RU   EN

print

Тихая претензионная революция

Об обязательном претензионном порядке разрешения споров и новой редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

Как вы знаете, Федеральным законом от 2 марта 2016 г. №47-ФЗ часть 5 статьи 4 АПК РФ была изложена в новой редакции: «Спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором (за исключением прямо указанных категорий дел)».

Тем самым, был введен обязательный претензионный порядок по всем спорам, вытекающим из гражданско-правовых отношений (кроме прямо указанных в законе): до обращения в арбитражный суд истец обязан направить ответчику претензию. Часть 5 статьи 4 АПК РФ в указанной редакции вступила в силу с 1 июня 2016 г.

Сама норма написана достаточно неудачно и с точки зрения юридической техники, и с точки зрения правоприменения, породила на практике массу спорных вопросов, которые в итоге пришлось решать Верховному Суду РФ.

Спорные ситуации возникли, в частности, в «пограничных» сферах, когда неясно, относится ли спор к административным и иным публичным отношениям (иски о взыскании вреда, причиненного автомобильной дороге общего пользования при осуществлении перевозки тяжеловесного груза (система «Платон»); оспаривание результатов оценки имущества должника в рамках исполнительного производства; иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) и т.п.).

Более того, законодатель «забыл» исключить из общего правила об обязательном претензионном порядке категории дел, по которым соблюдение претензионного порядка бессмысленно, поскольку своим соглашением стороны очевидно не могут разрешить спор: это и иски о признании сделок недействительными (включая любые вариации, вроде оспаривания торгов и прочих закупочных процедур), и иски о признании права (включая любые вариации, вроде исков о признании права отсутствующим, о прекращении обременений (залога, аренды), о сносе самовольной постройки) и т.п.

«Забыли» исключить из общего правила и заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в связи с чем Сбербанку для получения исполнительного листа пришлось дважды дойти до Верховного Суда РФ (дела №309-ЭС16-17306 и №309-ЭС16-17446).

Кроме того, Верховному Суду РФ пришлось «отменять» обязательный претензионный порядок для прокурора (определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2017 г. №306-ЭС16-16518), для случаев подачи иска после отмены судебного приказа арбитражным судом (п. 7 постановления Пленума ВС РФ №62 о приказном производстве), для иска об установлении сервитута (п. 1 Обзора судебной практики по делам об установлении сервитута на земельный участок, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.).

Однако никаких законодательных инициатив по корректировке ч. 5 ст. 4 АПК РФ в публичном пространстве не озвучивалось ни Верховным Судом РФ, ни депутатами.

Поэтому, читая семинары по процессу, я вынужден был говорить слушателям, что единственным законопроектом, корректирующим применение претензионного порядка, является законопроект №32493-7 «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 Гражданского кодекса РФ и статьи 4 и 99 АПК РФ», причем основное содержание законопроекта сводится к изменениям в часть 4 Гражданского кодекса РФ и актуален он только для коллег, занимающихся "интеллектуалкой". Собственно, законопроект так и называется: о претензионном порядке разрешения споров в сфере защиты интеллектуальных прав.

Из ч. 5 ст. 4 АПК РФ предлагалось всего лишь убрать из исключений дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования (введя, соответственно, обязательный претензионный порядок по этой категории дел), а саму норму предлагалось дополнить словами «а также дел по иным спорам, предусмотренным федеральным законом», то есть перечень исключений из обязательного претензионного порядка предлагалось сделать условно открытым.

В таком же духе, о почти "техническом" характере изменений, высказывались и СМИ.

Так, без собых дискуссий, не привлекая внимания, законопроект был принят Госдумой РФ в первом чтении 17 марта 2017 года, во втором – 26 мая 2017 года.

Ко второму чтению содержание законопроекта в части претензионного порядка разрешения споров в сфере защиты интеллектуальных прав практически не изменилось: предлагается, во-первых, ввести претензионный порядок по требованиям правообладателей о возмещении убытков или выплате компенсации, если участниками спора являются юрлица или индивидуальные предприниматели, во-вторых, распространить досудебный порядок урегулирования (в своеобразном виде) на споры о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Кроме того, предусматривается отмена обязательного досудебного порядка для таких способов защиты исключительных прав, как требования о признании исключительного права; о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; об изъятии материального носителя; о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя, а также об изъятии и уничтожении орудий, оборудования или других средств, используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав.

Однако между первым и вторым чтением законопроект был дополнен, ни много ни мало, новой редакцией ч. 5 ст. 4 АПК РФ, в следующем виде:

5. Гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором.

 

Иные споры, возникающие из гражданских правоотношений, передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в том случае, если такой порядок установлен федеральным законом или договором.

 

Экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора в случае, если такой порядок установлен федеральным законом.

 

Соблюдения досудебного порядка урегулирования спора не требуется по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, делам о несостоятельности (банкротстве), делам по корпоративным спорам, делам о защите прав и законных интересов группы лиц, делам приказного производства, делам, связанным с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов, делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, а также, если иное не предусмотрено законом, при обращении в арбитражный суд прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в защиту публичных интересов, прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (статьи 52, 53 настоящего Кодекса).

Текст законопроекта к третьему чтению можно посмотреть в Автоматизированной системе обеспечения законодательной деятельности Госдумы.

Во-первых, следует поблагодарить за данную редакцию нормы неизвестного мне до этого момента Члена Совета Федерации С.Ю.Фабричного. Именно он, а не П.В.Крашенинников, является автором данной формулировки.

Во-вторых, очень разумно ограничена сфера применения обязательного претензионного порядка: это только «гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств» (что сразу исключает необходимость направления претензии для подачи неимущественных исков, включая иски о признании сделок недействительными, о признании права и т.п.). Более того, в сфере обязательного претензионного порядка по умолчанию останутся только споры «по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения». Не нужно будет направлять претензию, например, по иску о взыскании внедоговорных убытков.

В третьих, дополнен и более четко, с учетом выявленных в арбитражной практике спорных моментов, изложен перечень исключений из общего правила об обязательности претензионного порядка. Упомянуты в исключениях и «дела приказного производства», и «дела, связанные с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов», не забыто и «обращение в арбитражный суд прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в защиту публичных интересов, прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Единственный вопрос правоприменения, который не продумал, на мой взгляд, С.Ю.Фабричный, это действие новой редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ во времени. Законопроект никаких норм на этот счет не содержит, из-за чего неясно, обязателен ли претензионный порядок по обязательствам, возникшим в период действия «старой» (действующей сейчас) нормы ч. 5 ст. 4 АПК РФ. Но арбитражная практика, видимо, пойдет по пути учета момента подачи искового заявления: по искам, поданным после вступления в силу ч. 5 ст. 4 АПК РФ в редакции законопроекта, претензионный порядок будет обязателен, только если иск попадает в указанные категории споров.

Только два момента меня смущают.

Во-первых, «скромный герой» (от Новгородской области) взялся непонятно откуда, не было ни публичных инициатив, ни какого-либо обсуждения новой редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ. Законопроект, который достаточно существенно затрагивает гражданский оборот и судопроизводство, как обычно, родился и внесен «кулуарно», чуть ли не тайно, между первым и вторым чтением законопроекта.

Во-вторых, Госдумой РФ принят и действует Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. №497-ФЗ «О внесении изменения в статью 3 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Этим небольшим, но очень интересным законом Государственная Дума РФ установила, что внесение изменений в ГК РФ, а также приостановление действия или признание утратившими силу его положений, осуществляется только отдельными законами. То есть включить нормы об изменениях в ГК РФ в «сборный» закон о внесении изменений в несколько законов нельзя. Однако законопроект №32493-7 «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 части четвертой Гражданского кодекса РФ и статьи 4 и 99 АПК РФ», как следует из его названия, как раз и представляет собой изменения в ГК РФ в виде «сборного» закона о внесении изменений в несколько законодательных актов, что прямо запрещено ст. 3 ГК РФ.

В любом случае, законопроект №32493-7 должен быть рассмотрен Госдумой в третьем, финальном, чтении 21 июня 2017 года. Учитывая реалии российского нормотворчества, нет никаких сомнений, что он будет принят в третьем чтении, а затем одобрен Советом Федерации и подписан Президентом РФ.

Источник: заметка Романа Речкина, ИНТЕЛЛЕКТ-С, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коммерческие споры, корпоративные споры, налоговые споры, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности