Мы в соцсетях
print

Последствия отказа от требований

ВС уравнял заявление о включении требования в реестр требований кредиторов должника с иском.

18.03.2020 | Адвокатская газета | Зинаида Павлова

Как пояснил Суд, подача конкурсным кредитором заявления об отказе от требования, заявленного в деле о банкротстве, свидетельствует о нежелании дальнейшего использования механизмов судебной защиты путем взыскания денежного долга.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы ВС РФ. По мнению одного из них, при кажущейся теоретической выверенности правовой позиции Суда его определение по данному делу может оказаться не вполне справедливым. Двое других сочли, что выводы ВС заставят кредиторов более внимательно относиться к избранию соответствующего механизма, влекущего прекращение производства по их требованиям, в рамках дела о банкротстве.

Верховный Суд РФ своим Определением № 305-ЭС19-21315 от 27 февраля разрешил спор по иску о взыскании договорной задолженности кредитором, ранее отказавшимся от своего требования в рамках банкротной процедуры.

В январе 2015 г. ООО «Олекминский рудник» (заказчик) и ООО «Петропавловск – Черная металлургия» (исполнитель) заключили договор об оказании представительских, консультационных, информационных, управленческих и иных услуг и работ. В 2016 г. в отношении рудника была возбуждена процедура банкротства и введена процедура наблюдения.

Сославшись на наличие задолженности по оплате оказанных услуг и работ на сумму в 27 млн руб., исполнитель обратился в суд заявлением о включении его требования в реестр требований кредиторов рудника. В дальнейшем общество отказалось от данного заявления, и суд прекратил производство по нему. В 2017 г. все кредиторы должника отказались от заявленных требований к руднику, и дело о его банкротстве было прекращено.

В марте 2018 г. компания «Петропавловск – Черная металлургия» обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к руднику о взыскании договорной задолженности на сумму свыше 27 млн руб. Ответчик признал иск общества, и суд удовлетворил его.

В дальнейшем Арбитражный суд Амурской области вновь возбудил банкротную процедуру в отношении рудника (дело № А04-4340/2018). Должник был признан банкротом по упрощенной процедуре, в отношении него ввели конкурсное производство.

В рамках второго дела о банкротстве общество «Петропавловск – Черная металлургия» вновь подало заявку на включение в реестр требования на 27 млн руб., основанного на вступившем в законную силу решении АС г. Москвы. Однако ФНС России оспорила вышеуказанное решение суда в апелляции и кассации. Налоговая служба указывала, что производство по данному делу подлежит прекращению, так как ранее истец реализовал право на судебную защиту, подав в первом деле о банкротстве заявление о включении требования об оплате оказанных услуг в соответствии с ч. 2 ст. 49 АПК РФ.

Суды апелляционной инстанции и округа отклонили доводы ФНС России, сочтя, что общество, отказавшись от заявления о включении требования в реестр требований кредиторов рудника в рамках первого дела о его банкротстве, не утратило возможности предъявить это же требование в исковом порядке.

В кассационной жалобе ФНС России просила Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменить судебные акты и прекратить производство по делу.

После изучения материалов дела № А40-58702/2018 высшая судебная инстанция напомнила, что истец вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции или в арбитражном суде апелляционной инстанции, отказаться от иска полностью или частично. Последствиями такого отказа и его принятия судом являются прекращение производства по делу, а также недопустимость повторного обращения в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Сославшись на Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"», Верховный Суд пояснил, что заявление кредитора о включении его требования в реестр требований кредиторов должника по своему значению аналогично иску о взыскании денежных средств, а определение о включении данного требования в реестр – судебному решению об удовлетворении такого иска. «Поэтому отказ кредитора от заявленного в деле о банкротстве требования к должнику влечет те же правовые последствия, что и отказ истца от требования к ответчику в общеисковом производстве. Подача конкурсным кредитором заявления об отказе от требования, заявленного в деле о банкротстве, свидетельствует о нежелании дальнейшего использования механизмов судебной защиты путем взыскания денежного долга. Последующее предъявление им иска к должнику по тому же самому требованию противоречит принципу недопустимости повторного обращения в суд с тождественным иском (заявлением). Производство по такому иску подлежит прекращению», – указал ВС.

Суд добавил, что при этом следует различать отказ кредитора от заявления о включении его требования в реестр требований кредиторов должника и отказ кредитора от заявления о признании должника банкротом. Такой подход вызван тем, что заявитель по делу о банкротстве имеет особый статус, предполагающий иной объем прав и обязанностей по сравнению с обычными кредиторами должника. Соответственно, подача кредитором ходатайства об отказе от заявления о признании должника банкротом свидетельствует лишь о его нежелании сохранить за собой статус лица, возбудившего дело о несостоятельности. Прекращение же судом производства по данному заявлению влечет для кредитора утрату возможности повторно инициировать дело о банкротстве. «Однако такой кредитор не считается отказавшимся от материально-правового требования к должнику об исполнении обязательства, и поэтому он не утрачивает право на предъявление соответствующего имущественного требования в рамках иного процесса», – подчеркивается в определении.

В рассматриваемом деле, как пояснил ВС, заявителем по первому делу о банкротстве рудника являлось иное лицо – ООО «Амурснаб». Отказавшись от своих притязаний к руднику об истребовании задолженности по договору в первом деле о несостоятельности, ООО «Петропавловск – Черная металлургия» тем самым утратило право на судебную защиту путем предъявления иска о взыскании того же долга. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и прекратил производство по делу.

Комментируя определение, адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский особо отметил вывод Суда о том, что в деле о банкротстве заявление кредитора о включении его требований в реестр по своему существу является иском. «Действительно, такие требования можно рассматривать как особый способ реализации права на иск в случае введения в отношении должника процедур банкротства. И при рассмотрении подобного заявления, и при разрешении исковых требований суд проверяет, имеется ли у обратившегося к нему лица материальное право получить от должника истребуемое, а признав такое право – предоставляет возможность получить присужденное. Различны лишь процессуальные формы реализации такого права и способы последующего исполнения, что обусловлено спецификой института банкротства и не влияет на саму правовую сущность требования заявителя или истца», – полагает он.

Эксперт также обратил внимание на вывод ВС о том, когда требования одного заявителя преследуют различные по правовой природе цели. По мнению адвоката, такое происходит в случае, когда кредитор требует и признания должника банкротом, и включения его требования в реестр кредиторов. «В таком случае эти требования «отделимы»: отказ заявителя от намерения ввести в отношении должника процедуру банкротства не означает его автоматический отказ от защиты материального притязания», – пояснил Илья Лясковский. По его мнению, такой подход Суда может послужить качественным теоретическим основанием для дальнейшего формирования практики.

«Однако при кажущейся теоретической выверенности правовой позиции Судебной коллегии ее определение по данному делу может оказаться не вполне справедливым. Отказываясь от требований к должнику в рамках дела о банкротстве, заявитель мог добросовестно полагаться на буквальный смысл п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, согласно которому невозможность предъявления тождественного по предмету и основаниям требования возникает именно и только после отказа от иска. Тем более что необходимость расширительного толкования этой нормы не показалась очевидной и для арбитражных судов первых трех инстанций (не увидевших оснований для прекращений производства по делу). Возможно, при разрешении данного дела Верховному Суду следовало учесть разумные ожидания заявителя, полагавшегося на буквальный текст закона, и выявить правомерность его интереса именно в прекращении процедуры банкротства без отказа от судебной защиты материального права», – отметил Илья Лясковский.

Наш комментарий:

Анатолий Зазулин, INTELLECT, специально для «Адвокатской газеты»:

Такая позиция «простимулирует» кредиторов более ответственно и осторожно распоряжаться своими процессуальными правами даже на ранних стадиях банкротного процесса.

Старший юрист юридической фирмы INTELLECT Анатолий Зазулин полагает, что в рассматриваемом деле позиция кредитора имела под собой реальные основания. «Закон о банкротстве не говорит о том, что при отказе от заявления о включении требований в реестр должника и последующем прекращении производства по делу о банкротстве кредитор лишается возможности взыскания долга в общеисковом порядке, а также участия в повторном деле о несостоятельности», – отметил он.

По мнению эксперта, на момент прекращения первого дела о банкротстве рудника кредитор, по сути, не был включен в реестр, а задолженность перед ним не была подтверждена судебным решением: «Такие обстоятельства легко могли ввести кредитора в заблуждение, поэтому он просто отказался от участия в деле о банкротстве должника, а не в принципе от судебной защиты своего права требования».

В то же время Анатолий Зазулин отметил, что Верховный Суд выбрал самый логичный подход к определению правовой природы отказа кредитора от заявления о включении требований в реестр должника, проведя аналогию с отказом истца от иска. «Такая позиция "простимулирует" кредиторов более ответственно и осторожно распоряжаться своими процессуальными правами даже на ранних стадиях банкротного процесса», – подытожил он.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Анна Васильева отметила, что последствия отказа от заявления о включении требований в реестр в виде прекращения производства по делу, недопущения повторного обращения в суд по спору с тем же предметом и по тому же основанию не свидетельствуют об утрате кредитором материально-правового требования, а влекут только невозможность судебной защиты такого права.

«Процессуальное поведение кредитора, отказывающегося от заявления о включении требований в реестр, может быть обусловлено различными причинами, например обещанием заинтересованных в прекращении дела о банкротстве лиц предоставить кредитору желаемое удовлетворение его требований, предоставлением должником некоего плана погашения требований кредиторов», – полагает эксперт.

Тем не менее, заметила она, законодательством предусмотрена соответствующая процедура для прекращения производства по делу о банкротстве в подобных ситуациях, а именно заключение мирового соглашения, которое, в отличие от отказа, свидетельствует о сохранении у кредиторов заинтересованности в получении причитающегося. «Кредитор в данном случае воспользовался процессуальным механизмом отказа от заявления о включении требования в реестр, действительные причины такого отказа в судебном акте не отражены. В дальнейшем такой отказ для суда может свидетельствовать лишь о том, что кредитор отказался от судебной защиты своего права, и такой отказ не может быть преодолен», – пояснила юрист.

Анна Васильева назвала спорным вывод Верховного Суда о том, что подача конкурсным кредитором заявления об отказе от требования, заявленного в деле о банкротстве, свидетельствует лишь о нежелании сохранения статуса заявителя, в отличие от отказа во включении требований в реестр. «Действительные причины такого отказа могут быть различными, но в силу наличия у заявителя особого статуса такой отказ не должен влечь невозможность последующей судебной защиты своего права в виде предъявления требования о включении в реестр в рамках нового дела о банкротстве. Приведенные в определении выводы заставят кредиторов более внимательно относиться к избранию соответствующего механизма, влекущего прекращение производства по их требованиям, в рамках дела о банкротстве», – подытожила она.

Комментарии экпертов юридической фирмы INTELLECT >>

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности