным к делу «сохранить честь мундира», а подсудимому остаться на свободе.

Замечу, что в уголовных делах очень важна личная вовлеченность предпринимателя в процесс. Недостаточно просто нанять хорошего адвоката. Одним из важнейших факторов в построении успешной защиты является позиция самого предпринимателя, готового бороться и работать для своей защиты наряду с адвокатом.

Источник: статья Павла Репринцева, INTELLECT, в журнале «Деловой квартал»

Статьи экcпертов юридической фирмы INTELLECT >>

налоговое право, налоговые проверки, налоговые споры, уголовное право, экономические преступления

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности