Мы в соцсетях

RU   EN



print

Банкротство и повышенный стандарт доказывания

Верховный Суд вновь напомнил о повышенном стандарте доказывания в делах, касающихся взыскания денежных средств с компании-банкрота.

Повышение стандарта доказывания в спорах, связанных с делами о банкротстве, направлено в первую очередь на защиту интересов добросовестных кредиторов.
Коптяев Никита Олегович

Коптяев Никита Олегович
Юрист


Дело № А32-43610/2015, дошедшее до Верховного Суда, началось с иска общества «ТПК «Кубань» к обществу «Агра-Кубань» о взыскании долга в размере 331 миллион рублей по договорам поставки и купли-продажи земельного участка.

Для подтверждения заявленных требований истец представил подписанные сторонами товарные накладные, а также акты сверки взаимных расчётов. Согласно материалам дела, по договору поставки ответчик получил подсолнечник, жмых подсолнечный, мало подсолнечное нерафинированное. Кроме того, с помощью сведений из Единого государственного реестра был подтвержден факт передачи ответчику права собственности на земельный участок площадью 70 тысяч кв.м. Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 18 февраля 2016 года требования истца были удовлетворены.

Полгода спустя, в августе, в отношении общества «Агра-Кубань» было возбуждено дело о банкротстве и введена процедура наблюдения. А еще через шесть месяцев, в феврале 2017 года, в реестр требований кредиторов должника были включены требования акционерного общества «Россельхозбанк».

Воспользовавшись правами конкурсного кредитора, Россельхозбанк подал апелляционную жалобу на решение суда о взыскании многомиллионного долга в пользу «ТПК «Кубань». Заявитель, в частности, указал, что заключенные между истцом и ответчиком сделки являются мнимыми: реальной их целью было создание искусственной задолженности для включения требований «дружественного» кредитора в реестр кредиторов должника.

В подтверждение довода о мнимости совершенных должником сделок банк обратил внимание суда на следующие обстоятельства:

  • истец в короткий срок поставил большой объем сельскохозяйственной продукции при том, что он не занимался её производством и не имел экономической возможности по покупке товара в таком количестве;
  • согласно представленным документам, поставка сельскохозяйственной продукции была осуществлена по адресу бизнес-центра;
  • ответчик не отражал наличие соответствующего долга в своей финансовой отчетности;
  • истец продолжал пользоваться проданным земельным участком.

Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении жалобы банка, указав, что возражения о мнимости сделок опровергаются наличием частичной оплаты по договорам, подписанными товарными накладными и иными документами. Суд округа оставил вынесенные по делу судебные акты без изменения.

Тогда Россельхозбанк обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, который согласился с доводами о мнимости заключенных должником сделок и отправил дело на новое рассмотрение.

В определении от 13 июля 2018 года № 308-ЭС18-2197 Судебная коллегия ВС РФ по экономическим спорам напомнила нижестоящим судам о том, что решение по настоящему делу напрямую предопределяет результат рассмотрения вопроса о включении требований истца в реестр кредиторов должника в рамках банкротного дела. В такой ситуации судам необходимо руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть проводить более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. Основанием к удовлетворению иска, отмечается в определении, являлось бы представление истцом доказательств, которые ясно и убедительно подтверждают наличие и размер задолженности перед ним и опровергают возражения кредитора, обжалующего судебный акт.

Повышение стандарта доказывания в таких спорах направлено в первую очередь на защиту интересов добросовестных кредиторов. Формирование искусственной задолженности со стороны должника и взаимосвязанного с ним кредитора не только позволяет им необоснованно участвовать в распределении конкурсной массы, но и предоставляет возможность оказывать влияние на ход самой процедуры банкротства (участвовать в общем собрании кредиторов, предлагать кандидатуру арбитражного управляющего и т.д.). Подобное вмешательство недобросовестных лиц в процедуру банкротства напрямую затрагивает права и законные интересы иных кредиторов: независимые кредиторы получают удовлетворение в меньшем объеме, осложняется формирование конкурсной массы должника.

Необходимо отметить, что изложенная Верховным Судом правовая позиция получила широкое применение в практике вышестоящих судов. Первоначально повышенный стандарт доказывания при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований кредиторов должника был закреплен в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 35 от 22 июня 2012 года «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве». Этот подход при рассмотрении дел неоднократно использовал и Верховный Суд (см., в частности, определения ВС РФ от 11 сентября 2017 г. № 301-ЭС17-4784; от 25 сентября 2017 г. № 309-ЭС17-344; от 4 июня 2018 г. № 305-ЭС18-413 и другие).

По всей видимости, выработанная правовая позиция на настоящий момент воспринимается далеко не всеми арбитражными судами нижестоящих инстанций. Однако, учитывая последние тенденции судебной практики по борьбе со злоупотреблениями в делах о банкротстве, можно высказать осторожное предположение о том, что подобные споры всё реже будут требовать вмешательства со стороны высшей судебной инстанции.

Материал подготовлен специально для сайта ИНТЕЛЛЕКТ-С

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство, корпоративные споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности