Мы в соцсетях
print

Субсидиарная ответственность центра прибыли

Анализ способов выявления центра концентрации прибыли, который аккумулирует активы должника-банкрота.

Понимание специфики схем создания центра прибыли позволит привлечь такую компанию к субсидиарной ответственности как контролирующее лицо.

В настоящий момент законодательство о банкротстве и правоприменительная практика в делах о банкротстве — одни из самых динамично прогрессирующих направлений в российском праве. Особняком стоит развитие института субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (далее — КДЛ) по обязательствам должника.

На сегодняшний день границы субсидиарной ответственности расширились далеко за пределы оценки действий только руководителя и бенефициара бизнеса. В настоящей статье подробнее рассмотрим понятие центра концентрации прибыли и последствия создания такого центра при ведении бизнеса в контексте привлечения к субсидиарной ответственности.

Определение понятия «центр концентрации прибыли» в рамках субсидиарной ответственности

С появлением в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) главы III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве», а также разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление №53), понятие «центр концентрации прибыли» получило нормативное определение.

Так, пп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве гласит: пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителя должника.

Из этой нормы следует, что контролирующее должника лицо — не всегда руководитель должника, но всегда выгодоприобретатель от незаконных действий такого руководителя. Эта мысль получает свое развитие в п. 7 Постановления №53: предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим.

В соответствии с этим правилом контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

Также предполагается, что контролирующим лицом является выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота) совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, которые объединены общим интересом (например, единым производственным и/или сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

Именно п. 7 Постановления №53 окончательно формирует нормативное понятие центра концентрации прибыли.

Итак, можно сделать вывод, что понятие «центр концентрации прибыли» как контролирующее должника лицо формируется из следующих аспектов:

  • это лицо, прямо не участвующее в процессах управления должником, но при этом получающее выгоду от незаконных действий руководителя должника;
  • такой выгодоприобретатель объединен с руководителем должника общим экономическим интересом;
  • параллельно с получением таким лицом выгоды (прибыли) происходит аккумулирование долговой нагрузки на должнике.

Появление этого понятия положительно сказалось на правах кредиторов должника и значительно повысило эффективность субсидиарной ответственности как способа пополнения конкурсной массы.

Во время действия ст. 10 Закона о банкротстве, конечно, тоже существовала позиция, которая позволяла наделить третьих лиц статусом КДЛ, — в частности абз. 3 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве: «Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств: причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона». Однако данная норма значительно снижала круг выгодоприобретателей до сторон недействительных сделок, предусмотренных Законом о банкротстве, и не позволяла полноценно сформировать позицию в отношении центра прибыли.

Но с эволюцией Закона о банкротстве и правоприменительной практики эволюционировала и мысль недобросовестных должников, желающих скрыть свое имущество от расчетов с кредиторами.

На сегодняшний день существует три наиболее распространенные схемы создания центра прибыли:

  • изначальная организация бизнеса по системе разделения центров прибыли и убытков;
  • возникновение центра прибыли в момент появления признаков неплатежеспособности («клонирование» бизнеса);
  • скрытые центры прибыли, не участвующие в экономической деятельности должника.

Остановимся подробнее на способах выявления и предмете доказывания при привлечении к субсидиарной ответственности каждого из выделенных видов центров концентрации прибыли.

Организация бизнеса по системе разделения центров прибыли и убытков

Эта схема встречается уже не так часто. В вопросе выявления оснований для привлечения к субсидиарной ответственности и возможности эти основания доказать она является самой простой из вышеперечисленных схем.

Суть схемы. Как правило, такая схема реализуется в рамках ведения деятельности группы аффилированных компаний, объединенных единым руководящим лицом (управляющей компанией) и общим бенефициаром. Зачастую аффилированность является прямой, прослеживается через корпоративные связи.

В рамках деятельности группы компаний разграничиваются функции каждой организации в зависимости от масштаба бизнеса. За одной закрепляется производство и персонал, вторая является «оборотной» компанией и вступает в отношения с контрагентами, третья обладает титульным правом собственности на имущество, используемое в деятельности компании.

В данном случае центром аккумулирования долговой нагрузки и последующим должником становится «оборотная» компания, которая, не имея в собственности активов, заключает с контрагентами договоры, получает кредитные средства от банков, осуществляет приобретение необходимых товаров для ведения бизнеса.

Вся полученная от деятельности выручка по внутригрупповым сделкам обычно поступает в компанию, на которой сосредоточено имущество, что и наделяет ее статусом центра концентрации прибыли.

В итоге бизнес-процесс организован таким образом, при котором перед контрагентами, а в последующем — перед кредиторами, отвечает по обязательствам компания, не имеющая имущества.

Банки при работе с такими структурами, конечно, заручаются обеспечением исполнения обязательств по кредитам путем заключения договоров залога и поручительства с остальными участниками группы. И за счет этого в случае неплатежеспособности группа компаний направляет все оставшиеся ресурсы на расчет с банками для сохранения активов на центре прибыли, но иные кредиторы остаются с непогашенным долгом.

Появление возможности привлечения центра концентрации прибыли к субсидиарной ответственности позволило кредиторам получать хоть какое-то удовлетворение своих требований.

Процесс доказывания. Для выявления центра концентрации прибыли необходим анализ корпоративной структуры группы компаний и банковских выписок должника, позволяющих определить, куда направлялись денежные средства, полученные от контрагентов, а также определение собственника недвижимости или иных активов, подлежащих регистрации (автомобили, спецтехника и т.д.).

При установлении факта перечисления должником значительной части всех средств аффилированной компании и наличия у нее активов возможно доказать и наличие у этой компании статуса центра прибыли. В такой ситуации общество, являющееся центром прибыли, с большой долей вероятности будет привлечено к субсидиарной ответственности.

Пример из практики

 

В рамках группы компаний (холдинг) АО «МФС-6» была организована бизнес-модель, предполагающая разделение предпринимательской деятельности холдинга на рисковые («центры убытков») и безрисковые («центры прибылей»). Такая схема была создана как раз посредством систематического изымания из оборота должника оборотных активов (денежных средств) за счет создания системы расчетов с полностью подконтрольной компанией ООО «СУ-31».

 

Кроме того, в преддверии банкротства с 01.01.2015 по 31.01.2016 компания АО «МФС-6» за счет выручки, которая должна была поступать на расчетные счета должника (минуя данные расчетные счета), производила платежи контрагентам должника, а также извлекала необоснованную налоговую выгоду по сделкам с ООО «Алькор Строй» и ООО «Горизонт Технолоджи», в обход установленной законом очередности удовлетворения требований кредиторов, в том числе при наличии неисполненных обязательств по обязательным платежам — по заработной плате и налогам.

 

Учитывая возможность АО «МФС-6» вмешиваться в хозяйственную деятельность ООО «СУ-31» и решать приоритеты платежей в обход оплаты непосредственно на расчетный счет ООО «СУ-31» - причиняло вред кредиторам, меняя очередность, в том числе по налоговым и зарплатным платежам. Выгодоприобретателем и контролирующим лицом АО «МФС-6» является с даты создания ООО «СУ-31» и вплоть до банкротства должника.

 

— Постановление Арбитражного суда Московского округа

от 27 июля 2021 г. №Ф05-5873/18 по делу №А40-84267/2017

Создание центра прибыли при возникновении признаков неплатежеспособности («клонирование» бизнеса)

Нередко в ситуации возникновения признаков неплатежеспособности у недобросовестных КДЛ возникает мысль скрыть активы компании и продолжать вести деятельность в новом обществе, освобожденном от обязательств. В некоторых случаях смена неплатежеспособных обществ на вновь созданные происходит неоднократно.

Суть схемы. Первоочередные признаки создания компании-клона:

  • новая компания создается незадолго до возбуждения дела о банкротстве должника;
  • она осуществляет аналогичную с должником деятельность;
  • учредителями компании-клона выступают лица, фактически либо косвенно аффилированные с КДЛ;
  • деятельность компании-клона ведется с использованием ресурсов должника: ей передаются активы, ТМЦ, базы данных контрагентов, туда переходят сотрудники и т.п.

Вновь созданная компания фактически замещает собой должника при осуществлении экономической деятельности. При этом у должника остаются лишь обязательства перед кредиторами, а новое общество при отсутствии неисполненных обязательств начинает получать прибыль от деятельности, что и позволяет распространить на него категорию центра концентрации прибыли.

Процесс доказывания. Для доказывания возможности привлечения к субсидиарной ответственности компании-клона необходимо выявить вышеназванные признаки. На практике эти сведения можно получить из анализа книг покупок-продаж должника (факт передачи ТМЦ в пользу компании-клона, выявление конкретного круга контрагентов, которые «переданы» новой компании), а также банковских выписок. Кроме этого, можно получить сведения из налогового органа и ПФР о работниках должника и их переходе в новую компанию. Также будет полезным исследование родственных связей КДЛ по сведениям из органов ЗАГС для определения степени аффилированности компании-клона.

После установления факта передачи бизнеса новой аффилированной организации с одновременным оставлением у должника только обязательств можно сделать вывод о наличии у компании-клона статуса центра прибыли и привлечь ее к субсидиарной ответственности.

Примеры из практики

 

Неоднократное (системное) воспроизведение одних и тех же результатов хозяйственной деятельности у последовательно сменяющих друг друга производственных единиц с конкретным функционалом внутри корпоративной группы в виде накопления значительной долговой нагрузки перед независимыми кредиторами (в данном случае — перед уполномоченным органом по обязательным платежам) с периодическим направлением этой единицы в процедуру банкротства для списания долгов и созданием новой, не обремененной долгами, — указывает на цикличность бизнес процессов внутри группы с заведомым разделением предпринимательской деятельности на убыточные (ЗАО «РудГорМаш», должник, ООО «РГМ-Комплект») и прибыльные (компания) центры. По крайней мере, ответчики не ссылались на то, что имеется иное рациональное объяснение совокупности действий, систематически приводящих к одним и тем же последствиям. Такую деятельность нельзя признать добросовестной, поскольку она причиняет вред независимым кредиторам и создает для корпоративной группы необоснованные преимущества, которые ни один участник соответствующего рынка, находящийся в схожих условиях, не имел бы. В данном случае преимущества выразились в отсутствии необходимости уплачивать обязательные платежи.

 

— Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ

от 25 сентября 2020 г. №310-ЭС20-6760 по делу №А14-7544/2014

 

Суды пришли к выводу, что в рассматриваемом случае действия по перечислению денежных средств в пользу контролирующих лиц должника, искажению данных бухгалтерского учета и результатов хозяйственной деятельности общества, уклонение бывшего руководителя должника от передачи документов конкурсному управляющему фактически осуществлялись с целью вывода из состава активов должника и аккумулирования имущества на подконтрольных данной группе компаний обществах.

 

Названные цели достигались путем реализации схемы по созданию центров прибыли и центром убытков. В рассматриваемом случае общество «Стройсервис» выступало центром генерации убытков с выделением центров прибыли — общества «СУ №2», общества «СУ №8», общества «ПМЗ», общества «МК №2», общества «Бакалы», общества «Регион 79», общества №972, которые в преддверии банкротства должника через аффилированных лиц производили перевод в активов общества «Стройсервис» на контролируемые юридические лица, присваивали в свою пользу в значительной части поступающей в адрес должника выручки и заключали сделки по переводу прав на имущество общества «Стройсервис». Названные общества создавались и функционировали исключительно для вывода ликвидного имущества должника с целью недопущения обращения взыскания на него независимыми кредиторами.

 

— Постановление Арбитражного суда Уральского округа

от 29 декабря 2020 г. №Ф09-6265/17 по делу №А07-14257/2016

Скрытые центры прибыли, не участвующие в экономической деятельности должника

В некоторых ситуациях возможно существование так называемых «скрытых» центров концентрации прибыли, которые не в полной мере соответствуют классическому понятию центра прибыли и не участвуют напрямую в экономической деятельности должника.

Суть схемы. Речь идет об аффилированных с КДЛ лицах, на которых — в целях сокрытия от обращения взыскания кредиторов — аккумулируется весь имущественный результат от средств должника при их недобросовестном выводе. Чаще всего это близкие родственники КДЛ — дети, родители, братья, сестры, на которых по цепочке сделок, начиная от должника, через КДЛ, выводятся непосредственно средства должника либо имущество, приобретенное на эти средства.

В итоге у должника нет средств для исполнения обязательств. Также нет имущества и средств у КДЛ, осознающих привлечение к субсидиарной ответственности при недобросовестном выводе активов должника. А все ликвидное имущество аккумулировано в скрытых центрах прибыли, которые никак не участвовали в деятельности должника и формальными критериями КДЛ не обладают.

Процесс доказывания. Для выявления скрытых центров прибыли потребуется получение сведений о движении средств должника с последующим анализом цепочек перемещения средств, чтобы выяснить, куда средства в итоге были потрачены.

Также необходимо исследовать финансовое положение близких родственников КДЛ.
При выявлении фактов наличия у них дорогостоящего имущества с одновременным отсутствием реальной финансовой возможности приобрести такое имущество можно доказывать наличие у них статуса КДЛ как центра концентрации прибыли от деятельности должника, так как указанное имущество, вероятнее всего, приобреталось на средства должника.

Пример из практики


Не исключена возможность использования родителями личности детей в качестве инструмента для сокрытия принадлежащего родителям имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов о возмещении вреда, причиненного родителями данным кредиторам.

 

В частности, родители могут оформить переход права собственности на имущество к детям лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, совершив тем самым мнимую сделку.

 

Вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника, в том числе путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель. При этом не имеет правового значения, какое именно имущество контролирующих лиц освобождается от притязаний кредиторов на основании подобной сделки — приобретенное за счет незаконно полученного дохода или иное, поскольку контролирующее лицо отвечает перед кредиторами всем своим имуществом, за исключением того, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (статья 24 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

В этом случае возмещение причиненного кредиторам вреда ограничено по размеру стоимостью имущества, хотя и сменившего собственника, но, по сути, оставленного в семье (статья 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

Несмотря на то, что основания требований кредиторов к контролирующим лицам (создание необходимых причин банкротства) и приобретшим их имущество родственникам (создание невозможности полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц) не совпадают, требования кредиторов к ним преследуют единую цель — возместить в полном объеме убытки (статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому обязательства контролирующих лиц и упомянутых родственников являются солидарными (статья 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации), что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения на стороне пострадавших кредиторов.

 

— Определение Судебной коллегии ВС РФ по экономическим спорам

№305-ЭС19-13326 от 23.12.2019 по делу №А40-131425/2016

Размер субсидиарной ответственности центров концентрации прибыли

Если причиной банкротства явились сделка или ряд сделок, по которым выгоду извлекло третье лицо, которое признано контролирующим должника исходя из презумпции, закрепленной в пп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве, то такой выгодоприобретатель несет субсидиарную ответственность, предусмотренную ст. 61.11 Закона о банкротстве, солидарно с руководителем должника (п. 21 Постановления №53).

Если несколько контролирующих должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно (п. 22 Постановления №53). В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой, являются совместными.

Таким образом, при установлении факта наличия центра концентрации прибыли отдельно от должника и привлечении такого центра к субсидиарной ответственности размер ответственности определяется солидарно с руководителем должника и составляет, как правило, сумму непогашенных требований кредиторов должника.

В качестве вывода можно отметить, что на сегодняшний день существует достаточно объемная практика по выявлению центров концентрации прибыли, что позволяет кредиторам пресекать попытки недобросовестного вывода средств от должника и компенсировать негативные последствия от незаконного вывода средств путем привлечения центров прибыли к субсидиарной ответственности.

Источник: журнал «Арбитражная практика для юристов» (№4/2022)

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности