RU   EN

print

Охраняя незримое

Можно ли защитить интеллектуальную собственность в России.

04.09.2014 | КоммерсантЪ (Секрет фирмы) | Дмитрий Иванов

При мысли об интеллектуальной собственности многим представляются творения режиссеров, композиторов, писателей. Однако эта сфера гораздо шире. В современном высокотехнологичном мире некоторые бизнесы построены исключительно на одной или нескольких полезных выдумках. Защиту интеллектуальной собственности предпринимателей обеспечивает элита юридического консалтинга. Как с этим бизнесом обстоят дела в России?

Кто такие IP-консультанты

Любой бизнес, как правило, построен на активах. Одним из таких активов является интеллектуальная собственность (intellectual property — IP) — так или иначе закрепленные исключительные права компании на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Чем сложнее продукт, чем выше в нем инновационная составляющая, тем существеннее вклад IP в экономическую модель такого бизнеса. Разумеется, все успешные продукты и бизнес-модель компании в целом нуждаются в эффективной защите, так как без защиты на конкурентном рынке они будут практически немедленно скопированы и растиражированы.

«Создание интеллектуальной собственности — существенные, иногда основные инвестиции в продукт. Например, в создание современного лекарства вкладываются до полумиллиарда долларов. Поэтому в стоимости большинства лекарств, на которые распространяется патентная защита, до 95% составляет именно интеллектуальная собственность»,— отмечает Максим Черниговский, эксперт рынка юридических услуг. Интеллектуальная собственность является легальной монополией, которая позволяет компании защищаться от паразитирования на плодах ее труда, создавать собственную идентичность на рынке и получать прибыль от разработки и внедрения новых продуктов. С точки зрения бизнеса интеллектуальная собственность — один из ключевых конкурентных инструментов.

Глобально IP можно разделить на три сферы. Первая группа — авторские и смежные права. Они возникают в силу самого факта создания художественного произведения или научной разработки. Вторую группу составляет так называемая промышленная собственность: патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы. Сюда же добавляют ноу-хау (секреты производства), права на сорта растений и породы животных. Третья группа — это так называемые средства индивидуализации: товарные знаки, фирменные наименования, знаки происхождения товаров.

Споры, связанные с объектами IP, и услуги по регистрации объектов IP требуют опыта, отслеживания изменений в российском и международном законодательствах и правоприменительной практики. Интеллектуальная собственность как актив имеет свои отличительные особенности, которые отражаются на механизмах ее защиты. Соответственно, без привлечения квалифицированных юристов, специализирующихся на защите IP, не обойтись.

«Как правило, наиболее эффективна комплексная защита,— говорит Максим Черниговский.— Например, любой выпускаемый автопроизводителями автомобиль защищен несколькими патентами, в том числе патентами на товарные знаки (как самого производителя, так и конкретной марки), ноу-хау. Под защитой находится как дизайн машины, так и ее конструкция».

Деятельность патентных поверенных, изначально занимавшихся только получением патентов, существенно расширилась: многие из них осуществляют профессиональное представительство в судах и в антимонопольных разбирательствах. Хотя все еще остаются фирмы-бутики патентных поверенных, которые специализируются исключительно на взаимодействии с Роспатентом. Одновременно с ростом споров в этой сфере вопросами IP теперь вплотную занимаются и адвокаты.

По словам Натальи Мещеряковой, партнера и руководителя практики интеллектуальной собственности в странах СНГ юридической фирмы AstapovLawyers ILG, разница между патентными поверенными и юристами по IP — в структуре предоставляемых услуг. Консультанты по IP, по ее мнению,— премиальная каста, ведь кроме знаний в сфере права от юриста требуется глубокое погружение в предмет — от фармацевтики до киносценариев. Поэтому кроме юридического образования специалисту по IP необходимо иметь еще одно-два образования, позволяющих говорить на одном языке с клиентом. Это демонстрация лучшей практики клиентоориентированности, уверена Наталья.

Подбор кадров в IP-практике и строгость требований зависят от уровня юридической фирмы. «Теоретически юрист может прийти в IP из любой другой практики,— считает Константин Суворов, партнер адвокатского бюро КИАП.— Но на то, чтобы освоить все нюансы законодательства и правоприменения, уйдут четыре-пять лет интенсивной работы». Однако и в IP-практике есть своя внутренняя специализация. «Юристы по интеллектуальной собственности могут быть достаточно универсальными, однако часто в IP-практике существует внутреннее подразделение»,— комментирует Павел Садовский, руководитель практики интеллектуальной собственности адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Одни специализируются на судебных спорах в области IP, другие — на сделках. Есть и специализация по отраслям: фармацевтика, промышленное производство, автомобилестроение, киноиндустрия, шоу-бизнес. Специалисты по сделкам в сфере IP часто взаимодействуют с юристами из корпоративной практики, участвуя в сопровождении сделок по приобретению компаний, где есть объекты IP. Существуют фирмы, в которых команда IP-юристов отсутствует или IP-юрист занимается только спорами или сделками. При этом судебная или корпоративная практика берет на себя не вполне свойственные ей функции юристов по интеллектуальной собственности.

Рынок юридического IP-консалтинга

Сколько стоит российский рынок IP-консалтинга, никто точно не измерял. По разным экспертным оценкам, доля услуг IP-практик занимает всего 5-7% оборота юридического консалтинга в России. В западных странах юридический консалтинг по IP составляет в среднем 17-20% рынка, а в отдельных странах — до 25%. «Дело в том,— отмечает Максим Черниговский,— что далеко не все клиенты осознают важность защиты IP для своего бизнеса. Между тем порой только ревизия всего интеллектуального потенциала компании и надлежащее оформление прав на IP позволяют кратно поднять рыночную оценку компании».

Россия — основное поле рынка на территории СНГ. «Фирмы российских патентных поверенных традиционно «закрывают» Россию и в некоторых случаях другие страны СНГ, передавая по субконтрактам работу в иных юрисдикциях через наем локальных консультантов,— комментирует Наталья Гуляева, партнер и глава практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий московского офиса международной юридической фирмы Hogan Lovells.— В трансграничных проектах лидерство, несомненно, занимают глобальные юридические консультанты, обеспечивая worldwide-поддержку через сеть своих офисов».

На российском рынке юридических услуг в сфере IP, как и в других сегментах, лидируют международные юридические фирмы (international law firms — ILF). «Количество иностранных фирм на российском рынке очень велико,— делится мнением Павел Ивченков, руководитель направления по защите интеллектуальной собственности компании «Налоговик».— Они пришли на наш рынок с уже накопленным опытом, знаниями, технологиями, брендом, действующими инструментами защиты IP, стратегическими и маркетинговыми программами. Они задают тенденции и лидируют в обслуживании клиентов, особенно крупных и связанных с международными проектами».

Преимущество ILF также в возможности использовать свои ресурсы в других странах. Российские юрфирмы (Russian law firms — RuLF) привлекают клиентов сравнительно невысокими ценами и растущим с каждым годом качеством услуг. Но их доля рынка, по оценкам экспертов, пока невелика. Однако сегодняшняя политическая ситуация в стране и в мире может существенно поменять расклад сил на рынке юридических услуг, в том числе в сфере IP.

20 лет RuLF развивались параллельно с надежно зарекомендовавшими себя российскими офисами ILF. Сейчас все может измениться из-за усиливающихся попыток RuLF выдавить иностранцев из различных сфер юридического бизнеса, в частности из представительства в судах.

Помимо собственников объектов IP, консультантов и специальных государственных органов, на рынке присутствуют общественные организации, например, Российский союз правообладателей (РСП) и Российское авторское общество (РАО). Такие организации созданы, чтобы осуществлять коллективное представление интересов правообладателей.

Наш комментарий:

Максим Лабзин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для газеты «КоммерсантЪ»:

Идея коллективного управления авторскими и смежными правами имеет очевидное здравое зерно.

«Идея коллективного управления авторскими и смежными правами имеет очевидное здравое зерно: правообладателю сложно отслеживать случаи использования, пользователям сложно находить правообладателей для заключения договоров, а потому нужно создать общества, которые будут управлять этими правами и при необходимости защищать их»,— комментирует Максим Лабзин, партнер, руководитель московского офиса Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С. Однако в полной мере система коллективного управления правами не решила проблем ни авторов, ни пользователей, а скорее прибавила работы IP-консультантам.

Предложения IP-практик

Продуктовая линейка IP-консультантов, как правило, включает классические виды услуг — регистрацию прав, консультации, судебное представительство, а также новые для рынка услуги, например, борьбу с контрафактом, с нарушением прав в интернете.

«Интересно, что сейчас в мире тенденция отдавать борьбу с контрафактом не юристам, а детективам и специализированным агентствам,— отмечает Константин Суворов.— У нас эта тенденция уже прослеживается: есть компании, скажем так, узкого профиля, специализирующиеся на обслуживании одного или нескольких клиентов, «зачищающих» рынок их товаров (продуктов)».

Отдельный бизнес — детективные агентства, оказывающие услуги по сбору и фиксации доказательств нарушений с последующей подачей заявлений в правоохранительные органы.

«У клиентов бывают и довольно необычные запросы»,— рассказывает Елена Трусова, партнер практики по интеллектуальной собственности международной юридической фирмы Goltsblat BLP. В практике Елены был запрос об организации исследования, подтверждающего высокорисковый рекламный слоган (со словом «лучший» или с указанием, что продукция клиента является номером один на рынке).

Консультант или свой штатный юрист? Перед клиентом часто стоит вопрос, что отдать консультанту, а что должны выполнить юристы компании. «Сравнительно несложные вопросы клиентам целесообразно делать самостоятельно,— считает Константин Суворов.— Составление и подача заявок на регистрацию объектов IP, внесение знака в таможенный реестр объектов IP, составление лицензионного договора или договора отчуждения прав, например на товарный знак,— это все то, что должны уметь делать in-house-юристы. Есть компании, которые сами успешно справляются с несложными спорами в судах. Однако в любой непонятной ситуации, когда у клиента возникает малейшая неуверенность в своих силах, стоит позвонить знакомому консультанту или, по крайней мере, получить устное подтверждение, что все делается правильно».

По всем существенным вопросам, особенно касающимся защиты прав в суде, оценки рисков использования объектов IP в коммерческой деятельности, лучше обратиться к опытному внешнему специалисту, согласны с Константином Суворовым другие эксперты.

Конкуренция среди консультантов

В борьбе за клиента помимо высококлассного портфолио фирмы в IP-проектах серьезную роль играет возможность подключения к проекту других практик. «Очевидно, что выиграет та фирма, которая предложит абсолютно исчерпывающий спектр услуг в вопросах, связанных с IP, та фирма, где практика IP тесно работает с практиками по судебным спорам, налоговому консультированию, антимонопольным спорам, корпоративному праву и сделкам M&A»,— комментирует Наталья Мещерякова.

«Практика IP — это отличный генератор новой работы для всей фирмы»,— считает Оксана Балаян, управляющий партнер московского офиса международной юридической фирмы Hogan Lovells.

Елена Трусова считает, что наиболее удачной конкурентной стратегией привлечения и удержания максимального количества клиентов является формирование команды, способной оказать любые из востребованных юридических услуг по IP. Лучше всего выбрать две-три области или услуги, которые являются на рынке редкими или уникальными. Уникальность может заключаться не только в содержании этих услуг, но и в их качестве (разумеется, высоком по сопоставимым со средними по рынку ценам). «Можно также сосредоточиться на предоставлении услуг в уникальной или редкой предметной области,— продолжает Елена Трусова,— например, в сфере фармацевтических патентов или патентов, связанных с технологиями нефтедобычи и энергетики. В любом случае принцип один: услуга должна быть уникальной по каким-то своим качествам. Если никто больше не может сделать того, что можете вы, значит, обратятся именно к вам».

Консультанты RuLF сетуют, что ILF отбирают у них крупных клиентов. Однако в кризисные годы российской экономики многие клиенты, в том числе иностранные компании, срезая расходы, перешли к российским консультантам. «Конкуренция мотивирует RuLF проявлять инновационные подходы, а ILF, в свою очередь,— к сбалансированности в вопросах стоимости услуг. Получается очень эффективный симбиоз, выгодный бизнесу»,— поясняет управляющий партнер Dentons Флориан Шнайдер.

Профиль клиента IP-консультантов

Мы попросили консультантов по IP крупнейших юридических фирм и патентных бюро описать портрет типичного клиента, обратившегося за услугами практики.

Новичок. Не разбирается в законодательстве в сфере IP, в правовых терминах и боится, что может потерять свои права. Новичок не может смириться со стоимостью услуг и ранжирует значимость вопросов, связанных с IP, где-то между заказом новой вывески на офис и покупкой дивана в приемную. Новичок уверен, что IP — это исключительно для красоты. А наведение красоты, как известно, дело настроения. Типичные новички — одиночки: авторы, изобретатели, начинающие бизнес предприниматели.

Профессионал. Заноза для консультанта, да-да, именно так! Клиент-профессионал приходит с конкретной задачей и своим представлением о направлениях ее решения. Он прекрасно понимает, для чего ему та или иная регистрация, большей частью понимает юридические риски, а уж о бизнес-рисках расскажет куда больше, чем знает сам консультант. Такой клиент требует говорить с ним на его языке. Даже если речь идет о сложных химических формулах — консультант, потрудитесь выговаривать «циклопропиламино-пурин-циклопентен-метанол» или как минимум «трет-бутиламиновая соль». По его мнению, консультант точно должен знать области применения базальтового волокна и из чего делают ряженку.

Ключевые сегменты рынка

  1. FMCG-компании (производители косметики, бытовой химии, пищевых товаров, одежды, обуви и т. д.).
  2. ИТ-компании (разработчики и продавцы программного обеспечения, услуг по администрированию и обслуживанию бизнес-процессов и оборудования).
  3. Крупные госкорпорации, а также крупные высокотехнологичные компании, партнеры по глобальным сделкам о передаче технологий.
  4. Кинопроизводители, музыкальные компании, издатели и иные компании, страдающие от незаконного размещения произведений, права на которые им принадлежат, в интернете или от незаконного копирования на иных носителях.
  5. СМИ.
  6. Компании, которые оказались втянуты в споры с IP или заинтересованные в оформлении своих прав на интеллектуальную собственность.

авторское право, деловая репутация, доменные споры, интеллектуальная собственность, коммерческая тайна, конкуренция, международные товарные знаки, международный патент, патенты, программное обеспечение, реклама, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки, франчайзинг

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности