RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Как избавиться от субабонентов?

Статья о том, как "Правила функционирования розничных рынков электроэнергии..." регламентируют взаимоотношения потребителей и субабонентов.

Елисеев Иван Сергеевич

Елисеев Иван Сергеевич
Руководитель практики (не работает)


Проблема отношений между потребителем электроэнергии и субабонентом (потребляющим электроэнергию за счет присоединения к энергоустановкам первого) долго оставалась вне интересов законодателя. Однако с принятием Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики [1] ситуация изменилась. Теперь законодательство пусть и далеко не идеально, но помогает разрешить некоторые вопросы взаимоотношений "потребитель - субабонент".

Субабонент — «головная боль» основного потребителя электроэнергии

Прежде всего, необходимо отметить, что подключение субабонента несет для основного потребителя немало отрицательных моментов. Это и зависимость от платежной дисциплины последнего, как следствие — кассовые разрывы по платежам за потребленную энергию, и невозможность взимать с субабонента плату за содержание либо пользование энергообъектом, к которому он присоединен, и отсутствие четкого порядка введения для субабонента ограничений по потреблению электроэнергии и т.д.

Естественно, что первое желание, которое приходит в голову основному потребителю: «Раз невыгодно — значит, отключу». Однако это желание ограничено положениями антимонопольного законодательства, ответственность за нарушение которого постоянно ужесточается. Законом предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность за такие нарушения. В частности, ст.178 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафов, ареста и лишения свободы за ограничение доступа на рынок других субъектов экономической деятельности, если это повлекло причинение ущерба от 1 млн рублей.

Произвольное отключение субабонента является нарушением п.6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг [2]. Согласно этой норме, собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату.

Правомерно ограничить доступ субабонента к электроэнергии можно только в случае, если он либо является бездоговорным потребителем либо нарушает свои обязанности по срокам оплаты по договору с самим потребителем или поставщиком энергии.

Чтобы юридически грамотно выстроить отношения основного потребителя электроэнергии с субабонентом, необходимо найти ответ на вопрос о юридической природе их отношений. Не решив этот вопрос, основной потребитель электроэнергии и его юристы не смогут минимизировать финансовые риски и защититься от кассовых разрывов.

Купля-продажа или неосновательное обогащение? Интересную позицию по этому вопросу выработал Научно-консультационный совет при Федеральном арбитражном суде Уральского округа [3]. Согласно этой позиции, между абонентом продавца электрической энергии и субабонентом не возникает договорных отношений купли-продажи электрической энергии. Потребитель, энергопринимающее устройство которого опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации, приобретает электрическую энергию непосредственно у энергосбытовой организации или гарантирующего поставщика. При потреблении субабонентом электрической энергии, приобретенной абонентом, взыскание стоимости электрической энергии производится по правилам о неосновательном обогащении (гл.60 Гражданского кодекса РФ), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Похожие статьи на «Как избавиться от субабонентов?»

Несмотря на определенную недосказанность, внутреннюю противоречивость и системную несогласованность с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими отношения в электроэнергетике, данную рекомендацию, скорее всего, суды будут использовать на практике. Если следовать ей, то необходимо понять, в чем же суть отношений по оплате основному потребителю объема энергии, которую потребил субабонент.

Агентский договор? Субабонент для потребления энергии должен урегулировать отношения по ее купле-продаже и передаче. Однако за него это делает основной потребитель, причем от своего имени и за свой счет. Логично предположить, что основной потребитель выступает неким агентом субабонента. Но отождествление данных отношений с агентскими является проблематичным, как минимум, по двум причинам. Во-первых, зачастую в договорах на пользование энергией или возмещения затрат (как часто их называют на практике) как такового задания агенту купить энергию не устанавливается. Во-вторых, в данной схеме существует проблема с взиманием «агентом» денег с субабонента в силу того, что п.6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг напрямую запрещает брать плату за переток. Агентское вознаграждение, которое с логической необходимостью должен получить основной потребитель, антимонопольным органом будет воспринято как нарушение этого запрета, а регулирующим органом — как нарушение порядка ценообразования.

Таким образом, агентская схема вряд ли соответствует существу соглашений основного потребителя и субабонента.

Не поименованный в законе договор? Определение данного договора как не поименованного в гражданском законодательстве РФ, конечно, есть не что иное, как уклонение от определения его природы. Однако для целей настоящей статьи этого вполне достаточно, главное, чтобы в таком договоре был прописан срок оплаты и ответственность за его нарушение в виде ограничения на потребление энергии. Ведь согласно пп.«а» п.161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, основанием для введения ограничения режима потребления является неисполнение или ненадлежащее исполнение потребителем обязательств по оплате электрической энергии и услуг. В том числе — неисполнение обязательств по предварительной оплате, если такое условие предусмотрено соответствующим договором с потребителем. То есть одним из способов решения проблемы с кассовыми разрывами для основного потребителя энергии должно стать договорное оформление отношений с субабонентом с учетом вышесказанного. На практике же в большинстве случаев основной потребитель просто выставляет субабоненту счет (счет-фактуру) для оплаты.

Однако если субабонент отказывается урегулировать отношения на условиях основного потребителя, выставившего счет, то от ответа по поводу природы данных отношений не уйти. Ведь подавая иск в арбитражный суд о взыскании долга, основному потребителю необходимо указать основание возникновения долга, что невозможно без определения юридической природы взаимоотношений.

«Фактические договорные отношения»? В последнее время довольно активно внедряется в судебную практику концепция «фактических договорных отношений» [4]. Если придерживаться этой позиции, то необходимо определить, какие фактические договорные конструкции соответствуют данной ситуации.

Если это не является отношениями по купле-продаже электрической энергии, значит, это либо договор энергоснабжения, либо соглашение по возврату (компенсации) неосновательного обогащения.

В первом случае (договор энергоснабжения) решение проблемы с кассовым разрывом для основного потребителя энергии становится нерешаемым в принципе. Так как данные отношения не урегулированы специальными нормативными актами, следует, согласно п.4 ст.529 ГК РФ, руководствоваться ст.546 ГК РФ, позволяющей расторгать договор только за неоднократное нарушение сроков оплаты. Правда, если допустить аналогию о календарном месяце как расчетном периоде, то неплатежи за 2 месяца дадут основание прекратить эти фактические договорные отношения.

Однако против такой квалификации отношений может свидетельствовать запрет на совмещение деятельности по купле-продаже электрической энергии и владению энергооборудованием, к которому присоединены иные потребители. Этот запрет содержится в ст.6 Федерального закона «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике». Против данной квалификации свидетельствует и вышеприведенная позиция Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, которая, не признавая квалификацию отношений как купли-продажи, выводит их из-под определения договора энергоснабжения, данного в п.6 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, согласно которому по договору энергоснабжения поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии.

Во втором варианте квалификации отношений само существование соглашения о возврате неосновательного обогащения не только сомнительно, но и бесполезно для субабонента, учитывая, что в силу пп.«в» п.161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики ограничение потребления энергии допустимо в случае выявления фактов бездоговорного потребления электрической энергии, а именно потребления в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).

То есть существование иных первичных договорных конструкций, опосредствующих потребление энергии, Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики не признают. Таким образом, формально, какой бы договор ни лег в основу отношений между основным потребителем и субабонентом, последний всегда будет бездоговорным потребителем.

А значит, здесь применимы нормы о неосновательном обогащении, предусматривающие обязанность для лица, без договора получившего энергию за счет другого лица, возместить ее стоимость.

Так можно ли отключить субабонента?

Если между основным потребителем и субабонентом не было ни договора, ни «фактически сложившихся договорных отношений», то такого абонента можно ограничить за бездоговорное потребление, причем без каких бы то ни было сомнений.

Основному потребителю остается лишь решить вопрос о порядке такого ограничения. И здесь следует руководствоваться разделом XIII Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики (на что указывает п.160 этого акта). Правила диктуют основному потребителю, во-первых, необходимость составления акта о выявлении неучтенного (бездоговорного) потребления, во-вторых, обязательность уведомления потребителя о введении ограничения. Последнее желательно делать в сроки, указанные в п.7 ст.38 Федерального закона «Об электроэнергетике» (а не в Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики). Это позволит избежать претензий субабонента и контролирующих органов — таких, как Федеральная антимонопольная служба.

К сожалению, в отсутствие четкого и прямого законодательного регулирования этого вопроса, приведенная точка зрения автора в некоторых моментах может показаться спорной с позиции деловой практики. Однако юридически и формально-логически, на наш взгляд, она представляется наиболее верной.

Похожие статьи на «Как избавиться от субабонентов?»

Как законно получить от субабонента плату за использование энергообъекта?

Необходимо рассмотреть еще одну проблему в отношениях с субабонентом — фактическую безвозмездность использования последним энергоустановок, к которым он подключился. В существующей конфигурации рынка и законодательства задачу для основного потребителя энергии следует обозначить не как прекращение фактического использования энергообъекта другим лицом, а как законное взимание платы с субабонента в возмещение расходов на содержание своих объектов.

Напрямую законодательно предусмотрен только один вариант для такого возмещения — защита тарифа на передачу энергии через свои энергоустановки. Однако экономически этот вариант часто не оправдывает себя (особенно если электросетевой комплекс потребителя невелик), учитывая вероятный размер тарифа в силу ограничений предельных уровней цен на электрическую энергию.

Как разновидность такого решения, может быть вариант с заключением договора аренды с субабонентом, который был бы выведен на прямой договор с энергосбытовой организацией, либо передача ему доли в праве собственности на электроустановки основного потребителя. Стимулом для субабонента для избрания такой схемы может быть возможность увеличения фактического уровня напряжения и экономия в разнице тарифов, дифференцированных в зависимости от уровня напряжения электрической сети, на котором присоединена энергоустановка. Разница в тарифе (ее часть) может быть установлена как арендная плата. Но вариант со сдачей сетей в аренду или передачей в собственность осложнен, в основном, отсутствием контрагента, готового предложить приемлемую цену договора.

Возможны и другие варианты, но важно, что каждый из них надо коррелировать с требованиями не только гражданского законодательства, но, в первую очередь, законодательства о защите конкуренции и о ценообразовании.

Конечно, нет универсального способа получения средств от субабонентов, удовлетворяющего требованиям сразу всех собственников электросетевого хозяйства. Каждый из таких вариантов требует не только детальной юридической проработки, но и экономического анализа.

Статья опубликована в журнале "ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС" (№16/2010 г.)

[1] Утв. Постановлением Правительства РФ №530 от 31.08.2006.

[2] Утв. Постановлением Правительства РФ №861 от 27.12.2004.

[3] См. Рекомендации, разработанные по итогам заседания Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, состоявшегося 13-14 мая 2008 г.

[4] Примером данной тенденции могут послужить Рекомендации научно-консультативных советов при Федеральном арбитражном суде Западно-Сибирского округа и Федеральном арбитражном суде Уральского округа, выработанных на совместном заседании 1-2 октября 2009 года. Следует отметить, что, на наш взгляд, концепция «фактических договорных отношений» внедряется в судебную практику весьма непоследовательно и фрагментарно.

ЖКХ, недвижимость, энергетика

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности