Мы в соцсетях
print

Вкус к банкротству

Граждан, объявляющих себя несостоятельными, становится все больше.

08.07.2019 | Деловой Петербург | Дмитрий Маракулин

Должники прячут имущество, организовывают себе комфортное банкротство, а власть борется с их ухищрениями.

Руководитель группы по банкротству юркомпании "Качкин и партнеры" Александра Улезко отмечает изменение подхода судов к принципу добросовестности должников. Ранее должники пользовались формальным отношением арбитража к приему их заявлений о несостоятельности: меняли место регистрации на отдаленный регион и там проходили процедуру банкротства. Такие действия, по оценке юристов, позволяли, в частности, избежать внимания кредиторов, большинство из которых, как правило, оставалось по месту прежнего жительства должника. К примеру, владелец группы компаний "Мастер" Феликс Бажанов из Московской области перерегистрировался в Рязани, попросив Арбитражный суд Московской области вернуть государственной корпорации развития "ВЭБ.РФ" (ранее Внешэкономбанк) ее заявление, в котором она просила признать Бажанова банкротом. И в тот же день обратился с заявлением о собственном банкротстве в Арбитражный суд Рязанской области. Спор о смене подсудности в феврале этого года был рассмотрен экономколлегией ВС РФ, которая, как отмечает Ольга Береза, старший юрист юридического бюро "Григорьев и партнеры", увидела в поведении должника недобросовестность. В итоге банкротное дело Бажанова продолжил рассматривать Арбитражный суд Московской области.

В последнее время ВС РФ выносил аналогичные решения и по другим подобным делам.

Брачный договор — не спасение

Продолжается борьба с выводом активов — безвозмездные сделки должника с родственниками признаются судами недействительными. "Ситуация ранее была очень распространенная: бизнесмен в преддверии финансовых проблем мог подарить все детям — к примеру, так было в деле о банкротстве Николая Кичиджи, совладельца ретейлера "Дети", — говорит руководитель группы антикризисного управления и банкротства "Дювернуа Лигал" Карина Епифанцева. Финансовому управляющему удалось оспорить сразу несколько безвозмездных сделок должника с дочерью и вернуть таким образом в конкурсную массу несколько объектов недвижимости.

Месяцем ранее ВС РФ высказал позицию при определении судьбы имущества, бывшего по условиям брачного договора общим для супругов Елены Малининой и Валерия Андрусенко, но ставшего незадолго до банкротства Андрусенко единоличной собственностью Малининой. По мнению экономколлегии, несмотря на брачный договор, общее имущество следует включать в конкурсную массу для последующего погашения задолженности.

Роскошь в конкурсную массу

Меняется судебная практика по включению в конкурсную массу единственного жилья должника. Нередко единственным жильем, по словам Наталии Денькович, руководителя банкротной практики Legal to Business, может быть трехэтажный коттедж в Курортном районе или пятикомнатная квартира в историческом центре. По общему правилу, как отмечает Сергей Высоцких, адвокат адвокатского бюро "S&K Вертикаль", если такое жилье не находится в ипотеке, то вне зависимости от его стоимости гражданина нельзя заставить его продать даже в процедуре банкротства.

Однако Верховный Cуд РФ не так давно вынес прецедентное решение. Москвич Анатолий Фрушак задолжал своему кредитору 13 млн рублей, а затем решил признать себя банкротом. В рамках рассмотрения заявления о несостоятельности Арбитражный суд Москвы исключил из конкурсной массы пятикомнатную квартиру Анатолия Фрушака (стоимость — 28 млн рублей). Спор дошел до ВС РФ, который отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. При этом, отмечает Сергей Высоцких, незадолго до банкротства должник сменил место регистрации — с квартиры родственников на эту. При повторном рассмотрении действия Фрушака суды сочли недобросовестными и фактически лишили его жилье исполнительского иммунитета. Этот спор станет важным кейсом для судей при оценке того, как роскошное жилье стало единственным, считает Сергей Высоцких.

Дорогое удовольствие

Стоимость процедуры банкротства складывается из нескольких слагаемых. Обязательные составляющие, как отмечает Ольга Береза, — это госпошлина (300 рублей), вознаграждение финансового управляющего, назначаемого должнику судом (25 тыс. рублей), размещение данных в газете "Коммерсант" и на ЕФРСБ (7 тыс. рублей и 402,5 рубля соответственно за одну публикацию), почтовые расходы (до 4 тыс. рублей). Наиболее дорогостоящим этапом является реализация имущества: кроме оплаты объявлений о торгах и услуг электронной площадки (7 тыс. рублей) может потребоваться привлечение независимых специалистов — к примеру, оценщиков различных активов должника.

"За 25 тыс. рублей найти управляющего непросто: банкротство гражданина не сулит ему дополнительного вознаграждения ни за субсидиарную ответственность, ни за реализацию большого количества имущества. Поэтому часто граждане вынуждены неофициально доплачивать управляющим", — отмечает Высоцких.

Наш комментарий:

Сергей Гуляев, INTELLECT, специально для газеты «Деловой Петербург»:

При обращении граждан с заявлением о признании их банкротами возникают трудности при назначении финансового управляющего.

Прогноз

По данным ЕФРСБ, в 2018 году число банкротств физлиц увеличилось в 1,5 раза, если сравнивать с 2017-м. По оценке Сергея Гуляева, ведущего юриста INTELLECT, показатели 2019-го будут сопоставимы с результатами прошлого года.

"Граждане "распробовали" процедуру банкротства. Для этого не потребовалось даже большого юридического просвещения, всю работу сделало сарафанное радио", — добавляет Сергей Высоцких. По оценке юристов, рост, в частности, может произойти за счет так называемых потребительских банкротств — из-за кредитной нагрузки и сложного финансового положения населения.

Комментарии

Сергей Высоцких, адвокат адвокатского бюро "S&K Вертикаль":

"Сказать, как поведут себя крупные коммерсанты по отношению к личному банкротству, сложно. Зачастую банкротство таких лиц связано не с их собственным желанием. Банки, предоставляя бизнесу кредит, требуют от бенефициара выступить поручителем. Поэтому параллельные банкротства крупных коммерсантов и их бизнеса были, есть и будут, поскольку это выгодно банкам".

Наталия Денькович, руководитель банкротной практики Legal to Business:

"В связи с падением доходов физических лиц в течение последних лет количество банкротов объективно должно увеличиться, особенно если удастся снизить стоимость процедуры банкротства. В настоящее время она является сдерживающим фактором. Средняя стоимость процедуры банкротства физлица в Санкт–Петербурге — 200-250 тыс. рублей".

Сергей Гуляев, адвокат, ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT:

"На практике при обращении граждан с заявлением о признании их банкротами возникают трудности при назначении финансового управляющего. Так как при подаче заявления гражданина о собственном банкротстве кандидатура финансового управляющего определяется путем случайной выборки, большинство управляющих отказываются от принятия подобных процедур в связи с несоответствием уровня вознаграждения (25 тыс. рублей плюс процент от размера удовлетворенных требований) уровню трудозатрат и ответственности управляющих".

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности