RU   EN

print

В тренде – спрос на «похоронные» практики

Интервью Евгения Шестакова, управляющего партнера ИНТЕЛЛЕКТ-С, и Андрея Корельского, управляющего партнера Адвокатского бюро КИАП.

Евгений Шестаков: «Мы планируем так же хорошо расти, как и в 2015 году, – благодаря кризисным практикам, в которых мы являемся признанными экспертами».

Руководители юридических фирм – о ключевых событиях и тенденциях развития российского рынка юридических услуг, об экономическом кризисе и его влиянии на деятельность юрфирм, о том, как выжить и преуспеть, несмотря на неблагоприятную ситуацию в стране.

Ощущает ли рынок юридических услуг экономический кризис?

Евгений Шестаков. Отток инвестиций убрал квалифицированных заказчиков качественных юридических продуктов и маргинализировал рынок юруслуг, откинув его на много лет назад и вернув в качестве основного тренда спрос на «похоронные» юридические услуги: сопровождение банкротств (теперь и личных), взыскание долгов (разнообразное коллекторство).

Андрей Корельский. Ощущает в полном объёме. Если плохо клиентам, то плохо и внешним консультантам: они одними из первых «идут под нож».

Какие политические события в России и мире повлияли на российский рынок юридических услуг?

Е.Ш. Украина, война в Сирии и санкции, создавшие образ России как непрестижного рынка агрессора и врага цивилизованного мира, гробят юрфирмы-бутики, заточенные на юридический хай-тек. Та же судьба у российских офисов иностранных юрфирм, стремительно теряющих клиентов (20% немецких компаний, например, ушли или временно свернули свою деятельность в России).

А.К. Санкции и милитаризованная политика России в Украине и Сирии остановили приток инвестиций и встречно запустили отток иностранных компаний из нашей страны. Сегодня, например, в 47-й ИФНС по Москве, которая администрирует представительства иностранных компаний, очередь на ликвидацию иностранных представительств составляет несколько сотен компаний. Из-за этого затягиваются нормативные сроки на их ликвидацию, то есть иностранцы еще долгое время юридически не смогут покинуть страну из-за волокиты в регистрирующем органе. Намеренно это делается или нет, понять сложно. Но постоишь так в очереди на ликвидацию несколько месяцев – и можно будет уже не уходить, если санкционное давление на Россию ослабнет, а её военные действия в других странах будут прекращены.

Экономический кризис в реальном секторе российской экономике приносит свои плоды. Мультипликатор соотношения консалтингового рынка к реальному – примерно 1 к 5. При падении экономики на 5 %, консалтинговый рынок падает минимум на 25 %, а то и больше. Растут только кризисные юридические практики: суды, банкротство, сопровождение уголовных дел и рейдерство.

Каковы главные, на ваш взгляд, события 2015 года и начала 2016 года на российском рынке юридических услуг?

Е.Ш. Ключевым событием является объединение 15-ти неадвокатских юридических фирм и нескольких крупных адвокатских образований (организованных по принципу коммерческих юрфирм, т.е. рекламирующих свои услуги, имеющих корпоративное управление, распределяющих прибыль от своей деятельности среди «адвокатов-бенефициаров», использующих de facto наёмный труд адвокатов и т.п.) ради совместной работы с руководством Федеральной палаты адвокатов РФ над разработкой компромиссной концепции регулирования рынка юридической помощи в рамках Государственной программы «Юстиция».

Я поясню, что делает это событие ключевым:

  1. Руководители коммерческих юрфирм и адвокатуры, преодолев концептуальные разногласия, впервые сели за стол переговоров и даже смогли найти устраивающее всех решение, основанное на мировом опыте.
  2. Такая работа совместной группы руководства юридических фирм и российской адвокатуры была изначально поддержана Министерством юстиции, а подготовленный этой группой проект Концепции должен был стать основой официального документа, утвержденного Правительством.
  3. Совместный компромиссный проект Концепции не выполнил своей объединяющей роли: после передачи в Минюст документ изменился, из него исчезли компромиссные варианты.
  4. Возникла реальная угроза, что мутировавшая в недрах Министерства юстиции концепция, в случае её принятия правительством, разрушит рынок юридических услуг России: создаст необоснованные и незаконные преимущества для одних участников рынка перед другими, станет причиной социальной напряженности в среде юристов, работающих в юрфирмах по трудовым договорам, снизит уровень доступа к правосудию и квалифицированной юридической помощи посредством лишения судебной защиты действующих доверителей неадвокатских юридических фирм. При этом задачи Государственной программы «Юстиция» решены не будут.
  5. Поднявшаяся волна возмущения такой мутировавшей концепцией отсрочила её принятие и повлекла сдвиг сроков Государственной программы «Юстиция» в части регулирования рынка юруслуг на два года.

Это беспрецедентные события.

А.К. Во-первых, демпинг. Количество ликвидности в виде бюджетов российских и отчасти иностранных компаний с офисами в России на консалтинг сократилось за последние пару лет примерно вдвое. В то же самое время количество юридических фирм не уменьшилось, а даже увеличилось – благодаря нескольким десяткам стартапов, образовавшихся, как правило, из отколовшихся команд юристов разных крупных и средних юрфирм. Поэтому сегодня цена имеет значение при сопоставимом уровне качества экспертизы. У кого себестоимость ниже, тот имеет больше шансов предложить самую низкую цену и отработать на проекте, как минимум, не в убыток себе, в том числе и по госзаказу.

Во-вторых, увеличение запроса на коррупцию. В условиях выживания бизнеса на рынок снова возвращаются худшие проявления 90-х и начала двухтысячных. Репутационные факторы для бизнеса уходят на второй план, эффективными юристами снова становятся те юристы, которые гарантированно обеспечивают любые решения на любом уровне власти.

Как кризис повлиял деятельность вашей фирмы?

Е.Ш. Налоговая практика становится бессмысленной: суды, постепенно теряя независимость в ходе реализации судебной реформы, практически перестали вставать на сторону налогоплательщика даже в очевидных ранее случаях. Теперь они стали руководствоваться набирающей силу древней неправовой категорией – интересами бюджета. Это косвенно свидетельствует о возобладавшем реакционизме, а попросту – крахе и окончательном сворачивании судебной реформы.

А.К. Упали позитивные практики, стало существенно меньше сделок, зато увеличилось количество судебных проектов, включая банкротство. Также резкий рост показала уголовно-правовая практика. При высокой диверсификации направлений в юрфирме рост объема конфликтных практик компенсировал падение инвестиционных практик. Больше всех пострадали нишевые юрфирмы с одной или двумя специализациями, которые не успели вовремя переориентироваться на актуальные практики на рынке. КИАП сохранил и даже преумножил как финансовые, так и кадровые показатели по сравнению с прошлыми годами. В 2015 году к команде присоединились два новых партнера и несколько юристов.

Есть ли в вашей фирме направления деятельности, от развития которых вы отказались?

Е.Ш. Практика юридического сопровождения издательской деятельности практически свернула свою работу: помимо того, что электронные медиа «съели» у классических СМИ существенную долю доходов, рекламодателей из-за кризиса стало меньше. Практически все наши клиенты перешли на старый добрый бартер, предлагая размещать рекламу у них на страницах. Нас такой подход не совсем устраивал, поэтому доходы от этой практики за прошлый год приблизились к нулевой отметке. Также заметно сократился доход от практики ВЭД и сопровождения строительной и инвестиционной деятельности.

А.К. У нас пока нет направлений, от которых мы могли бы отказаться. Во всех практиках есть работа, просто в «неконфликтных» практиках ее меньше, поэтому коллеги из этих практик в свободное время помогают коллегам из загруженных практик, в большей степени – практике по разрешению споров.

Какие направления деятельности вашей фирмы оказались в 2015 году наиболее востребованными?

Е.Ш. Кризисные услуги. По одной из них – защита интересов кредитных организаций по спорам «банк-истец» и «банк-ответчик» – мы наблюдаем прирост 200%. Мало того, эта практика сегодня является одним из локомотивов развития нашей компании с точки зрения оборота фирмы и найма новых сотрудников. Сопровождение личных банкротств по инициативе банков по обеспеченным обязательствам – другое потенциально интересное направление для нас в этом году.

А.К. Суды, банкротство и уголовное право.

Каким вы видите будущее вашей фирмы в ближайшие год-два?

Е.Ш. Мы планируем так же хорошо расти, как и в 2015 году, – благодаря кризисным практикам, в которых мы являемся признанными экспертами: судебные споры, сопровождение банкротств. За счет преуспевающих практик мы будем поддерживать практики, переживающие не лучшие свои дни.

А.К. Если кратко – в окопе. Пережидаем инвестиционный спад, адаптируемся под экономические реалии, развиваем актуальные практики, становимся более эффективными, сохраняем команду, поддерживаем на плаву недозагруженные инвестиционные практики в преддверии ближайшего прекращения санкционных и реальных войн с обратным возвратом инвестиций в Россию.

Какой бы совет вы дали себе о том, как пережить этот год?

Е.Ш. Кризис когда-нибудь закончится, поэтому главная, на мой взгляд, задача всех руководителей юридических фирм – сохранить квалифицированный персонал и возместить доход своих сотрудников и партнёров, выпадающий из-за внешних факторов. Для этого необходимо умерить свои аппетиты, сократив размер плановой прибыльности на 2016 год до 20% или даже ниже, инвестировав в людей.

А.К. Делать всё то же самое, что делали в предыдущие годы, просто с меньшим запасом экономической прочности, быть более эффективными в тратах ресурсов, не снижать качество, а по возможности – и наращивать его. Сохранять команду лучших и вовремя сбрасывать «балласт», тянущий команду вниз.

Планируете ли вы планируете слияние с другой юридической фирмой или присоединение вашей фирмы к более крупной (например, международной)?

Е.Ш. Таких планов нет.

А.К. Пока нет. Сейчас, мягко сказать, не лучшее время для открытия офисов иностранных юрфирм в России, в том числе путем присоединения российского игрока. Наоборот, мы видим постепенных уход и сворачивание части деятельности иностранных юрфирм на российском рынке, для них он пока слишком «токсичен» – как по экономическим, так и по геополитическим показателям.

Какие, на ваш взгляд, причины могли бы побудить другие фирмы пойти на слияние или присоединение действия именно сейчас, в нынешней экономической ситуации?

Е.Ш. Сейчас многопрофильным компаниям или юрфирмам, специализирующимся на кризисных услугах, выгодно присоединять находящиеся в кризисе узкоспециализированные и неактуальные юрфирмы-бутики или привлекать отдельных специалистов, в том числе сокращенных из иностранных юрфирм. Это своеобразные инвестиции в будущее развитие.

А.К. Объединения юрфирм в России – явление крайне редкое, не только не вымершее, но даже не рожденное за эти 25 лет существования рынка; сейчас оно находится в эмбриональном, зачаточном состоянии. Наш рынок все эти годы рос «делением и почкованием», когда отдельные пассионарные юристы открывали свои компании, отделяясь от крупных и средних юрфирм (хотя делятся и бутики из двух человек). Если образно сравнить, то «браков» юрфирм на рынке почти не было, а вот дети в лице новых юрфирм постоянно появлялись).

Представьте, что нынешняя экономическая ситуация (кризис, рецессия или стагнация) сохранится в ближайшие 10 лет. Какой совет вы дали бы сами себе, чтобы через 10 лет быть партнером в своей юридической фирме и сохранить/увеличить ваш личный доход?

Е.Ш. Больше работать, поддерживая коллег.

А.К. Быть оптимистом. Научиться считать деньги. Стремиться к эффективности трат ресурсов. Сохранять в команде лучших. Быть полезным и актуальным для бизнеса, быть частью бизнеса ваших клиентов в работе, а не просто внешним советником со стороны с пространными рекомендациями и нулевым уровнем ответственности.

Источник: портал LawFirmManagement.RU.
Также читайте на портале РАПСИ

адвокатская монополия, жизнь, развитие бизнеса

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности