Мы в соцсетях

RU   EN

print

О разделе супругами арестованного имущества

Мировое соглашение супругов по разделу имущества незаконно, если имущество является предметом взыскания.

Наталья Рингельман: «В моей практике встречалась позиция судов, что раздел имущества супругов должен производиться с учетом интересов кредиторов».

27.08.2018 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

Как указал Верховный Суд, утверждая такое мировое соглашение, суды должны выяснить, имеется ли у супруга, являющегося должником, иное имущество для погашения задолженности перед кредитором. Эксперты «АГ» назвали определение интересным и согласились с позицией Суда. Один из них отметил, что подобные случаи по признанию сделок по разделу имущества недействительными все чаще встречаются в банкротных процессах. Другой заметил, что данное ВС четкое определение предмета и участников спора о разделе имущества полезно в целях пресечения попыток супругов передать имущество детям.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ в Определении №18-КГ18-117 указала на то, что раздел имущества супругов и определение долей в нем не должны нарушать права и интересы других лиц. Отметим, что в начале августа похожий спор, но в рамках дела о банкротстве, передан в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда (заседание по нему назначено на 17 сентября).

Брак между Светланой и Анатолием Притыка зарегистрирован 21 июля 2000 г. и не был расторгнут. В период брака они приобрели два дома с участками и имущество для проживания в них. В дальнейшем на это совместно нажитое имущество был наложен арест в рамках исполнительного производства о взыскании 1,9 млн руб. долга с Анатолия Притыки в пользу его кредитора Александра Переверзева.

Уже после наложения ареста на имущество Светлана Притыка обратилась в суд с иском к супругу о разделе совместно нажитого имущества, в котором просила отменить арест, признать за ней право на 1/2 доли имущества, а также признать право собственности несовершеннолетней дочери на предметы привычной для нее обстановки – электронную и компьютерную технику.

В ходе рассмотрения иска судебный пристав по делу о взыскании долга с Анатолия Притыки возражал против его удовлетворения, ссылаясь на то, что указанные в нем объекты являются единственным ликвидным имуществом, на которое может быть обращено взыскание, и его раздел существенно затруднит взыскание.

В 2016 г. районный суд прекратил производство по делу о разделе имущества в связи с заключением мирового соглашения, согласно которому супруге достались один из земельных участков с домом, 1/3 второго участка и дома, в собственность дочери перешли мебель, бытовая, компьютерная техника и иное движимое имущество. Суд также отменил обеспечительные меры в отношении указанного в мировом соглашении имущества. Апелляция оставила решение без изменения.

Суды исходили из того, соглашение супругов регулирует спор между ними, не противоречит закону и не нарушает права кредитора, а более того, является необходимой процедурой для удовлетворения его требований путем своевременного и законного обращения взыскания на имущество должника.

Александр Переверзев подал кассационную жалобу в Верховный Суд, рассмотрев которую Коллегия по гражданским делам ВС РФ назвала несостоятельным довод нижестоящих судов о том, что раздел общего имущества не нарушает права Александра Переверзева, так как все перечисленное в иске совместно нажитое имущество досталось супруге должника и их дочери.

Верховный Суд указал, что нижестоящие инстанции не исследовали вопрос о наличии в собственности у Анатолия Притыки иного имущества, за счет которого может быть погашена задолженность перед кредитором. «С учетом изложенного, вывод суда о том, что условия мирового соглашения не нарушают прав и законных интересов других лиц, является преждевременным, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для его утверждения и прекращения производства по делу», – подчеркнул ВС, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что в определении Суд фактически указывает нижестоящим инстанциям на отсутствие полноты и всесторонности рассмотрения дела, что в практике является классическим основанием для отмены судебных актов.

Как указал адвокат, особое внимание обращено на возможность заключения мирового соглашения между сторонами только в том случае, если его условия не нарушают интересов третьих лиц. «Несмотря на то, что данное условие заключения мирового соглашения четко прописано в законодательстве (ст. 39 ГПК РФ), зачастую суды утверждают мировые соглашения, не проверив должным образом наличие или отсутствие заинтересованности третьих лиц либо по причине объективной невозможности, либо вследствие допущения процессуальной ошибки, как видно из рассматриваемого дела», – пояснил эксперт.

Илья Прокофьев объяснил, что если бы суд первой инстанции установил, что стоимости оставшегося у должника после раздела имущества достаточно для удовлетворения требований кредиторов, отмены решения Верховным Судом можно было бы избежать. «Сторонам же следовало закончить дело не мировым соглашением, а требовать вынесения решения по существу», – заключил эксперт.

Наш комментарий:

Наталья Рингельман, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

В ряде случаев раздел имущества используется как способ уйти от обязанности по погашению требований кредиторов, как возможность сделать имущество неликвидным либо вообще оставить одного из супругов с долгами, передав все имущество другому.

Руководитель семейной и наследственной практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Наталья Рингельман назвала определение интересным, а факт утверждения мирового соглашения судом первой инстанции – удивительным, так как оно действительно нарушило интересы кредитора одной из сторон. Эксперту показалось странным и то, что мировое соглашение содержало положения о передаче имущества несовершеннолетней дочери супругов: «Вероятно, это было сделано путем его исключения из общего имущества как приобретенного для нужд ребенка, однако из определения четко это не прослеживается».

Наталья Рингельман обратила внимание на неочевидность того, являлся ли долг перед кредитором общим обязательством супругов, ведь разделу подлежат не только активы, но и пассивы. В практике юриста встречалась позиция судов о том, что раздел имущества супругов должен производиться с учетом интересов кредиторов. «Некоторые даже производили раздел попредметно, чтобы кредиторы имели возможность обратить взыскание на конкретный объект должника и удовлетворить свои интересы за счет его стоимости, но это скорее единичные случаи», – отметила она.

Эксперт пояснила, что в ряде случаев раздел имущества используется как способ уйти от обязанности по погашению требований кредиторов, как возможность сделать имущество неликвидным либо вообще оставить одного из супругов с долгами, передав все имущество другому. «Такие случаи все чаще встречаются в банкротных процессах, где ставится вопрос о признании сделок по разделу имущества недействительными, совершенными со злоупотреблением правом, направленными на причинение вреда кредиторам», – заключила Наталья Рингельман.

Управляющий партнер АБ Ольги Башковой Ольга Башкова также назвала определение интересным и пояснила, что при обращении за юридической помощью некоторые доверители просят при разделе имущества супругов определить его за ребенком. «Доводы о невозможности подобного раздела в силу того, что дети не имеют отношения к предмету такого спора, не убеждают его участников», – отметила она, добавив, что разъяснения ВС будут полезны, поскольку в них четко отграничены предмет и участники спора о разделе имущества, к которому дети непричастны.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство, бракоразводные процессы, исполнение решений, коллекторские услуги, отношения в браке, семейное право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности