Мы в соцсетях
print

33 трактовки: как закон понимает внешний вид

Как разобраться в тысяче и одной трактовке норм о дресс-коде, какие правила могут вводить работодатели и как не имеют права наказывать.

23.04.2020 | Сфера

Есть старый анекдот про русских, которые, видя за границей надпись «No smoking», недоумевают, почему везде запрещается ходить в смокингах. Законодательные нормы о внешнем виде работают примерно так же – правила есть, но понять их дано не каждому.

(Не) надлежащий внешний вид

По данным рекрутингового портала Superjob.ru, более чем в половине компаний сотрудники систематически получают замечания относительно своего внешнего вида, а 13% работодателей даже увольняли работников за манеру одеваться, причесываться и наносить макияж.

Если верить этим данным, выходит, что больше 60% россиян так или иначе сталкивались с дисциплинарными наказаниями на работе из-за несоответствия дресс-коду. Как будто в подтверждение этому в сети регулярно появляются публикации о «произволе работодателей», которые увольняют или не допускают к работе сотрудников из-за «неопрятного» или «ненадлежащего» внешнего вида.

Однако что такое «надлежащая» или «ненадлежащая» одежда и где ее характеристики прописаны? Законодательство не содержит никакой конкретики, даже само понятие «внешний вид» в нем отсутствует. Зато можно вспомнить часть 1 статьи 29 Конституции РФ, которая закрепляет свободу мысли и слова. В комментарии к этой статье поясняется, что «под мыслями следует понимать не только мысли в узком смысле слова, но и чувства и эмоции человека, а под словами не только вербальное, но и невербальное общение между людьми, которое составляют тон голоса, внешний вид, одежда, поза, выражения лица, движения, жесты, мимика и так далее».

Таким образом, Конституция декларирует свободу самовыражения, в том числе и во внешнем виде. Выходит, все требования работодателей к дресс-коду и тем более наказания за его нарушения незаконны?

Долой произвол работодателей! Или все-таки нет?

Дресс-код следует разделять на несколько видов. Первый – спецодежда. Это специальная одежда, обувь и другие средства индивидуальной защиты, ношение которых обязательно из-за особенностей условий труда (вредное, опасное или грязное производство). Согласно статье 221 Трудового кодекса РФ (Обеспечение работников средствами индивидуальной защиты), работодатель обязан за счет своих средств обеспечивать работников спецодеждой, а также организовывать ее хранение, стирку, сушку, ремонт и замену.

Второй вид – форменная одежда. Униформу обязаны носить определенные категории работников (МЧС, полиция, врачи, военнослужащие, бортпроводники, сотрудники железнодорожных станций и так далее). Основная задача униформы – подчеркнуть принадлежность сотрудника к месту его работы. Население привыкло видеть специалистов ряда областей в определенной одежде, так что отсутствие униформы может напрямую сказаться на выполнении сотрудником его служебных обязанностей.

Последний вид – тот самый дресс-код, который продиктован желанием и требованием конкретного руководства видеть своих сотрудников в «опрятном надлежащем внешнем виде». Особенности дресс-кода – длина юбки, высота каблуков, цвет костюма – часто зависят от фантазии и предпочтений работодателей.

Таким образом, спецодежду и униформу работники обязаны носить, а в случае несоблюдения этого правила могут получить дисциплинарное взыскание. Связано это с тем, что отказ от ношения специальной одежды может привести к нарушению правил охраны и безопасности труда, а наличие форменной одежды напрямую связано с качеством предоставляемых услуг и выполняемой работы сотрудником.

Но что насчет дресс-кода? «Локальные нормативные акты, принимаемые работодателем, могут содержать обязанности работников, не предусмотренные трудовым законодательством, но и не ухудшающие положения работников по сравнению с трудовым законодательством. Правила внутреннего распорядка (или иной акт, в котором работодатель прописал требования к дресс-коду) должны соответствовать законодательству, быть приняты в надлежащем порядке, работники должны быть ознакомлены с актом под роспись. В таком случае дресс-код может рассматриваться как обязательный. Но даже соблюдение всех формальных требований не гарантирует, что суд не встанет на сторону работника в случае применения к последнему дисциплинарной ответственности за несоответствие дресс-коду», – говорит старший юрист юридической фирмы «ЮСТ» Екатерина Ситникова.

Наш комментарий:

Анна Устюшенко, INTELLECT, специально для информационного юридического портала «Сфера»:

Одно лишь несоответствие работника требованиям к внешнему виду основанием для увольнения не является. Это не грубое нарушение.

С последним утверждением соглашается партнер юридической фирмы INTELLECT Анна Устюшенко. «Одно лишь несоответствие работника требованиям к внешнему виду основанием для увольнения не является. Это не грубое нарушение. Для увольнения должен быть «букет»: либо неоднократное неисполнение требований локальных нормативных актов (хотя бы и в части соответствия внешнего вида), либо иные нарушения, связанные с неисполнением трудовых обязанностей или нарушением дисциплины труда», – комментирует юрист.

Если же работодатель все-таки решит уволить сотрудника за несоответствующий нормам и правилам компании внешний вид, а дело дойдет до суда, то ему нужно будет доказать рациональность своих правил: что установленные требования непосредственно обусловлены трудовой функцией сотрудников. Также об обязательности дресс-кода можно говорить, «если работодатель предоставляет работникам соответствующие возможности для соблюдения дресс-кода (покупает одежду, соответствующую введенному дресс-коду, оплачивает химчистку, компенсирует затраты работников на одежду)», – добавляет Екатерина Ситникова.

Но увольнение – не единственный регулятор поведения сотрудников, который используют работодатели. Некоторые за неопрятный внешний вид могут лишить премии, а иногда руководство и вовсе назначает штраф. Так, в Воронеже в 2020 году городские власти планируют ввести штрафы для водителей маршруток за грязные салоны, неработающие навигаторы системы ГЛОНАСС и неопрятный вид.

Важно помнить, что по статье 192 ТК РФ (Дисциплинарные взыскания) к дисциплинарному взысканию относятся только замечания, выговор и увольнение. «Если работодатель обяжет работника платить штраф (даже при условии упоминания о нем в локальных нормативных актах, с которыми работник ознакомлен), действия работодателя будут являться грубым нарушением трудового законодательства. Смело в суд: взыскиваем удержанную сумму штрафа и моральный вред сверху», – заверяет Анна Устюшенко.

Тем не менее, в суде каждое дело всегда оборачивается по-своему, так как сама категория нормы внешнего вида декларативна и субъективна. Для начала: а что вообще можно предписывать в локальных актах касательно внешнего вида?

Кто вы, мистер дресс-код?

С дресс-кодом мы сталкиваемся гораздо раньше, чем начинаем карьерный путь – еще в детстве. «Детских» прецедентов в этой сфере существует немало. В 2019 году между четвероклассником сосновоборской школы №4 и администрацией учебного заведения разгорелся конфликт. Занимающийся футболом школьник пришел на учебу со стрижкой в стиле man bun, такую же носит его кумир – футболист Златан Ибрагимович. Однако директор и завуч школы сочли прическу излишне экстравагантной и потребовали, чтобы четвероклассник изменил ее, поскольку она противоречит уставу. Чуть позже ситуацию прокомментировало Министерство просвещения, заявив, что запрещать посещение занятий из-за стрижки недопустимо.

Здесь большое значение сыграл именно объект спора. «Переодеться из школьной формы в другую одежду (религиозную, спортивную, домашнюю) не составляет труда, тогда как стрижка остается с учеником, когда он заканчивает уроки. Именно поэтому требования дресс-кода, на мой взгляд, должны касаться исключительно одежды», – говорит Екатерина Ситникова.

Но считают так не везде, поэтому в некоторых организациях под санкции попадает не только определенная одежда, но и макияж, прическа и даже растительность на лице. Так, в 2019 году в Кемеровской области полицейский пытался в суде отстоять свое право носить бороду. В качестве оснований он указал на расплывчатую формулировку о внешнем виде во внутренних актах и тот факт, что бороду носят два руководителя МВД России. Но суд не принял эти доводы, как и то, что фраза о «надлежащем виде» во внутренних актах слишком расплывчата.

«Расплывчатость» формулировок о внешнем виде, по мнению истца, отнюдь не свидетельствует о том, что на деле акт содержал нечеткие формулировки, а также о том, что из системного толкования норм невозможно было сделать тот вывод, который сделал суд», – комментирует этот инцидент Анна Устюшенко.

Однако сам факт того, что неточность формулировок доводит некоторые споры до суда, указывает на то, что, возможно, эти формулировки стоит изменить.

«К языку юридических документов предъявляются требования точности, ясности, определенности. Положения, имеющие правовое значение, связанные с предоставлением прав или возложением обязанностей должны исключать двоякое толкование. Приведенные примеры, как мы уже видим из этого дела, порождают непонимание и, как следствие, проблемы. В настоящее время существует, хотя и немногочисленная, практика признания правовых норм не соответствующими общеправовым требованиям непротиворечивости, ясности и определенности правового регулирования, в результате чего оспариваемые нормы признаются судами недействующими», – добавляет управляющий партнер петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин.

Бурные споры касательно внешнего вида также вызывает вопрос о религиозной атрибутике. Показателен конфликт, который разгорелся в 2012 году в Ставропольском крае в школе №12 между администрацией учебного заведения и родителями девушек-мусульманок. Директор школы запретила учащимся появляться на уроках в хиджабе, мотивируя это тем, что школа является светским образовательным учреждением. На сторону школы встало правительство Ставропольского края, через несколько дней утвердив основные требования к школьной одежде и внешнему виду учащихся. В частности, документ запрещал школьникам посещать занятия в религиозной одежде и головных уборах.

Также в 2013 году Министерство образования и науки РФ разработало образец типовых требований субъекта Федерации к школьной одежде, согласно которым «внешний вид и одежда учащихся... должны соответствовать общепринятым в обществе нормам делового стиля и носить светский характер».

Кто-то на это может возразить: как же так, Конституция декларирует свободу вероисповедания. Более того, на фоне ситуации со школьником и его яркой прической, право на ношение которой Минпросвещение защитило, этот инцидент выглядит довольно противоречивым.

Тут следует учитывать два момента. Как уже отмечалось выше, прическу человек носит всегда, как внутри учреждения, так и вне его стен. Одежду же всегда можно снять на время и затем снова надеть. «Конституция РФ закрепляет право вероисповедания за гражданами так же, как и декларирует: Российская Федерация – светское государство. На мой взгляд, в рассуждениях по этому вопросу можно идти от обратного: никто не оспаривает требования законодательства к униформе – например, обязанность врача носить белый халат. С формой в школе та же история», – считает Анна Устюшенко. То есть подобные нормы созданы не с целью ущемить чьи-то права, а устранить различия по социальным, имущественным и религиозным признакам между обучающимися. Хотя задача унифицировать внешний вид всех школьников тоже спорная, но это уже совершенно другая тема.

Что же касается ношения религиозных атрибутов на работе, тот тут все не так однозначно. В 2010 году одной из жительниц Казани пришлось уйти с работы из-за того, что руководство запретило ей носить мусульманскую одежду. По словам девушки, ее попросили не приходить на работу в таком виде, так как это пугает клиентов и к тому же не принято в светском обществе.

«Если в локальных актах содержались требования к внешнему виду сотрудников, они были четко прописаны и не допускали ношения платка, увольнение можно считать законным (делаю допущения, что все процедурные моменты работодателем были соблюдены)», – считает Анна Устюшенко. Таким образом, если подобные требования были указаны в акте организации, при этом работник был с ними ознакомлен и подтвердил свое согласие подписью, то закон на стороне фирмы.

Однако Екатерина Ситникова с этой позицией не согласна. «В нашей стране на данный момент ношение религиозных атрибутов на работе никак не регулируется. В такой ситуации увольнение за ношение религиозной одежды или отдельных ее атрибутов не может считаться законным. Между тем в локальных нормативных актах работодателя среди требований к дресс-коду может содержаться указание на светский характер одежды. В таком случае, если работодатель может доказать, что требования дресс-кода обусловлены трудовой функцией работника (влияют на качество и производительность труда), к работнику, появившемуся на рабочем месте в религиозной одежде, могут быть применены меры дисциплинарной ответственности: замечание или выговор, но не увольнение», – поясняет юрист.

Если существует такая путаница, не проще ли унифицировать законодательство в этом отношении, как, например, было сделано со школьной формой? На самом деле нет. Организации, прописывающие дресс-код своим сотрудникам, настолько разные, что свести их к одному знаменателю практически невозможно. Тем не менее, законодатель мог бы установить границы требований, которые работодатели могут предъявлять своим сотрудникам.

По мнению Екатерины Ситниковой, детально регулировать внешний вид в законе не стоит, просто потому что сам дресс-код постепенно теряет свое значение. «Это естественный процесс, мир становится более многообразным, люди хотят подчеркнуть свою индивидуальность. В такой ситуации сохранять жесткие требования дресс-кода (основанные на пожеланиях работодателя, а не на правилах безопасности и охраны труда) будет все сложнее», – прогнозирует специалист.

Если же у сотрудников возникают проблемы на работе из-за внешнего вида сейчас, то им остается только обратиться к Конституции и вспоминать свое базовое право выбора. «А право выбора на то и право – выбирай, где тебе комфортнее работать», – советует Алексей Добрынин.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

кадровое делопроизводство, трудовое право, трудовые споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности