Мы в соцсетях
print

Снегопад может быть причиной неявки на работу

По мнению ВС, необходимо установить, мог ли работник добраться к месту работы с учетом погодных условий и предупредил ли своего руководителя

23.09.2019 | Адвокатская газета | Екатерина Коробка

Эксперты согласились с позицией Верховного Суда. Одна из них отметила, что определение ВС расширяет сложившееся узкое понимание уважительности причин для неявки на работу. Два других эксперта негативно оценили формализм нижестоящих инстанций. При этом одна из них указала на то, что обычно суды подходят к разрешению трудовых споров более обстоятельно. Вторая же сообщила о том, что московские суды часто игнорируют требования закона и встают на сторону работодателя.

12 августа 2019 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 5-КГ19-98, которым подтвердила, что невозможность добраться до работы из-за неблагоприятных погодных условий может являться уважительной причиной для отсутствия на рабочем месте.
Погода помешала работнику вернуться в город

3 февраля 2018 г. сотрудник АО «Научно-исследовательский институт стали» Наталья Захарова уехала из Москвы к своим родителям в деревню Фелисово Московской области. 5 февраля 2018 г. Наталья Захарова не смогла выехать обратно из-за сильного снегопада. Утром того же дня она сообщила своему непосредственному руководителю о том, что добраться до Москвы по объективным причинам невозможно. Только к 17 часам 5 февраля коммунальная служба расчистила дороги в деревне Фелисово, что позволило Наталье Захаровой уехать.

Поскольку женщина не появилась в институте в этот день, работодатель составил акт, в котором зафиксировал ее отсутствие на рабочем месте с 8:30 до 17:12 и указал, что к 17:12 сведений об уважительных причинах отсутствия Натальи не поступало.

На следующий день женщина вышла на работу и, чтобы официально «оформить» свое отсутствие, написала заявление об отпуске на 5 февраля. Данное заявление подписал непосредственный руководитель Натальи Захаровой, однако генеральный директор института отказал в предоставлении отпуска, поставив на проекте приказа о предоставлении отпуска отметку о том, что он не разрешен по причине его отсутствия в графике.

8 февраля 2018 г. женщина представила работодателю объяснительную о причинах своего отсутствия. В ней Наталья Захарова указала, что не смогла добраться в институт из-за снегопада. Она также сослалась на то, что предпринимала все возможные действия, чтобы попасть на работу в тот день: оформила заявку в сельское поселение на трактор для очистки дорог, который, однако, не смог приехать вовремя. Наталья Захарова также сообщила генеральному директору, что сразу же уведомила своего непосредственного начальника о том, что не может вовремя явиться в институт.

Женщина продолжала исполнять свои трудовые обязанности до конца рабочего дня 9 февраля. Однако выяснилось, что еще 8 февраля был издан приказ о ее увольнении за прогул на основании подп. «а» п. 6 ч. первой ст. 81 ТК РФ, поэтому заработную плату за 9 февраля Наталья Захарова не получила. На момент расторжения трудового договора она занимала должность заместителя начальника одного из отделов института и при этом также выполняла обязанности заместителя председателя первичной профсоюзной организации.
Две инстанции сочли причину неявки неуважительной

Полагая, что настоящей причиной ее увольнения является несогласие генерального директора с ее профсоюзной деятельностью по защите прав работников в связи с несвоевременной выплатой им заработной платы, Наталья Захарова в марте 2018 г. обратилась в суд. В своем исковом заявлении она потребовала восстановить ее на работе, выдать дубликат трудовой книжки без записи об увольнении за прогул, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, а также компенсировать моральный вред выплатой в размере 50 тыс. рублей.

Женщина пояснила Тимирязевскому районному суду, что 5 февраля она по объективной причине не могла попасть на работу. Как указала истица, единственная дорога, по которой можно выехать из деревни Фелисово, была заметена снегом, только вечером коммунальная служба расчистила путь. Женщина подчеркнула, что утром сразу же сообщила работодателю о невозможности явиться на работу из-за крайне неблагоприятных метеорологических условий.

В подтверждение своих требований истица ссылалась на акт, составленный ею 12 февраля 2018 г. и удостоверенный представителем отдела ЖКХ МКУ «Территориальное управление Федоскино». Согласно этому документу дорога в Фелисово не была очищена 4 февраля 2018 г. из-за того, что трактор не смог въехать в деревню из-за автомобиля, брошенного на дороге у въезда в населенный пункт. Как указано в акте, выезд из деревни был очищен только 5 февраля 2018 г. в период с 16 до 17 часов.

Наталья Захарова сообщила суду, что в деревне Фелисово есть только одна дорога на въезд и на выезд. Она также рассказала, что общественный транспорт в деревню не ходит, ближайшая станция от Фелисово находится в 10 км, а других населенных пунктов рядом с деревней нет, Захарова обратила внимание на тот факт, что с утра 5 февраля она предпринимала действия, чтобы выехать от родителей и добраться до работы.

Она подчеркнула, что о невозможности добраться на работу она предупредила своего непосредственного руководителя СМС-сообщением. Более того о сильном снегопаде, случившемся 4–5 февраля 2018 г., писали в СМИ. Наталья Захарова также указала на опубликованную информацию о том, что министр труда и социальной защиты в понедельник, 5 февраля 2018 г., выступил с заявлением для работающих россиян о возможности опоздания на работу из-за мощного снегопада и предупреждении об опоздании работодателя.

Однако Тимирязевский районный суд г. Москвы решением от 21 мая 2018 г. по делу № 02-1315/2018 в удовлетворении исковых требований отказал. Его позицию поддержал Московский городской суд в своем апелляционном определении от 22 октября 2018 г. по делу № 33-45711/2018.

Разрешая спор, первая инстанция, сославшись на ст. 192 и 193 Трудового кодекса, указала, что Наталья Захарова отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин. В отношении предоставленного истицей акта суд указал, что данный документ не доказывает возможность выехать из деревни только на личном автомобиле. По мнению первой инстанции, Наталья Захарова должна была подтвердить факт невозможности покинуть населенный пункт на общественном транспорте.

В решении также отмечено, что в ходе рассмотрения дела свидетель А. сообщил, что дорога была плохо расчищена только возле дома истца, а не на всей протяженности. Поэтому суд посчитал недоказанным утверждение женщины о том, что состояние дороги не позволяло передвигаться по ней на автомобиле. Кроме того, первая инстанция указала на то, что Наталья Захарова, решив выехать 3 февраля 2018 г. за пределы г. Москвы к родителям в деревню, не проявила должной осмотрительности и добросовестности, а также не приняла никаких мер, чтобы заблаговременно вернуться в Москву и прибыть на рабочее место 5 февраля.

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что женщина не смогла пояснить, какие именно обстоятельства препятствовали ей присутствовать на рабочем месте, и не предоставила доказательства объявления чрезвычайного положения или чрезвычайной ситуации в день «прогула». Неудобства, которые создают обильные осадки, по мнению суда первой инстанции, не могли быть признаны уважительной причиной неявки на работу.
ВС обратил внимание на ошибки нижестоящих судов

Не согласившись с судебными актами, Наталья Захарова обратилась в Верховный Суд. Проанализировав ч. 2 ст. 21, ч. 2 ст. 22, ст. 192 и 81 ТК, п. 23, 38 и 53 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации ТК РФ», сославшись на позицию Конституционного Суда, выраженную им, в частности, в Определениях от 19 февраля 2009 г. № 75-О-О и от 26 января 2017 г. № 33-О, ВС отметил следующее.

При рассмотрении спора о законности увольнения работника за прогул обязательно установление обстоятельств отсутствия его на рабочем месте, а также уважительности причин неявки. Исходя из таких принципов ответственности (в том числе и дисциплинарной), как справедливость, соразмерность, законность, вина и гуманизм, суду надлежит проверить обоснованность признания работодателем причины отсутствия работника на рабочем месте неуважительной.

Также, по мнению ВС, необходимо выяснить, учитывались ли работодателем при наложении дисциплинарного взыскания тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если увольнение работника произведено работодателем без соблюдения этих принципов юридической ответственности, то такое увольнение, с точки зрения судебной коллегии, не может быть признано правомерным.

Верховный Суд напомнил, что по смыслу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, между сторонами спора распределяет суд на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также с учетом требований и возражений сторон.

Как указала Судебная коллегия по гражданским делам, нижестоящие инстанции должны были установить наличие или отсутствие уважительных причин неявки истицы на работу, а также факт уведомления ее руководителя о причинах отсутствия. Для этого, по мнению Суда, требовалось выяснить три основных момента. Первый – была ли у Натальи Захаровой возможность выехать из деревни Фелисово в Москву 5 февраля 2018 г., в том числе на общественном транспорте. Второй – предпринимала ли она какие-либо действия для того, чтобы покинуть указанный населенный пункт. Третий – предупредила ли женщина своего непосредственного начальника о своем вынужденном отсутствии на работе и его причинах.

Кроме того, Верховный Суд отметил, что для решения вопроса о законности увольнения необходимо было определить, не было ли увольнение Захаровой связано с исполнением ею обязанностей заместителя председателя профсоюзной организации института. Коллегия указала, что нижестоящим инстанциям надлежало также установить, учел ли работодатель при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение Натальи Захаровой и ее отношение к труду.

Как указано в определении, при первом и апелляционном рассмотрении указанные обстоятельства установлены не были.

ВС подчеркнул, что, не принимая в качестве доказательства наличия уважительных причин отсутствия Захаровой на рабочем месте представленный ею акт о подтверждении факта неочищения дороги, первая инстанция в нарушение положений ст. 60 ГПК РФ не отразила в судебном акте норму закона, предусматривающую, что уважительность причин отсутствия на работе может подтверждаться работником только определенными средствами доказывания, круг этих доказательств суд также не определил.

Далее коллегия указала, что первая инстанция, проигнорировав ч. 3 и 4 ст. 198 ГПК, не оценила довод истицы о том, что увольнение связано с исполнением ею обязанностей заместителя председателя профсоюзной организации института. Нарушив ст. 56, 67, 196 Гражданского процессуального кодекса, районный суд указал лишь на то, что Наталья Захарова не представила доказательств какого-либо давления или принуждения со стороны работодателя к ее увольнению и не пояснила, в чем выражалось такое давление по отношению к ней.

При этом, как отметил Суд, в материалах дела есть постановление о привлечении АО «Научно-исследовательский институт стали» к административной ответственности из-за невыплаты заработной платы работникам института в 2017 году и письменное обращение профсоюзного комитета, заместителем председателя которого является Захарова, к генеральному директору института с просьбой дать пояснения по поводу задолженности по заработной плате работникам института в 2017 году.

Коллегия также указала на нарушение первой и апелляционной инстанциями положений ч. пятой ст. 192 Трудового кодекса и разъяснений п. 53 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2. Не применив указанные нормы, суды оставили без внимания факт непредставления работодателем в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что при увольнении истицы учитывались тяжесть вменяемого ей проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение Захаровой и ее отношение к труду.

В связи с этим ВС обратил внимание на имеющуюся в материалах дела характеристику Натальи Захаровой, составленную ее работодателем. В этом документе указано, что женщина является высоким профессионалом и ответственным работником, имеет благодарность от работодателя, благодарственное письмо в честь 75-летия института, почетную грамоту как заместитель председателя первичной профсоюзной организации.

Кроме того, как отметила Судебная коллегия, обстоятельства, связанные с личностью истицы, не получили правовой оценки нижестоящих инстанций. ВС подчеркнул, что при обращении в суд Наталья Захарова указала, что она более семнадцати лет проработала в НИИ стали, при этом не имела никаких взысканий, получала только поощрения и награды. Женщина просила учесть, что, являясь единственным кормильцем в семье, одна воспитывает несовершеннолетнюю дочь.

Завершая анализ апелляционного определения, Судебная коллегия по гражданским делам подчеркнула: вывод Московского городского суда о том, что в соответствии со ст. 81 и 192 Трудового кодекса прогул является самостоятельным и достаточным основанием для увольнения, основан на ошибочном толковании норм права и сделан без учета разъяснений, содержащихся в п. 53 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2.

Установив существенное нарушение норм материального и процессуального права, Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Тимирязевский районный суд в ином составе суда.

Наш комментарий:

Анна Устюшенко, INTELLECT, специально для «Адвокатской газеты»:

Отсюда вытекает «расширительное» толкование причин, которые суд может счесть уважительными при отсутствии работника на рабочем месте.

Эксперты указали на значимость определения ВС

«Верховный Суд в очередной раз подтвердил, что в трудовых спорах многое построено на субъективном восприятии особенностей дела конкретным судьей. С точки зрения юриста-консультанта такая особенность трудовых споров и хороша, и плоха одновременно: с одной стороны – невозможно гарантировать положительный результат, с другой – появляется возможность реализовывать принцип состязательности гражданского процесса», – отметила партнер и руководитель практики юридической фирмы INTELLECT Анна Устюшенко.

По ее мнению, значимо указание ВС на недопустимость формального подхода при рассмотрении такого рода споров. «Отсюда вытекает «расширительное» толкование причин, которые суд может счесть уважительными при отсутствии работника на рабочем месте. Законодательство не содержит перечня уважительных причин, однако его годами нарабатывала судебная практика, сузив до наличия больничного листа, справки из медицинской организации и аналогичных документов», – пояснила Анна Устюшенко.

Она также отметила важность определения как «очередного напоминания» о необходимости применения п. 53 Постановления Пленума от 17 марта 2004 г. № 2, которым установлена обязанность работодателя учитывать тяжесть проступка, обстоятельства его совершения и предшествующее отношение работника к труду.

Анна Устюшенко сообщила, что на сегодня в практике бытует мнение, что, при отсутствии других нарушений при увольнении, нельзя признать его незаконным только по причине несоблюдения работодателем п. 53 Постановления Пленума от 17 марта 2004 г. № 2. «Однако в комментируемом акте ВС указал на отнюдь не второстепенную роль п. 53 в процедуре привлечения работника к дисциплинарной ответственности», – заключила юрист.

По словам партнера юридической компании Law & CommerceOffer Виктории Соловьёвой, определение ВС имеет важное значение для установления ориентира при определении судами уважительных причин отсутствия на рабочем месте. Юриста удивило формальное отношение первой инстанции и апелляции к рассмотрению дела. «Как правило, суды общей юрисдикции считают работника менее защищенной стороной трудовых отношений. В спорах о восстановлении на работе они традиционно обстоятельно подходят к анализу совокупности всех факторов и самой ситуации увольнения», – пояснила Виктория Соловьева.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Валерия Аршинова сообщила «АГ», что в данном деле большее значение имеет даже не причина неявки на работу, а формальный подход первой и второй инстанций. «Фактически суды установили лишь факт отсутствия истца на рабочем месте в течение всего рабочего дня и только на этом основании пришли к выводу о том, что увольнение было произведено в соответствии с трудовым законодательством», – отметила она. По словам адвоката, московские суды часто встают на сторону работодателя, не принимая во внимание особенности распределения бремени доказывания, в соответствии с которыми именно работодатель должен обосновать правомерность увольнения.

Адвокат также обратила внимание на тот факт, что в данном деле истица представила доказательства, подтверждающие неблагоприятные погодные условия. Внимания, по мнению Валерии Аршиновой, заслуживали и доводы работника о необходимости поездки для помощи родителям, а также о ее действиях, совершенных с целью выбраться из заснеженной деревни.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

кадровое делопроизводство, сокращение персонала, трудовые споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности