Мы в соцсетях
print

Если бывший супруг – банкрот

Верховный Суд РФ: супруга банкрота не получит деньги от продажи совместного имущества раньше кредиторов.

14.01.2019 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

Суд уточнил порядок удовлетворения требований залоговых кредиторов, если выручка от продажи заложенного имущества должника не погашает задолженность перед ними, и детали распределения оставшихся средств между супругами. Юристы поддержали определение Верховного Суда, назвав его справедливым и обоснованным. По мнению одного из них, при рассмотрении спора ВС провел хороший анализ норм гражданского и семейного права и определил их верное соотношение со специальными нормами Закона о банкротстве. Другой эксперт полагает, что документ вносит конкретику в соответствующее регулирование, а изложенные в нем правила справедливы применительно к ранее действовавшему законодательству.

24 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение №304-ЭС18-13615 по спору в рамках дела о банкротстве, в котором бывшая супруга предпринимателя-банкрота, в частности, требовала признать за ней право на выручку от реализации имущества, находившегося в совместной собственности супругов и впоследствии переданного в залог.

В отношении индивидуального предпринимателя Евгения Ковальского была введена процедура банкротства. В ходе реализации имущества должника финансовый управляющий реализовал ранее включенное в конкурсную массу имущество гражданина: три транспортных средства, нежилое помещение подвала в жилом доме, автомобиль и торговый знак. При этом часть имущества была обременена залогом, обеспечивающим требования кредиторов должника в лице двух банков. В результате реализации заложенного имущества поступило 4,1 млн руб., а незаложенного – 1,6 млн руб.

Впоследствии районный суд удовлетворил иск бывшей супруги должника Марины Ковальской о разделе совместно нажитого имущества и признании за ней права на компенсацию в размере 1/2 доли от стоимости реализации всего вышеуказанного имущества в рамках дела о банкротстве. В связи с этим она обратилась в суд с заявлением об урегулировании разногласий с финансовым управляющим. Бывшая супруга банкрота просила признать за собой право на получение 20% денежных средств, вырученных от реализации заложенного имущества должника, и 50% выручки от реализации имущества, не находящегося в залоге, на общую сумму в размере 1,6 млн руб.

Арбитражный суд удовлетворил требования гражданки частично, признав за ней право на выплату ей 50% денежных средств, вырученных от продажи имущества должника, не находящегося в залоге, на сумму 812 тыс. руб. В удовлетворении остальной части заявления было отказано. Суд первой инстанции со ссылкой на ст. 134, 138, 213.27 Закона о банкротстве признал за залоговыми кредиторами преимущественное право на удовлетворение их требований перед прочими кредиторами, в том числе Мариной Ковальской. Ввиду неполучения банками полного удовлетворения своих требований суд указал на необходимость направления им оставшихся денежных средств, отказав заявительнице в признании за ней соответствующего права. Апелляция поддержала это определение.

Впоследствии окружной суд признал за гражданкой право на получение 20% выручки от реализации заложенного имущества должника в размере 831 тыс. руб. При этом кассация согласилась с решением нижестоящих инстанций о присуждении заявительнице 812 тыс. руб. Свою позицию суд округа обосновал ссылкой на п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ о рассмотрении дел о банкротстве ИП от 30 июня 2011 г. №51, указав на приоритет требования бывшей супруги должника перед требованиями залоговых кредиторов в части, превышающей 80% суммы, вырученной от реализации предмета залога.

Не согласившись с постановлением окружного суда, финансовый управляющий подал кассационную жалобу в Верховный Суд, она была поддержана кредиторами гражданина-банкрота.

Изучив материалы дела №А03-22218/2015, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ оценила обстоятельства, согласно которым для удовлетворения требований залогового кредитора не хватило 80% стоимости заложенного имущества должника. Такое имущество, часть стоимости которого требовала экс-супруга банкрота, было передано в залог полностью в период, когда оно находилось в совместной собственности супругов. При этом они дали нотариальные согласия на заключение соответствующих сделок. При этом сама Марина Ковальская не находилась в процедуре банкротства.

Верховный Суд со ссылкой на ст. 353 ГК РФ пояснил, что по общему критерию распределения средств в данном споре (бывшая) супруга гражданина-банкрота является наряду с ним созалогодателем, т.е. должником по обеспечительному обязательству. Следовательно, она не может получить денежные средства, соответствующие ее доле в общем имуществе, приоритетно перед кредитором-залогодержателем.

Также ВС отметил, что правила распределения денежной выручки от продажи заложенного имущества при несостоятельности гражданина-залогодателя изложены в п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве. Согласно указанной норме, 80% от такой реализации направляются залоговому кредитору, при этом 10% вырученных средств идут на погашение требований кредиторов должника первой и второй очереди при недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований. При отсутствии таких кредиторов или при достаточности иного имущества для расчетов с ними, если первоначальные 80% не покрыли полностью обеспеченное залогом требование, указанные 10% направляются на расчеты с залоговым кредитором. Данные средства не могут быть выплачены супруге до расчета с залогодержателем.

Оставшиеся «иные 10% денежных средств» погашают судебные расходы, издержки на выплату вознаграждения финансовому управляющему и траты на оплату услуг привлеченных им лиц в целях обеспечения исполнения его обязанностей по реализации предмета залога. Поскольку заявительница в рассматриваемом случае является должником по обеспечительному обязательству, на нее также возлагается обязанность несения этих расходов.

Со ссылкой на ряд положений СК РФ Суд также пояснил порядок расходования средств, оставшихся от «иных 10% денежных средств», при условии отсутствия общих обязательств супругов, не связанных с залогом, которые делятся исходя из распределения долей в их совместной собственности. Согласно таким разъяснениям причитающаяся часть гражданину-банкроту погашает текущие расходы, непосредственно не связанные с реализацией заложенного имущества (абз. 4 п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве). Оставшиеся после этого средства направляются залоговому кредитору, а при полном погашении долга перед последним они включаются в конкурсную массу.

В свою очередь, причитающиеся супруге гражданина-банкрота средства сразу направляются залоговому кредитору, поскольку супруга продолжает оставаться созалогодателем – должником по обеспечительному обязательству и не может получить свою долю приоритетно перед залоговым кредитором. Если после этого долг перед залогодержателем был погашен полностью, то оставшиеся денежные средства передаются супруге. Если же в реестр требований кредиторов должника включены долги по общим обязательствам его и (бывшей) супруги или имеются общие текущие обязательства, выплаты в пользу (бывшей) супруги от реализации общего имущества не производятся до полного погашения общих обязательств.

Наш комментарий:

Сергей Гуляев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Поскольку в данном случае полученных денежных средств было недостаточно для полного расчета с кредитором-залогодержателем, ВС РФ совершенно справедливо отказал в установлении приоритета на выплаты супруге перед таковым кредитором.

Юрист Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, адвокат Сергей Гуляев считает, что в своем определении Верховный Суд провел хороший анализ норм гражданского и семейного права и определил их верное соотношение со специальными нормами Закона о банкротстве. «Данный закон предусматривает, что по общему правилу при реализации общего имущества супругов супруг, в отношении которого не возбуждено дело о банкротстве, вправе претендовать на выплату части стоимости от реализации общего имущества в размере своей доли, – пояснил эксперт. – Если же у пары имеются общие обязательства, в том числе при предоставлении одним супругом за другого залога, причитающаяся супругу (бывшему супругу) часть выручки выплачивается после выплаты за счет денег супруга (бывшего супруга) по этим общим обязательствам».

Адвокат отметил, что в рассматриваемом споре бывшая супруга как раз и являлась залогодателем общего на момент возникновения обязательств имущества. «Таким образом, она могла претендовать на денежные средства, полученные от реализации предмета залога, только в случае полного удовлетворения требований кредитора-залогодержателя», – пояснил Сергей Гуляев. По его мнению, поскольку в данном случае полученных денежных средств было недостаточно для полного расчета с кредитором-залогодержателем, ВС РФ совершенно справедливо отказал в установлении приоритета на выплаты супруге перед таковым кредитором.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко также поддержала толкование норм Закона о банкротстве о распределении средств от реализации предмета залога, изложенное в позиции Верховного Суда. «Совершенно справедливо, что, являясь обязанной перед залогодержателем по договору залога, супруга должника несет и текущие расходы, связанные с реализацией предмета залога в деле о банкротстве, – пояснила эксперт. – Только в случае, если денежных средств достаточно для погашения требований залогового кредитора и указанных текущих расходов, ей могут быть выплачены оставшиеся средства в части, причитающейся супруге в результате раздела имущества».

Александра Улезко отметила важность разъяснений ВС для практики, поскольку они вносят конкретику в соответствующее регулирование, которой ранее не было. Эксперт считает, что позиция, выраженная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11 июня 2013 г. №15154/11 по делу №А67-2757/2009, на которой основывался суд кассационной инстанции при удовлетворении требований супруги должника о выплате ей 20% от средств, полученных от реализации заложенного имущества, не противоречит правилам, изложенным в рассматриваемом споре.

«Однако эта позиция не была однозначной, так как п. 18 и 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. №51 не регулировали прямо ситуацию распределения 20% средств, полученных от продажи заложенного имущества супругов и перечисленных на специальный счет должника», – пояснила Александра Улезко. По ее мнению, принципиально порядок распределения денежных средств, предусмотренный для юрлиц и ранее применявшийся для ИП, не отличается от порядка, установленного для потребительского банкротства (п. 1–2.1 ст. 138, п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве). Поэтому правила, изложенные в определении Верховного Суда, были справедливы и применительно к ранее действовавшему законодательству.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 647-06-40

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности