Мы в соцсетях
print

Отказ банкрота от госконтракта

В каких случаях подрядчик-банкрот не может быть включен в реестр недобросовестных поставщиков?

ВС РФ: Отказ конкурсного управляющего от исполнения контракта не относится к основаниям для включения должника в реестр недобросовестных поставщиков.

19.08.2019 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

Верховный Суд РФ пояснил, что отказ конкурсного управляющего господрядчика-банкрота от исполнения госконтракта не относится к основаниям для включения такой организации в реестр недобросовестных поставщиков. Эксперты «АГ» поддержали выводы ВС. По мнению одного из них, организация была включена в реестр недобросовестных поставщиков неправомерно даже с формальной точки зрения. Другой эксперт полагает, что в контексте судебной практики действия (бездействие) заявителя должны оцениваться не с позиции гражданско-правовой ответственности, а с административной, при наступлении которой административный орган должен доказать вину привлекаемого к административной ответственности лица.

13 августа Верховный Суд РФ вынес Определение №305-ЭС19-4541 по спору между ФАС России и господрядчиком-банкротом, чьи данные были внесены в реестр недобросовестных поставщиков, несмотря на соблюдение процедуры его конкурсным управляющим по отказу от госконтракта.

В 2014 году ФКУ Управление федеральных автомобильных дорог «Южный Урал» Федерального дорожного агентства заключило госконтракт на строительство и реконструкцию автодороги с победителем электронного аукциона ООО «Строительное управление-820».

Через три года суд признал подрядчика банкротом и ввел в отношении него конкурсное производство. Далее общество перестало исполнять обязательства по госконтракту в связи с распоряжением его конкурсного управляющего от 13 июня 2017 года, вынесенным на основе решения кредиторов о прекращении хозяйственной деятельности должника. Впоследствии заказчик в одностороннем порядке отказался от исполнения госконтракта путем вынесения соответствующего решения об этом от 4 декабря 2017 года. Он также обратился в антимонопольный орган с требованием включить бывшего контрагента в реестр недобросовестных поставщиков. Таким образом, банкрот оказался в вышеуказанном реестре по решению ФАС России.

ООО «Строительное управление-820» безуспешно пыталось оспорить решение антимонопольного органа в трех судебных инстанциях. Отказывая в удовлетворении требований, суды исходили из соблюдения заказчиком порядка одностороннего отказа от исполнения госконтракта и наличия у ФАС оснований для включения в реестр недобросовестных поставщиков сведений об обществе, которое допустило ненадлежащее исполнение обязательств по контракту. При этом они отметили, что арбитражный суд в рамках дела №А76-29260/2017 оставил без удовлетворения требования общества об оспаривании одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта.

Впоследствии общество обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права. Заявитель, в частности, утверждал, что ч. 2 ст. 104 Закона о контрактной системе предусматривает возможность включения в реестр недобросовестных поставщиков только сведений о лицах, с которыми контракты расторгнуты по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов. Поскольку в рамках дела № А76-29260/2017 суд признал соблюденным порядок отказа конкурсного управляющего от исполнения сделки, у антимонопольного органа, по мнению заявителя, не имелось правовых оснований для вывода о соблюдении заказчиком порядка одностороннего отказа от исполнения уже расторгнутого контракта и включения в реестр недобросовестных поставщиков сведений об обществе, в действиях которого отсутствовала недобросовестность.

В подтверждение своей позиции общество в кассационной жалобе также ссылалось на вступившее в законную силу постановление апелляционного суда по делу №А76-8649/2018, которым решение заказчика от 4 декабря 2017 г. об одностороннем отказе от исполнения договора признано недействительным.

Изучив материалы дела №А40-27291/2018, высшая судебная инстанция напомнила, что в силу п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе заявить отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном ст. 102 такого закона. В соответствии с таким порядком внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника. Данный отказ может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью или частично, если они препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если их исполнение повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

«В случаях, предусмотренных п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве, договор считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления внешнего управляющего об отказе от исполнения договора. При этом отказ конкурсного управляющего от исполнения контракта не относится к основаниям для включения сведений в отношении должника в реестр недобросовестных поставщиков, предусмотренным ч. 2 ст. 104 Закона о контрактной системе», – отметил Суд.

Таким образом, ВС указал, что нижестоящие суды не проверили и не оценили доводы заявителя, которые свидетельствовали об отсутствии оснований для включения в реестр недобросовестных поставщиков общества, конкурсный управляющий которого обоснованно отказался от исполнения договора. В этой связи Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Наш комментарий:

Роман Речкин, INTELLECT, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Включение лица в реестр недобросовестных поставщиков – это, по существу, санкция, заключающаяся в неблагоприятных последствиях нарушения участником размещения заказа условий контракта.

Комментируя дело, старший партнер, руководитель группы практик юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин поддержал выводы ВС РФ: «Определение Суда, безусловно, разумно, так как ООО "СУ-820" было включено в РНП неправомерно даже с формальной точки зрения».

По его мнению, в этом деле госконтракт прекратился не по причине отказа от его исполнения заказчиком, а по причине отказа от исполнения контракта подрядчиком в лице конкурсного управляющего на основании ст. 102 Закона о банкротстве. «Подрядчик отказался от исполнения госконтракта в июне 2017 года, причем правомерность такого отказа была подтверждена арбитражным судом в рамках дела №А76-29260/2017. Последующий (в декабре того же года) отказ заказчика от госконтракта, очевидно, правового значения не имеет, поскольку нельзя отказаться от исполнения контракта, который и так уже прекращен. Соответственно, такой отказ заказчика не может являться основанием для включения ООО "СУ-820" в РНП», – отметил эксперт.

Роман Речкин добавил, что включение лица в реестр недобросовестных поставщиков – это, по существу, санкция, заключающаяся в неблагоприятных последствиях нарушения участником размещения заказа условий контракта. «Поэтому недопустимо применение такой санкции в случае правомерного отказа подрядчика от госконтракта, тем более по прямо предусмотренному Законом о банкротстве основанию. Санкция явно несправедлива еще и потому, что решение о прекращении хозяйственной деятельности должника принимают кредиторы, отказывается от исполнения госконтракта – конкурсный управляющий, а неблагоприятные последствия наступают для иных лиц – для самого должника, его участников, членов коллегиального исполнительного органа, а также для единоличного исполнительного органа», – полагает он.

По словам эксперта, ничто не мешало ВС РФ вынести новый судебный акт, разрешив спор по существу. «В любом случае после вывода коллегии о том, что "отказ конкурсного управляющего от исполнения контракта не относится к основаниям для включения сведений в отношении должника в реестр недобросовестных поставщиков", результат дела фактически предрешен», – заключил Роман Речкин.

Юрист юридической фирмы «Ю энд Партнерс» Виктория Туголукова отметила, что ч. 2 ст. 104 Закона о контрактной системе содержит закрытый перечень оснований для включения в реестр недобросовестных поставщиков, и в данном списке отсутствует основание в виде отказа конкурсного управляющего от исполнения контракта. «Таким образом, позиция Верховного Суда РФ основывается на буквальном толковании закона. Если от исполнения контракта отказался поставщик-банкрот, то основания для включения в реестр отсутствуют. В случае отказа от госконтракта заказчика – формально такие основания имеются, но необходимо доказать все условия включения в реестр, а именно вину поставщика. Ранее суды не анализировали аналогичный вопрос, поэтому данное дело может существенно повлиять на понятие "недобросовестный поставщик", которое отсутствует в законодательстве», – полагает эксперт.

По мнению юриста, в контексте судебной практики действия (бездействие) заявителя должны оцениваться не с позиции гражданско-правовой ответственности (при наступлении которой предполагается вина контрагента, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего свои обязательства), а применительно с административной, при наступлении которой административный орган должен доказать вину привлекаемого к административной ответственности лица.

«Следовательно, для включения в реестр недобросовестных поставщиков необходимо установить, что действия поставщика были направлены на несоблюдение условий контракта или уклонение от его исполнения (Определение ВС РФ от 29 марта 2016 г. № 305-ЭС16-1282). Поскольку при банкротстве невозможно установить вину поставщика, соответственно, отказавшуюся от исполнения контракта из-за банкротства компанию невозможно признать недобросовестной», – резюмировала Виктория Туголукова.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банкротство, госзаказ, коммерческие споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности