Мы в соцсетях
print

ВС пресек попытку судебного туризма

Может ли истец изменить подсудность, указанную в договоре, через заключение договоров поручительства с третьим лицом без ведома ответчика.

25.05.2021 | Адвокатская газета | Марина Нагорная

Один из экспертов заметил, что Верховный Суд еще раз продемонстрировал определяющий судебную практику подход к случаям формального применения норм процессуального права при наличии признаков злоупотребления правом. Другая добавила, что в ситуации, когда не вовлеченный в коммерческие отношения сторон «поручитель» является якорем для юрисдикции, налицо искусственное изменение подсудности.

В определении №305-ЭС20-23627 от 22 апреля Верховный Суд не допустил судебный туризм, основанием для которого стал договор истца с третьим лицом, подписанный без уведомления ответчика.

ООО «Судостроительный комплекс "Звезда"» и ООО «Уфанефтемаш» заключили договор подряда, по условиям которого компетентным судом является Арбитражный суд Приморского края. В тот же день подрядчик «Уфанефтемаш» и ООО «Аксис» без ведома и согласия заказчика заключили договоры поручительства, обеспечивающие исполнение последним обязательств по договорам подряда.

Так как «Звезда» не выполнила свои обязательства по оплате по договорам, «Уфанефтемаш» обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к «Аксису» и «Звезде» о солидарном взыскании чуть более 1,25 млрд руб., состоящих из более 1,24 млрд руб. задолженности и около 10 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Истец выбрал АС г. Москвы на основании ч. 2 ст. 36 АПК по месту нахождения компании «Аксис».

В первой инстанции «Звезда» заявила ходатайство о передаче дела по подсудности в Арбитражный суд Приморского края. Помимо указания на это в договоре, общество обратило внимание на недобросовестное изменение подсудности истцом через заключение договоров поручительства.

Удовлетворяя ходатайство, суд сослался на ст. 36, 37 АПК, а также на положения Постановления Пленума ВАС от 12 июля 2012 г. №42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (в редакции, действовавшей до 24 декабря 2020 г. – даты принятия Постановления Пленума ВС №45, отменившего отдельные его пункты).

Суд заметил, что копии договоров поручительства «Звезде» не направлялись, несмотря на наличие такой обязанности, обозначенной в этих же договорах, что порождает сомнение в добросовестности сторон. Кроме того, между поручителем и должником отсутствуют какие-либо отношения (корпоративные, обязательственные, родственные и пр.), объясняющие экономическую цель выдачи поручительства за должника. В связи с этим суд передал дело по подсудности в АС Приморского края.

Однако апелляция посчитала, что в деле не имеется конкретных доказательств, подтверждающих, что договоры поручительства были заключены исключительно для недобросовестного изменения подсудности арбитражного спора, при отсутствии каких-либо причин для «Аксиса» принимать на себя обязательства отвечать перед подрядчиком за неисполнение обязательств заказчиком. Также апелляционный суд указал, что не доказана аффилированность поручителя с истцом или иная связь между ними. В связи с этим апелляция сочла, что отсутствуют основания для ограничения истца в предоставленном ему праве выбора подсудности и предъявления иска к солидарным ответчикам по месту нахождения любого из них. На основании этого решение первой инстанции было отменено, а «Звезде» было отказано в удовлетворении ходатайства о направлении дела в Арбитражный суд Приморского края.

После этого «Звезда» обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой, доводы которой тот нашел обоснованными.

Судебная коллегия по экономическим спорам сослалась на п. 4 Постановления Пленума ВС №45, согласно которому договор поручительства может быть заключен без согласия или уведомления должника, поскольку иное не предусмотрено § 5 гл. 23 ГК.

ВС заметил, что одним из существенных обстоятельств, позволяющих проверить недобросовестное поведение стороны, имеющей цель изменить подсудность, как указано в Постановлении Пленума ВАС №42, является отсутствие между поручителем и должником корпоративных или иных обязательственных правоотношений. Указанное обстоятельство объясняет экономическую цель выдачи поручительства за должника.

Верховный Суд отметил, что первая инстанция установила отсутствие взаимоотношений между должником и поручителем, апелляция его не опровергла, кредитором в лице истца обратное не доказано. Напротив, договоры поручительства заключены истцом и обществом без участия «Звезды». При этом уставный капитал поручителя на дату заключения договоров поручительства составляет 11 тыс. руб., сальдо поступлений за 2019 г. – 0 руб., чистые активы на 31 декабря 2019 г. – 0 руб. Вместе с тем общая стоимость работ по всем договорам подряда составляет около 7,5 млрд руб. В судебной коллегии представитель истца ответил, что при заключении договоров и в настоящий момент им не проверялось финансовое положение поручителя.

«Указанные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у истца как кредитора намерения реализовать свой интерес, вытекающий из договоров подряда, посредством предъявления требований к поручителю как лицу, способному исполнить принятые на себя обязательства», – посчитал Верховный Суд. Более того, указывается в определении, как следует из договоров поручительства, обеспечение «Аксису» было выдано на безвозмездных условиях, что с учетом отсутствия взаимоотношений между должником и поручителем не подтверждает наличие не только у них, но и у истца экономической цели заключения договоров поручительства.

Судебная коллегия посчитала, что, поскольку договоры поручительства были заключены без участия заказчика, о чем отметила апелляция как о допустимом варианте поручительства, возражения «Звезды» об отсутствии экономической цели их заключения для исключения недобросовестного изменения территориальной подсудности дела должны были быть проверены с позиции наличия доказательств обратного у истца как участника этих договоров.

ВС заметил, что в судебном заседании представитель «Уфанефтемаша» экономическое, корпоративное или иное имеющее существенное значение обоснования заключения договоров поручительства не привел. В свою очередь «Звезда» указывала, что во всех договорах поручительства предусмотрено их составление в трех экземплярах, переход прав и обязанностей возможен только с письменного согласия трех сторон договора, в то время как у этих договоров только две стороны.

Кроме того, истец не представил доказательства направления в адрес общества писем о получении согласия на заключение договоров поручительства, необходимость которого также следует из положений договоров подряда. ВС также обратил внимание на то, что отдельные договоры поручительства подписаны неуполномоченными лицами, в том числе посредством факсимиле. Представитель истца объяснил это ссылкой на большой объем документации, связанной с подготовкой иска по настоящему делу.

Со ссылкой на ч. 3 и 4 ст. 1, ч. 4 ст. 10 ГК Верховный Суд указал, что апелляция допустила произвольное толкование условий и цели заключения договоров поручительства, не дала должной оценки взаимоотношениям сторон и всем документам, имеющимся в материалах дела, в связи с чем нарушила право на компетентный суд при рассмотрении спора. Он отменил апелляционное определение и оставил в силе решение первой инстанции.

Наш комментарий:

Сергей Лукьянов, INTELLECT, специально для «Адвокатской газеты»:

ВС представил наглядный пример применения Постановления №42 и своей позиции по искоренению практики злоупотреблений участниками гражданско-правового оборота нормами процессуального права.

Партнер юридической фирмы INTELLECT Сергей Лукьянов заметил, что Верховный Суд еще раз продемонстрировал определяющий судебную практику подход к случаям формального применения норм процессуального права при наличии признаков злоупотребления правом. «Достаточно часто в целях обеспечения своих интересов кредиторы или иные участники сделок стараются перевести рассмотрение спора в суд, который находится по месту их нахождения или в соседнем субъекте Федерации. Не всегда это удается закрепить в основном договоре (в данном случае – в договоре подряда), и тогда применяются различные уловки и манипулирование нормами процессуального права, чтобы обеспечить заинтересованной стороне рассмотрение дела в удобном для нее суде. Одна из таких уловок – использование принципа права альтернативного выбора истцом подсудности рассмотрения спора в ситуации, когда несколько ответчиков расположены в разных субъектах Российской Федерации», – указал он.

Сергей Лукьянов посчитал, что ВС представил наглядный пример применения Постановления №42 и своей позиции по искоренению практики злоупотреблений участниками гражданско-правового оборота нормами процессуального права. «Следует отметить, что участников гражданско-правового оборота, представителей сторон в судебных делах не может не радовать наличие подобных постановлений Верховного Суда, которые опровергают бытующее мнение о том, что ВС не вникает в жалобы и не отменяет судебные акты. Нет, вникает и пересматривает, но не всегда», – указал он.

Адвокат юридической фирмы ART DE LEX Анастасия Василенко заметила, что в этом деле позиция апелляционного суда не совпадает с общей практикой и позицией, давно сформированной ВС.

Она заметила, что в большинстве случаев недобросовестное изменение подсудности связано не столько с территориальным удобством, сколько с общей судебной практикой: «Возможно, сторона рассчитывает на некоторую лояльность суда в своем регионе или не желает проявления лояльности к оппоненту». Также, отметила она, не последнее значение имеют общая квалификация и возможность обстоятельно рассмотреть спор. Чаще всего встречаются случаи перевода спора из подсудности суда общей юрисдикции в арбитражный суд, что можно объяснить именно более высокой квалификацией последних.

Анастасия Василенко указала, что в ситуации, когда такой не вовлеченный в коммерческие отношения сторон «поручитель» является якорем для юрисдикции, очевидно злоупотребление процессуальными правами и налицо искусственное изменение подсудности. Учитывая, что «Аксис» даже не пытался участвовать в судебных заседаниях по рассмотрению вопроса о выделении подрядного спора в отдельное производство, его правовой интерес в разрешении конфликта сторон явно отсутствует, подчеркнула она.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности