Мы в соцсетях
print

Банкротство в России: тенденции и прогнозы

Граждане начинают банкротство по собственной инициативе, а компании – по принуждению. В обоих случаях процедура весьма востребована.

Увеличения банкротств организаций не ожидается, если не будет очередного кризиса. А вот число «потребительских» банкротств может вырасти.

Бизнес перестал доверять сам себе: участники экономического оборота теряют надежду на добровольное исполнение контрагентами обязательств и обращаются к процедуре банкротства как к самому эффективному способу их принудительного исполнения. С гражданами ситуация диаметрально противоположная: в отличие от коммерческих организаций люди сами ввязываются в банкротство, почитая его решением всех проблем. О современных реалиях банкротства в России, об основных тенденциях и прогнозах читайте в статье.

Банкротство юридических лиц

В настоящее время банкротство коммерческих организаций в нашей стране – процедура преимущественно ликвидационная. Случаи введения в отношении должника реабилитационных процедур внешнего управления и финансового оздоровления ничтожно малы – по сравнению с количеством процедур конкурсного производства. Более того, даже если история банкротства начинается с реабилитационных процедур, то завершается все равно введением конкурсного производства.

Тому есть, на наш взгляд, три причины:

  • отсутствие у должника интереса восстановить платежеспособность,
  • введение процедуры банкротства в последний момент, когда восстановление платежеспособности невозможно по объективным причинам,
  • применение реабилитационных процедур столь редко встречается, что законодательство и правоприменительная практика в этой области не совершенствуются.

В 2018 году, согласно данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, число корпоративных банкротств вышло на «естественный» уровень. Это связано с тем, что бизнес приспособился вести деятельность в условиях текущей экономической ситуации после кризисных событий 2014-2015 годов.

В 2019 году количество корпоративных банкротств также не превышает средние показатели. В сравнении с последним кварталом 2018 года в I квартале 2019 года наблюдался рост на 1,9%. Однако он оказался локальным, отмечает Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, и продолжения не получил: по итогам II квартала число банкротов среди юрлиц снизилось на 3,7% относительно предыдущего квартала.

С учетом совершенствования ФЗ «О банкротстве» и судебной практики увеличения банкротств организаций не ожидается, если не будет очередного резкого ухудшения экономической ситуации.

Основные тенденции в сфере банкротства юридических лиц

1. Установление повышенного стандарта доказывания для аффилированных лиц.

Как правило, независимые кредиторы и арбитражные управляющие в делах о банкротстве сталкиваются с требованиями аффилированных с должником лиц. Для включения своих требований в реестр требований кредиторов должника такие лица стараются создать полную видимость идеального обязательства, все факты подтверждаются документально, документы не содержат внешних пороков.

Верховный Суд РФ, рассматривая одно из таких требований установил: «К требованию [аффилированного с должником] общества должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой кредитор должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга, поскольку общность экономических интересов, в том числе повышает вероятность представления кредитором внешне безупречных доказательств исполнения по существу фиктивной сделки с противоправной целью последующего распределения конкурсной массы в пользу «дружественного» кредитора и уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю кредиторов независимых, что не отвечает стандартам добросовестного осуществления прав» (Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23 августа 2018 г. №305-ЭС18-3533 по делу №А40-247956/2015).

Эта позиция позволила независимым кредиторам противодействовать включению в реестр несуществующих требований дружественных должнику кредиторов.

Пример. Заявлялось требование аффилированного кредитора о включении задолженности по договору поставки: якобы кредитор поставил товар, а должник не оплатил. К заявлению прилагались договор поставки, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные и все необходимые документы, на основании которых обычно происходит бесспорное подтверждение факта поставки.

Повышенный стандарт доказывания позволил независимым кредиторам проверять реальность этих отношений гораздо глубже, а именно: аффилированный кредитор должен представить сведения, откуда товар появился у него, сам он его произвел либо приобрел для поставки, как поставленный товар был использован должником, где хранился, как перевозился. И уже эти обстоятельства не подтверждались должником и дружественным кредитором.

На основании этого суды стали отказывать в удовлетворении требований аффилированных кредиторов о включении в реестр. В результате независимые кредиторы получили возможность препятствовать группе аффилированных лиц проводить контролируемые банкротства, а также увеличили возможность удовлетворения своих требований за счет конкурсной массы.

Кроме того, на уровне судов первой инстанции правило об установлении повышенного стандарта доказывания для аффилированных с должником лиц стало применяться не только при рассмотрении требований о включении в реестр, но и при рассмотрении споров о признании сделок должника, совершенных с аффилированными лицами, недействительными.

2. Расширение круга лиц, попадающих под понятие «контролирующее должника лицо», и возможность их привлечения к субсидиарной ответственности.

После введения в ФЗ «О банкротстве» главы III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве» к субсидиарной ответственности все чаще привлекаются не только руководитель и участники должника, но и иные лица.

Это связано, в частности, с появлением пп. 3 п. 4 ст. 61.10 ФЗ «О банкротстве», в котором указано: «Пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителя должника».

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» указывается, кто может являться таким лицом:

  • лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности;
  • выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота) совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

Указанный перечень примеров не является исчерпывающим.

Пример. Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2019 №Ф09-9856/16 по делу №А07-14712/2016 оставлены без изменения акты судов первой и апелляционной инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника восьми лиц, включая ликвидатора, руководителя должника, его супругу, отца, тещу, брата супруги, аффилированное общество и руководителя аффилированного общества. При рассмотрении спора было доказано, что все указанные лица получали выгоду от незаконных действий руководителя должника, которые привели к неплатежеспособности должника.

Благодаря вышеприведенным нормам кредиторы и арбитражные управляющие получили возможность привлекать к субсидиарной ответственности не только руководителей должника, но и лиц, на которых было сосредоточено выведенное имущество должника, что в свою очередь позволяет более эффективно пополнять конкурсную массу должника.

3. Снижение числа контролируемых должником банкротств.

Данная тенденция является прямым следствием первых двух. Должникам совместно с «дружественными» кредиторами становится все сложнее проводить контролируемые процедуры банкротства в целях ухода от исполнения обязательств и сокрытия имущества.

В первую очередь, это связано с улучшением качества контроля судами за включением требований аффилированных кредиторов в реестр. Дружественным кредиторам все сложнее обеспечить себе большинство голосов на собраниях кредиторов.

Во-вторых, контролирующие должника лица стали опасаться привлечения к субсидиарной ответственности и сами все реже прибегают к инициированию процедур банкротства.

В-третьих, кредиторам предоставлены значительные полномочия по заявлению возражений при рассмотрении требований аффилированных кредиторов по оспариванию сделок должника, по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. В такой ситуации даже назначение дружественного должнику арбитражного управляющего не минимизирует указанные последствия.

Все это привело к тому, что все больше процедур банкротства проходит под контролем независимых кредиторов, что несомненно является положительным трендом для всего института несостоятельности (банкротства).

В целом, все перечисленные тенденции можно объединить общим тезисом – отход от формализма. Суды при вынесении решений все больше ориентируются на обстоятельства конкретного обособленного спора; выводы судов все чаще опираются на принципы добросовестности поведения участников спора, а не на формальное толкование норм ФЗ «О банкротстве».

Банкротство физических лиц

Добросовестные граждане, оказавшись в тяжелой финансовой ситуации, все чаще используют процедуру банкротства как возможность для восстановления платежеспособности. Об этом свидетельствуют статистика: по данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, в 2018 году число банкротств физических лиц выросло в 1,5 раза относительно 2017 года. Показатели 2019 году сравнимы с прошлогодними.

Можно прогнозировать увеличение числа так называемых «потребительских» банкротств, связанных с высокой кредитной нагрузкой и сложным финансовым положением. Однако массовым явлением банкротство граждан не станет – в силу дороговизны услуг юристов по сопровождению этой процедуры.

Есть и еще один нюанс: арбитражные управляющие в большинстве своем не хотят заниматься банкротством физических лиц из-за несоответствия уровня вознаграждения (25 000 рублей плюс процент от размера удовлетворенных требований) уровню трудозатрат и ответственности управляющих.

Основная тенденция в сфере банкротства физических лиц – запрет банкротного «туризма»

По общему правилу, заявление о признании гражданина банкротом подается по месту его жительства (ч. 4 ст. 38 АПК РФ, п. 1 ст. 33 ФЗ «О банкротстве»).

Суды формально использовали это правило и принимали заявления о банкротстве должников по месту их жительства. Такой подход судов стал использоваться недобросовестными должниками. Должник, осознавая наступление признаков неплатежеспособности, изменял место регистрации на отдаленный регион. После изменения регистрации подавал заявление о признании его банкротом в арбитражный суд по новому месту регистрации. Так как большинство обязательств у должника возникало по прежнему месту жительства, кредиторы продолжали находиться там же.

Пример. Индивидуальный предприниматель ведет деятельность в Санкт-Петербурге, там же располагаются и контрагенты. Затем индивидуальный предприниматель перестает исполнять обязательства перед контрагентами и параллельно изменяет место регистрации на г. Магадан. Сразу после изменения регистрации предприниматель подает в Арбитражный суд Магаданской области заявление о признании его банкротом.

Кредиторам должника, располагающимся в Санкт-Петербурге, будет, как минимум, проблематично и дорогостояще контролировать процедуру банкротства должника в Магадане. А как максимум – они могут и вовсе не сразу узнать о возбуждении дела о банкротстве и пропустить установленный срок на включение своих требований в реестр требований кредиторов.

Подобные действия создавали для должника возможности недобросовестно проводить процедуры собственного банкротства, избегать предъявления требований, скрывать имущество.

Проблема была разрешена Верховным Судом РФ в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 21.03.2019 №308-ЭС18-25635 по делу №А63-9583/2018. В этом деле должник изменил место регистрации с города Москвы на Ставропольский край и обратился в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением о признании его банкротом. Суд первой инстанции сделал вывод о наличии злоупотребления правом в действиях должника и о необходимости передачи дела по подсудности в Арбитражный суд г. Москвы.

Суды апелляционной и кассационной инстанции отменили судебный акт и применили вышеназванный формальный подход к определению подсудности по месту регистрации должника.

Верховный Суд отменил акты судов апелляционной и кассационной инстанции и согласился с выводами суда первой инстанции: «Регистрация гражданина по месту жительства, выполняющая учетную функцию, не может быть использована им при совершении недобросовестных действий, направленных, в частности, на изменение подсудности спора путем формальной регистрации по новому месту жительства, с целью проведения процедуры банкротства на территории другого субъекта Российской Федерации».

Также Верховный Суд отметил: «Если заинтересованное лицо привело убедительные доводы и представило доказательства, зарождающие у суда обоснованные сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион.

При этом следует признать, что чем ближе дата смены регистрационного учета к дате возбуждения дела о банкротстве (и соответственно к моменту решения судом вопроса о подсудности дела), тем более высокой является априорная вероятность наличия в действиях должника по смене такого учета признаков недобросовестности, следовательно, тем в более упрощенном порядке на него должно перекладываться бремя процессуальной активности по обоснованию подсудности».

Подход Верховного Суда, безусловно, влечет позитивные последствия для кредиторов. При обнаружении дела о банкротстве должника в другом регионе кредиторы смогут добиться передачи дела по подсудности в регион, где должник реально проживает и ведет деятельность.

Кроме того, указанная позиция, вероятно, будет распространяться и на случаи, когда кредитор подает заявление о признании должника банкротом по последнему месту регистрации, а должник, в свою очередь, начинает добиваться передачи дела в другой арбитражный суд, так как он якобы недавно изменил место жительства. При предоставлении достаточных доказательств, что изменение места жительства является фиктивным, суды будут принимать заявления о признании должников банкротами по прежнему месту их регистрации, которое было известно кредиторам.

Как следствие, кредиторы смогут сократить издержки на участие в процедуре банкротства должника и обеспечить наиболее полный контроль за добросовестностью поведения должника, что будет способствовать удовлетворению требований кредиторов.

Статья написана специально для сайта INTELLECT

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности