Мы в соцсетях

RU   EN

print

Веселые картинки

Cмайлики и эмодзи проникли в судебные решения.

21.02.2019 | ПРАВО.RU

С каждым годом в материалах судов в США всё чаще фигурируют понятия «эмодзи» и «эмотикон». Они пока не могут существенно повлиять на ход дела, но по мере распространения смайликов суды начинают использовать их в качестве косвенных доказательств. Пока консервативная судебная система не всегда готова принимать «эмодзи-аргументы» сторон, в том числе из-за проблем интерпретации изображений. Тем не менее, судам придется этим заняться, и они уже это делают – как в США, так и в России.

Эмодзи – как доказательство?

В США обвинение пыталось доказать виновность арестованного за сутенерство. В числе улик оказались сообщения, посланные одной из женщин через direct (прямые сообщения) в Instagram. В сообщении было написано: «Командная работа – работа мечты», а в конце была пара эмотиконов – высокие каблуки и сумка с деньгами. По версии обвинения, все в совокупности демонстрирует, что между сторонами были рабочие отношения. Обвиняемый же настаивал, что хотел романтики. Кто прав – пришлось разбираться суду. Помог эксперт, который поддержал версию обвинения. В итоге сутенера осудили, в том числе с опорой на доказательства-эмотиконы, которые укрепили позицию прокуратуры, сообщает издание The Verge.

Это не единичный случай, когда судьям приходится иметь дело с эмотиконами, причем тенденция характерна для разных стран. Так, об использовании смайликов в судебном решении Высокого суда Великобритании писал The Telegraph в 2016 году. Тогда решение выглядело необычным. Но в период с 2004 по 2019 год упоминание эмодзи и эмотиконов в судебных мнениях выросло экспоненциально, причем 30% всех упоминаний приходятся на 2018 год, говорит Эрик Голдмэн, профессор права Университета Санта-Клары, который занимается исследованиями в этой области.

Впервые эмотиконы стали фигурировать в судебных материалах в 2004 году – и с тех пор отсылки к ним все чаще встречались в делах, касающихся преступлений сексуального характера. Но сегодня их можно найти и в материалах по широкому кругу разбирательств: от разбоя до убийства. Так, в делах об убийстве эмодзи могут упоминаться, когда речь идет об угрозах в адрес жертвы, и они рассматриваются как доказательства, подтверждающие намерения обвиняемого.

«Число ссылок на эмодзи будет расти в делах, где речь идет об общении людей друг с другом. Это возможно в уголовных делах, но и в гражданских тоже. Ведь в процессе составления контракта идет много обсуждений», – говорит Голдмэн.

Иллюстрацию можно найти в израильском суде. В 2017 году местный суд обязал семейную пару выплатить штраф в размере нескольких тысяч долларов арендодателю, обвинившему их в недобросовестности. После просмотра квартиры они отправили ему сообщение с несколькими положительными эмодзи, в том числе с бутылкой шампанского, белочкой и кометой. Мужчина увидел в этом одобрение и расценил сообщение как согласие на аренду, но потенциальные арендаторы больше ему не ответили и сняли другое жилье. Тогда мужчина подал иск в суд, который признал его правоту.

Разница в восприятии

Вопрос интерпретации эмодзи по-прежнему нетипичный для судов в массе. Они есть в доказательствах, но многие судьи предпочитают указывать, что доказательства анализируются «без учета эмодзи», поскольку они не считают это важным для дела в принципе, отмечает Голдмэн. Но эмодзи очень значимы в коммуникации, а в случаях, когда сообщение зачитывают присяжным, их необходимо описывать, а не опускать, как это часто происходит, считает исследователь. Ведь то, какой смайл стоит в конце сообщения, в значительной степени определяет его смысл.

«Судьи должны осознавать важность эмоций для общения, когда мы сталкиваемся с этими странными вопросами в области доказывания, – говорит Голдмэн. – Мы должны удостовериться, что эмодзи получат должное признание».

По мере того, как ссылки на эмотиконы становятся более привычными, неоднозначность интерпретации изображений вполне может оказаться серьезным вопросом, в котором придется разбираться суду. Разница в восприятии может быть существенной, вплоть до диаметрально противоположных оценок, когда картинка, в которой одни видят одобрение, другими может быть воспринята как агрессия, отмечает The Verge. Усложняет дело то, что эмодзи выглядят по-разному на разных платформах телефонов: так, по данным одного из исследований по этой теме, 20% опрошенных готовы отредактировать или не отправить твит после того, как увидят, как их эмодзи отображаются на другой платформе. Не говоря уже о том, что значение самого изображения может означать разное в разных контекстах.

Судебных решений, в которых речь шла бы непосредственно и исключительно об интерпретации эмодзи, в американских судах пока нет, но они обязательно появятся, считает Голдмэн. Их источник он видит именно в неоднозначности трактовки картинок – «миллионы потенциально печальных твитов» неизбежно могут вызвать некоторые судебные иски, уверен исследователь.

Российские суды: эмодзи ближе, чем кажется

Российские коллеги соглашаются с зарубежными юристами и признают: поскольку эмодзи стали неотъемлемой частью общения, в том числе и при ведении деловой переписки, судам как минимум не стоит этого пугаться. Ведь система правоприменения существует не в вакууме, не стоит удивляться, что упоминание смайликов перекочевывает в судебные акты, отмечает Екатерина Баглаева, «Юков и партнеры».

В российских судах пока очень мало дел, где суды действительно были бы озабочены установлением намерений сторон и толкованием переписки, считает Андрей Панов, Norton Rose Fulbright. «Появление у нас в судебных решениях смайликов может быть скорее связано с внутренним протестом специалистов аппарата суда, которые готовят такие проекты решений», – иронизирует он. Но его коллеги в этом отношении более оптимистичны.

Наш комментарий:

Анастасия Махнёва, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для ПРАВО.RU:

Основная проблема для правоприменения в отношении эмодзи – это толкование их смысла, который был заложен одним участником диалога и считан другим.

Российские суды сегодня уже привыкли работать с такими видами доказательств, как переписка в социальных сетях и мессенджерах, где активно используются эмодзи, смайлики, сленг, говорит Анастасия Махнёва, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С. Она считает, что вопрос эмодзи и смайликов будет актуален как для уголовного права, где переписка с помощью эмодзи может использоваться для квалификации субъективной стороны преступления: умысла, мотива, так и для гражданского. Например, при определении воли сторон при заключении сделки.

Баглаева полагает, что в арбитражных делах встретить такие ссылки будет сложнее в силу специфики рассматриваемых отношений, которые, как правило, достаточно формализованные.

Одно из российских дел со смайликами относится еще к 2015 году, вспоминает Баглаева. Обратившийся с иском в Савеловский суд г. Москвы мужчина пытался принудить компанию Apple изъять из продажи на территории России iPhone, поскольку в их программе были эмодзи, которые, по мнению заявителя, пропагандировали нетрадиционные отношения. Суды пришли к выводу, что спорные изображения эмодзи представляют собой графический язык, в основе которого лежат небольшие изображения – символы. Сами по себе эмодзи являются нейтральными, заключил суд и отказался удовлетворить требования заявителя.

Адвокат Евгений Орешин, советник практики разрешения споров BRYAN CAVE LEIGHTON PAISNER (RUSSIA) LLP (ранее в России – Goltsblat BLP), рассказывает, что обсуждение эмодзи уже встречается в решениях российских судов. «Например, в одном деле истец заявлял, что ему на голову упал горшок с цветком и землей, в результате чего истец потерял сознание. Суд проанализировал переписку истца в WhatsApp и пришел к выводу, что это не было правдой, в том числе с учетом смайликов в переписке», – рассказал Орешин.

Истец в 10:20 выложила фото упавшего цветка: «У нас упал цветок (смайлик с круглыми газами)».
Адресат истца в 10:22: «Ну да. Он у вас опасно стоял. Все живы?».
Истец в 10:42: «Живы, но блин у меня лицо все в пыли, как будто я шахтер и только из шахты вышла (смеющийся смайлик до слез)».

 

(Из решения Таганского районного суда города Москвы от 21.12.2017 №2-4883/2017).

В рамках другого уголовного дела суд пришел к выводу, что действия подсудимой являются подстрекательством и пособничеством в убийстве своего мужа, так как подсудимая позвонила своему мужу и попросила его приехать за ней, после чего отправила на телефон убийцы сообщение со смайликом, подтвердив, что все необходимые условия для совершения преступления созданы, приводит Орешкин другой пример относительно недавнего решения (апелляционное определение Верховного суда РФ от 27.04.2016 №18-АПУ16-7). Суды уже дают и оценку смайликам: так, приводит еще один пример юрист, в деле об оскорблении суд отметил, что «смайл «кулак с опущенным вниз пальцем», вопреки доводам истца, не носит оскорбительного характера, а означает «нет» (решение Белгородского районного суда Белгородской области от 07.11.2016 №2-2835/2016~М-2829/2016).

Опасности усмотрения

Основная проблема для правоприменения в отношении эмодзи – это толкование их смысла, который был заложен одним участником диалога и считан другим, полагает Анастасия Махнёва. При этом сложностью может стать усмотрение суда в отношении толкования смысла эмодзи, считает юрист. Она приводит в пример «широко обсуждаемую историю, когда показанные два пальца руки были истолкованы следственными органами как свидетельство того, что лицо сообщает о размере ожидаемой им взятки» (речь идет о материалах дела экс-главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, который, как утверждало следствие, вымогал у главы «Роснефти» Игоря Сечина взятку в размере $2 млн, показывая ему два пальца).

Подобные ситуации случаются и в менее известных делах. «Я знакома с историями коллег, когда телефонный разговор с членом семьи о покупке 2 кг мяса был истолкован экспертами от следствия как обсуждение намерения дать взятку в размере 2 млн рублей. Без оценки правдивости таких историй и в условиях наших правовых реалий мы понимаем, что подобное вполне может случиться и как этот опыт может быть экстраполирован на толкование эмодзи следственными органами и судами», – отмечает Анастасия Махнёва.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коммерческие споры, коммерческое право, медиа, уголовное право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности