RU   EN

print

Расписка как предъявительская ценная бумага?

О взыскании денег по расписке Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, рассказывает в своем блоге на портале Zakon.Ru.

Ведем сейчас один процесс с забавной фабулой: истец пытается взыскать деньги по расписке буквально следующего текста: "Получено столько-то рублей. Дата, подпись". Утверждает, что это расписка в получении у него ответчиком займа.

У ответчика, правда, версия совершенно противоположная, а именно: истец (совместно с еще одним лицом) брал у него взаймы эту самую сумму, а "расписка" представляет собой подтверждение возврата этой самой суммы ответчику-займодавцу. Получая исполнение, займодавец выполнил и даже перевыполнил требования абз.2 п.2 ст.408 ГК – и сделав отметку о возврате долга на долговом документе, и возвратив сам этот долговой документ с отметкой о получении денег заемщику. В итоге получилось, что у заемщика в наличии оказался и изначальный заемный документ, и экземпляр займодавца с отметкой о возврате займа. В дальнейшем же нижняя часть договора займа с отметкой о получении займодавцем денег была деликатно отрезана от остального текста и представлена как расписка уже о получении им самим займа от истца.

Есть в этом деле ряд косвенных подтверждений версии ответчика: например, то, что изначально претензию ему написал не истец, а другое лицо, которое, правда, потом "вспомнило", что у него перед ответчиком есть куда как большая задолженность, признанная вступившим в законную силу решением суда, так что даже при удовлетворении иска взыскание бы не удалось, будучи завершенным зачетом. Более того, в ходе конфликта, вызванного как раз взысканием того самого намного большего долга, угроза предъявить эту "расписку" уже звучала. Сказалось и то, что сам ответчик, когда действительно пишет расписки, делает это намного более многословно, чем просто фраза "получено столько-то". Ну, и, наверное, не обошлось без того, как "расписка" выглядит – действительно как маленький обрезок листа формата А4.

Так что суд поверил версии ответчика и отказал во взыскании.

Однако остаются вопросы. Конечно, можно попенять самому ответчику, что, получая возврат долга, ему следовало бы писать об этом более точно, не допуская двусмысленных формулировок, а также озаботиться сохранением у себя копии изначального заемного документа... Но задним умом все крепки: на момент совершения действий все со всеми дружили и о будущих конфликтах не думали.

Но в ходе рассмотрения дела возник следующий любопытный юридический спор: может ли расписка по типу "получено столько-то, подпись" вообще подтверждать получение займа, в частности, в связи с тем, что из подобного текста понятно, кем получено, путем толкования можно вывести, в каком качестве получено, но не понятно, от кого получено.

П.2 ст.808 ГК устанавливает буквально следующее правило: "В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей". Я недаром выделил требование о том, чтобы в расписке содержалось указание на передачу суммы займа именно займодавцем. В конце концов, распиской оформляется не что-нибудь, а именно договор займа, т.е. она подтверждает заключение двусторонней сделки, отличаясь тем самым от, например, векселя, выдача которого рассматривается как сделка односторонняя.

Однако представитель истца по нашему делу любезно предоставил судебную практику судов общей юрисдикции, согласно которой займодавцем суды считают того, в чьих руках находится расписка. Вот примеры таких постановлений: апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 19 февраля 2015 года по делу №33-1876/2015, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 08.10.2015 по делу №33-17407/2015, апелляционное определение Ростовского областного суда от 23.09.2015 по делу №33-14602/2015.

Примечательно, что во всех этих делах суды чувствуют недостаточность ссылки на один лишь только п.2 ст.808 ГК (что неудивительно, ведь он прямо требует назвать, от кого получена сумма займа) и "усиливают" свою аргументацию ссылкой на п.2 ст.408 ГК РФ. Вспомним его содержание:

"Кредитор, принимая исполнение, обязан по требованию должника выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в соответствующей части. Если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ, а при невозможности возвращения указать на это в выдаваемой им расписке. Расписка может быть заменена надписью на возвращаемом долговом документе. Нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства. При отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения должник вправе задержать исполнение. В этих случаях кредитор считается просрочившим".

А теперь попробуем найти в этом пункте хоть что-нибудь про расписку, выдаваемую должником. Ни слова. Ни одним правилом логики из утверждения "нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства" невозможно сделать вывод "нахождение долгового документа у кредитора удостоверяет существование обязательства". Я, конечно, понимаю, что логику изучают на первом курсе вуза и к моменту сдачи государственных экзаменов в памяти остаются в лучшем только круги Эйлера, но все же!

Фактически суды в этих определениях говорят: "у кого бумага  тот и кредитор", – что соответствует правилам для предъявительских ценных бумаг, но вовсе не для правил о договоре займа. По такой логике, видимо, и уступка требования должна производиться не цессией, а передачей новому кредитору расписки? Разумеется, нет! Не стоит забывать, что ценные бумаги, помимо репрезентативности, обладают еще целым рядом качеств, в частности  формальностью, которая защищает должника от выдачи необдуманных обещаний и создания необоснованных обязательств. Ценная бумага требует соблюдения определенной, весьма строгой, формы  быть может, в том числе и для того, чтобы не возникало ситуаций, подобно возникшей в нашем деле, когда документ, имевший первоначально одно содержание, путем несложных технических действий, приобретает совершенно другое.

Стоит заметить, что в перечисленных судебных делах нигде не отрицался ответчиком сам факт получения займа, отрицалось лишь, что он получался от конкретного займодавца еще и без подтверждения этого. В нашем же деле не отрицается факт передачи денег, но между сторонами идет спор относительно каузы такой передачи.

Источник: Zakon.Ru

договорное право, коллекторские услуги, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности