RU   EN

print

Юробразование и представительство в судах

Юристы прокомментировали идею обязательного юробразования для представителей в судах.

28.09.2017 | ПРАВО.RU | Ирина Федорова

Павел Крашенинников внес в Госдуму законопроект, который вызвал бурное обсуждение среди юристов и резкую критику ФПА. Депутат предлагает не допускать до представительства в судах тех, кто не имеет высшего юридического образования и не обладает особой аккредитацией от выбранной властями организации. «Право.ru» попросило представителей профессии отозваться о такой идее.

Сейчас представителем в суде могут быть любые юридические лица и граждане без надлежащей квалификации. Павел Крашенинников убежден, что это неправильный подход к делу, и поэтому разработал законопроект, чтобы изменить ситуацию. В документе сказано, что никто не сможет быть представителем без высшего юридического образования и специальной аккредитации Ассоциации юристов России (АЮР). Такая же норма будет действовать и для иностранцев.

Такую идею уже резко раскритиковали в Федеральной палате адвокатов (ФПА), назвав его «недружественным шагом, направленным против российской адвокатуры». Вице-президент ФПА Андрей Сучков усмотрел в предложении конфликт интересов, напомнив, что автор законопроекта, депутат Павел Крашенинников, возглавляет АЮР. «Налицо конфликт интересов, а точнее, использование полномочий руководителя профильного комитета Государственной Думы ФС РФ в интересах возглавляемой им же общественной организации, что недопустимо. Для дальнейшей реализации данной инициативы было бы неплохо разрешить эту коллизию и оставить один из постов», – считает Сучков.

В ФПА также считают, что законопроект в принципе недоработан, противоречит действующему правовому регулированию, и его вовсе не обсудили с представителями профессии.

Следует отметить, что АЮР не значится в законопроекте, в документе написано, что разрешение будет выдавать «общероссийская общественная организация, определяемая Правительством». О том, что это будет Ассоциация юристов России, организация сказала сама.

Член адвокатской палаты Москвы и управляющий партнер бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев рассказал «Право.ru» свою точку зрения: «С первой частью инициативы – допуском к судебному представительству только граждан имеющих Юридическое образование согласиться можно, но наделение общественной организации правом приёма экзамена и лицензирования, на мой взгляд, является совершенно необоснованным. Особенно у меня вызывает недоумение та часть инициативы, в которой они пытаются наделить свою организацию правом вмешиваться в адвокатскую деятельность».

В целом все юристы так или иначе согласны с утверждением, что допускать до представительства в судах можно только людей с юридическим образованием. Эта часть законопроекта не вызывает отторжения у профессионального сообщества, спорить с Крашенинниковым хотят только по поводу пункта об аккредитации.

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала ПРАВО.RU:

Если нормы об обязательном юридическом образовании появятся в процессуальных кодексах, то это будет означать, что идея объединения всех юристов под крышей адвокатуры перестала быть навязчивой в определённых кругах.

Евгений Шестаков, управляющий партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, настроен так же: «Если нормы об обязательном юридическом образовании появятся в процессуальных кодексах, то это будет означать, что идея объединения всех юристов под крышей адвокатуры, что в народе именуется адвокатской монополией на судебное представительство, перестала быть навязчивой в определённых кругах. Стоит поприветствовать лишь такое разумное решение, ведь подобной нормой ослабляется главный тезис сторонников адвокатской монополии о «дворниках» в судах, под коими понимались всегда люди без высшего юридического образования, от которых якобы страдают и бедные граждане и судебная система. Наконец дискуссия о качестве судебного представительства перейдет в конструктивное русло обсуждения качества юридического образования».

При общем одобрении идеи повысить качество представительства Шестакову также непонятны нормы о «неком общественном объединении»: «Очевидно, что из законопроекта торчат уши ОПЮР, создание которого инициировано адвокатской корпорацией с не до конца пока прояснённым смыслом, или АЮР».

С тем, что в России нужны ограничения представительства в арбитражных судах, согласен руководитель юрдепартамента холдинга «Мираторг» Александр Краснов. «Суд – не балаган», – говорит он. И продолжает: «Представлять интересы участников процесса должны профессионалы. Идея о введении требования о наличии высшего юридического образования видится мне разумной, а вот проведение специального отбора и аккредитации какой-либо государственной или общественной организацией кажется избыточным, тем более необоснованным видится предоставление таких полномочий какой-то одной организации».

Отличной от других позиции придерживается Дмитрий Шнигер из юркомпании «Хренов и партнеры». Он считает, что законопроект провальный в целом, включая и норму об образовании, и условие об аккредитации АЮР. «Предложенные в рамках инициативы средства представляются просто губительными с точки зрения правозащиты, а мотивировка законопроекта вызывает категорические возражения», – говорит он. Свою позицию он подкрепляет такими аргументами:

  • Во-первых, основным мотивом введения образовательного ценза для судебных представителей провозглашается защита граждан от некачественной юридической помощи. Однако каким образом введение такого ценза скажется на тех, кто по бедности не может нанять себе профессионального советника. В России нет системы бесплатной юридической помощи, которая могла бы удовлетворить нужды таких граждан, и из внесенных в Думу материалов не следует, что авторы законопроекта учли необходимость ее создания.
  • Во-вторых, предлагаемая система несправедлива. Для того, чтобы взыскать потребительскую неустойку, задолженность за работы по подписанным актам или признать незаконным увольнение, в общем и откровенно говоря, юридическое образование не требуется. Для этого вообще не требуется образование, достаточен здравый смысл, жизненный опыт и умение пользоваться сетью Интернет. Справедливо ли принуждать человека, который, хотя и не имеет образования, может защитить себя в суде сам, нанимать платного представителя, который при этом не несет никакой дополнительной ответственности за качество предоставляемой услуги?
  • В-третьих, инициатива дисбалансирует существующую организацию юридической практики изнутри. Авторы критикуемого проекта предлагают предоставить всем лицам, имеющим квалификацию «юрист», привилегию в виде исключительного права вести дела клиентов в судах. При этом на таких лиц не возлагается совершенно никаких дополнительных обязанностей и не предусматривается никакой особой ответственности за пренебрежение тем доверием, которое государство выразит в законе о введении профессионального представительства в случае его принятия. Зачем тогда продолжает существовать адвокатура с такими ее атрибутами, как обязанность сдачи квалификационного экзамена, уплаты адвокатами взносов, дисциплинарной ответственностью, бременем защиты по назначению и т.п.
  • В-четвертых, не очень ясны предпосылки, на которых основан вывод о необходимости введения образовательного ценза для решения поставленной задачи.

Шнигер говорит, ошибочно утверждать, что наличие юридического образования определяет качество судебного представительства. Само по себе наличие диплома и разрешения каких бы то ни было организаций не делают представительство профессиональным.

Юрист отмечает, что для повышения качества судопроизводства желательно в первую очередь, чтобы юридическое образование имелось прежде всего у тех, кто делает работу задолго до появления на сцене юриста-судебника. «Речь идет о специалисте, который составляет безобразный договор, спор из которого потом не распутает и лучший судебник, или об инспекторе, который так проводит проверку, что потом потребуется не один судебный представитель, чтобы описать все допущенные при составлении акта нарушения».

Шнигер называет предлагаемые изменения «вредными» и добавляет, что такой закон вряд ли примут. «Инициатива затрагивает те же проблемы, которые связаны с адвокатской монополией и которые на протяжении уже долгих лет препятствуют ее введению, и не предлагает никакого их решения», – заключает эксперт.

Такой же позиции придерживается директор правового департамента «Сбербанка» Игорь Кондрашов. Он отметил, что каждый человек может представлять себя в суде сам, то есть вообще не нанимать представителя. При этом никакого условия об обязательности юробразования быть не может: «Физлица могут выбрать любое лицо с тем образованием (опытом, навыками и т. д.), которые, по мнению этого лица, наилучшим образом помогут защитить его интересы. Юридические лица действуют в рамках предпринимательского риска и также вправе самостоятельно определять, какие представители наилучшим образом могут защитить их интересы».

В то, что какой-то одной организации дадут право допуска всех юристов в суды, Кондрашов вообще не верит: «Что касается допуска в суды только со специальным разрешением от АЮР, то это, очевидно, какой-то фейк, такого, конечно, быть не может в принципе».

Виктор Петров, руководитель Арбитражной практики юридической фирмы Vegas Leх, обратил внимание на другую проблему. Он задумался о том, что разрешения от АЮР (или от другой организации, которую назначат), будут подделывать. Что делать в таком случае тем, кого в суде защищал шарлатан, и подлежит ли отмене принятый акт, непонятно. «Проблемным тем не менее остается вопрос о последствиях предоставления поддельного документа при рассмотрении спора. Законодатель должен определить последствия такой фальсификации для спора (отмена судебного акта, оставление его без изменения и пр.)», – поделился своим мнением Петров.

Полностью инициативу поддерживает АЮР, которая может получить монополию на допуск представителей к работе. Председатель правления ассоциации Владимир Груздев сказал, что это общемировая практика, и он видит «неоспоримый плюс» в том, что деятельность юристов в России будет регулироваться одной организацией. По его мнению, это защитит права россиян, которые должны быть уверены в том, что получают квалифицированную юридическую помощь.

Пока противников законопроекта больше, чем сторонников, но документ только внесли в Госдуму, возможно в ходе рассмотрения в него внесут изменения или переработают с учетом всех пожеланий.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

карьера, профессиональное развитие

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности