Мы в соцсетях
print

Суды из-за льготных кредитов для бизнеса

Банки начали требовать от предпринимателей вернуть деньги, полученные в качестве льготных кредитов пострадавшим отраслям.

01.05.2021 | Octagon.media | Анна Лапина, Игорь Лесовских

Камнем преткновения стало якобы выявленное банками нарушение требования о сохранении численности сотрудников – основного условия для списания кредита. Однако предприниматели численность не сокращали, а некоторые даже увеличили. Вот только банки сверялись с данными ФНС, которые были актуальны на 1 апреля.

Предприниматель из Екатеринбурга, владелец пироговой «Подсолнухи» Андрей Семёнов вынужден был закрыть заведение в прошлом году из-за пандемии и перешёл на доставку. Однако весной Президент РФ Владимир Путин анонсировал поддержку для пострадавших отраслей бизнеса: программу льготных кредитов под 2 процента для малого и среднего бизнеса.

В случае сохранения 90% штата к уровню 1 июня 2021 года компании должны были списать долг и проценты по кредиту, при сохранении 80 процентов – половину кредита и проценты. Но если больше 20 процентов работников пришлось уволить, ставка станет рыночной, а деньги нужно будет возвращать за три месяца.

Семёнов возможность упускать не стал и взял кредит в Сбербанке. Сумма составила порядка 1 млн рублей, и предприниматель почувствовал, что снова может открыть кафе. Обратился в Сбербанк 13 июня, 8 июля получил кредит, а 18 ноября подписал договор на открытие кафе. Спустя девять дней – 27 ноября – Семёнов получил уведомление от банка о том, что нарушил условия программы по сохранению штатной численности. К концу ноября он уже должен был оплатить первые 330 тысяч рублей.

Предприниматель с банком не согласился и обратился в арбитражный суд. В ходе разбирательств выяснилось, что хоть президент и говорил о сохранении штата к 1 июня, Сбербанк при одобрении заявки предпринимателя ориентировался на данные ФНС на 1 апреля, когда о программе никто ещё даже не знал. По данным налоговой и Сбербанка, сохранить он должен был 11 человек, которые работали на 1 апреля, а по мнению самого предпринимателя, – только тех шестерых, которые числились на 1 июня.

– О том, что родное государство о нас решило позаботиться, я узнал, когда уже уволил несколько человек. Не знал о том, что мне надо будет их сохранять, и уволил, – говорит Андрей Семёнов.

В заявке на кредит он указал фактическую численность сотрудников на момент её подачи. Почему Сбербанк не обратил на это внимания, предприниматель не понимает. Более того, к моменту выдачи кредита в июле банк уже должен был располагать данными о реальном штате, даже если налоговая учитывала только ежеквартальные отчёты пироговой.

Постановление Правительства о мерах поддержки ситуацию не проясняет. Там указано, что субсидия по списанию кредита предоставляется предпринимателю, у которого штат работников «на конец каждого отчётного месяца составляет не менее 80 процентов численности работников заёмщика по состоянию на 1 июня 2020 года».

Наш комментарий:

Роман Речкин, INTELLECT, специально для Octagon.media:

Сбербанк признаeт, что опирается на апрельские данные, и не может сказать, что нарушил бизнесмен. Но требовать с него досрочный возврат кредита банку это не мешает.

Однако, согласно документу, сведения о численности сотрудников и об увольнениях каждый субъект предпринимательства ежемесячно подаёт в ПФР, тот их передаёт налоговой, а она их вносит в сервис, доступ к которому имеют банки, объясняет Роман Речкин, старший партнер юридической фирмы INTELLECT, представляющей интересы бизнесмена.

– В нашем случае предприниматель своевременно подал сведения в ПФР: у него на конец мая было шесть работников. У ПФР данные такие же, и там клянутся, что своевременно передают сведения налоговой. Получается, налоговая то ли не внесла эти сведения, то ли с задержкой внесла, – рассуждает он.

Юрист пояснил, что сейчас судебное заседание отложено, чтобы налоговая предоставила свои сведения о численности сотрудников пироговой.

Сбербанк, по словам Романа Речкина, признаёт, что опирается на апрельские данные, и не может сказать, что нарушил бизнесмен. Но требовать с него досрочный возврат кредита банку это не мешает – на основании несохранения нужной доли персонала. Юрист полагает, что по этой логике банк вообще не должен был выдавать кредит Семёнову, поскольку на момент подачи заявки число сотрудников было ниже 80% от апрельских данных.

– Я идеальный пример успешности госпрограммы поддержки: не только бизнес сохранил, но ещё и расширился, и людей нанял. А оказывается, что я нарушил условия договора ещё до того, как его заключил, – отметил Андрей Семёнов.

Проблема, по словам юристов, носит системный характер. В ту же ситуацию попали все, кто обратился за помощью после того как успел кого-то уволить до объявления президента, отмечает Семёнов. К нему уже обращаются предприниматели со схожей проблемой из разных регионов, например, директор детского садика из Москвы, которая вынуждена будет его закрыть, если её обяжут вернуть кредит.

Однако пока массовой проблема стать не успела. Согласно картотеке арбитражных дел, в регионах большого Урала пока рассматривается не более десятка подобных исков. В основном, их инициаторами являются сами получатели льготных кредитов, которые не согласны с разрывом договора со стороны Сбербанка.

– Я патриот России, веду свой бизнес абсолютно честно. Поэтому, когда услышал о помощи бизнесу, которую анонсировал в прошлом году Владимир Путин, без раздумий решил ею воспользоваться. Сначала всё шло хорошо, я и банк соблюдали условия кредита. Я не увольнял людей, сохранил численность штата, вовремя платил зарплату. Но в конце года как гром грянул: банк потребовал вернуть кредит и уплатить проценты, так как я якобы нарушил его условия – не сохранил коллектив, – рассказывает генеральный директор сургутской компании «Восток-Запчасть» Думитру Ровенко.

По словам бизнесмена, поводом для этого послужила замена сотрудников в срок действия кредита.

– Мне, оказывается, нужно было не работать, а просто следить за каждым сотрудником, чтобы с ними ничего не случилось. Я вообще не должен был отпускать людей, даже если они сами уходят. И никого не смутило, что в день ухода я принимал нового человека, и для меня ничего не менялось – я как платил зарплаты и налоги, так и платил. Но вот именно из-за изменения численности банк и решил разорвать со мной отношения, – сетует Ровенко.

По словам бизнесмена, сейчас банк списывает в свою пользу все получаемые бизнесом деньги в счёт погашения долга и процентов. Он в ответ пообещал кредитному учреждению «биться до конца, а потом просто уйти из этого банка».

– Если бы я знал эти риски, то я бы лучше взял обычный кредит на три года и мог бы планировать расходы. Когда у нас произошёл конфликт, я писал письмо в Кремль, думал, там помогут. Но мне оттуда позвонили и сказали, что ситуация на контроле, но для меня, к сожалению, ничего не изменилось, – заключил Думитру Ровенко.

В пресс-центре Уральского банка Сбербанка России «Октагон.Урал» пояснили, что утверждённые Правительством правила льготного кредитования обязывали банки руководствоваться сведениями о численности персонала, содержащимися на информационном ресурсе ФНС.

– Иные данные банки использовать не вправе, – подчеркнули там. – В случае несогласия со сведениями, размещёнными на ресурсе, заёмщики имели возможность подать скорректированные сведения в Пенсионный фонд России.

До уполномоченного по правам предпринимателей в Свердловской области Елены Артюх «Октагон.Урал» дозвониться не удалось – она в отпуске до 11 мая. По словам Семёнова, в аппарате бизнес-омбудсмена попавшим в такую ситуацию предпринимателям посоветовали подать в надзорные органы «уточнённые данные о численности».

– С канцелярского на русский это значит подделать задним числом отчётность. Я регулярно отчитываюсь перед государством о том, что у нас происходит с кадрами. Как я могу уточнить, если я говорю, как есть. Либо я врал в прошлый раз, либо буду врать в этот раз, – рассуждает он.

И если доступности средств для бизнеса добиться получилось, то надзорная сторона вопроса требует корректировки.

– Регулирование затрудняют избыточные административные барьеры, а нормативные акты порой выпускают, не посоветовавшись с бизнес-сообществом, экспертами и юристами. Контрольно-надзорные органы нужно сокращать и упрощать, – уверен Анатолий Филиппенков, президент Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области. – Очень много ведомств контролируют друг друга, требуют согласований. Контролёров у нас очень много. А страдают предприниматели. Когда будет прозрачность системы, меньше будут контролировать, потому что бизнес-объединения будут контролировать сами себя.

Ещё в декабре прошлого года в беседе с Владимиром Путиным уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов заявил, что льготные кредиты стали самой востребованной у предпринимателей мерой поддержки – ею воспользовались 38,6%. При этом около 50% предпринимателей уже тогда заявили, что для них будет сложно заплатить по обязательствам.

Титов попросил смягчить требования по сохранению штата. Однако вместо этого в новой программе кредитования для предпринимателей подняли ставку – с 2% до 3%.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

COVID-19, банковское право, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности