RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Там целых 5 шестерок! А мужики-то не знают…

Госдума приняла закон о борьбе с уклонением от налогов.

Мельком увидел новость о принятии Госдумой закона «о борьбе с уклонением от налогов», прочитал текст законопроекта и... очень удивился! Закон с поучительным номером, состоящим аж из пяти шестерок, содержит реально жесткие меры по борьбе с бизнесом.

Поразительно, но я не видел и не слышал никаких публичных обсуждений этих норм, хотя законопроект уже принят Государственной Думой РФ во втором чтении.

Как же государство собирается, помимо статей 198 и 199 УК РФ, бороться с уклонением от налогов?

Теперь налоговые органы будут получать информацию о счетах граждан-непредпринимателей (включая сведения о наличии счетов, вкладов (депозитов) и (или) об остатках денежных средств на счетах, вкладах (депозитах), по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) в порядке, который устанавливает сам налоговый орган. Это у нас так дополняется статья 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

Да и вообще, банковская тайна явно мешает бороться с уклонением от уплаты налогов. Поэтому теперь «банки обязаны выдавать налоговым органам справки о наличии счетов, вкладов (депозитов) в банке и (или) об остатках денежных средств на счетах, вкладах (депозитах), выписки по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) организаций, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, а также справки об остатках электронных денежных средств и о переводах электронных денежных средств... в течение трех дней со дня получения мотивированного запроса налогового органа...» (п.2 ст.86 НК РФ).

Мимоходом (здравствуй, реформа гражданского законодательства!) в новой редакции излагается статья 51 ГК РФ «Государственная регистрация юридических лиц», хотя на 90% она совпадает с текстом Проекта ГК РФ.

Существенно расширяется сфера применения ст.193 УК РФ «Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации», в уголовном праве я не специалист, жду разъяснений специалистов в уголовном законодательстве.

Одновременно появляется ст.193.1 УК РФ «Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов».

Также вводится ст.200.1 УК РФ, которая устанавливает уголовную ответственность за «незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наличных денежных средств и (или) денежных инструментов, совершенное в крупном размере».

Мне, как налоговому юристу, особо интересны изменения в Налоговый кодекс РФ, а писали их, судя по формулировкам, люди с фантазией и не обременные комплексами...

Так, статья 23 НК РФ дополняется пунктом 5.1., который устанавливает интересную новую обязанность «лиц, на которых настоящим Кодексом возложена обязанность представлять налоговую декларацию (расчет) в электронной форме». Эти лица, получив уведомление налогового органа о получении декларации, обязаны в течение шести дней направить налоговому органу уведомление о получении уведомления. Это было бы забавно, если бы не последствие неисполнения новой обязанности: право налогового органа блокировать операции по счетам и вкладам налогоплательщика (подп.2 п.3 ст.76 НК РФ).

Расширено и «углублено» неработающее пока на практике правило о том, что недоимку дочернего (зависимого) общества в определенных случаях можно взыскивать с основного общества (подп.2 п.2 ст.45 НК РФ). Теперь закон гораздо проще: если имела место «передача денежных средств, иного имущества» основным (преобладающим, участвующим) обществам (предприятиям), зависимым (дочерним) обществам (предприятиям) – после момента, когда организация, за которой числится недоимка, «узнала или должна была узнать о назначении выездной налоговой проверки или о начале проведения камеральной налоговой проверки» - взыскание недоимки производится с этих организаций. Меня несколько смущает прилагательное «участвующим», поскольку 0,1% в уставном капитале, строго говоря, уже участие. Также мне непонятен и термин «передача денежных средств», но тут уж не до формальностей: круговая порука...

Подчеркивает полную незначительность формальностей в подобной ситуации следующий абзац: «положения настоящего подпункта также применяются... в случае, если участники указанных операций не являются основными (преобладающими, участвующими) обществами (предприятиями), зависимыми (дочерними) обществами (предприятиями)». Возникает вопрос – в каких случаях эти положения в принципе не применяются, но это наивный вопрос, сам понимаю.

Камеральная проверка теперь может сопровождаться осмотром территории или помещения проверяемого лица должностными лицами налоговых органов (п.1 ст.91 НК РФ). Вот прямо реально вижу проверяющих, которые приходят к налплату и поясняют: вы тут в декларации вооот такие вычеты указали. Ну-ка, мы щас помещения ваши досмотрим...

Особо необходимо отметить революционную для нашего законодательства новеллу – легализацию «бенефициарного владения», которая произведена в обычном стиле нашего «взбесившегося принтера», путем указания в запретительном законе.

Новелла революционна, поскольку это не просто какая-то аффилированность или нормы о контролирующих лицах, от «бенефициарного владения» всего один шаг до траста остается...

В общем, Федеральный закон от 7 августа 2001 года №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» дополнен определением «бенефициарного владельца» - это физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25% в капитале) клиентом - юридическим лицом либо имеет возможность контролировать действия клиента.

Далее закон существенно расширяет и конкретизирует нормы об антиотмывочных мерах, принимаемых банками, включая норму о том, что (п.5.2. ст.7) «кредитные организации вправе расторгнуть договор банковского счета (вклада) с клиентом в случае принятия в течение календарного года двух и более решений об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции на основании пункта 11 настоящей статьи» (то есть, если у кредитной организации «возникают подозрения, что операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма»). Красота: возникли у банка некие подозрения, два раза отказали в совершении операции, затем правомерно по своему усмотрению расторгли договор.

Отлично написана новая статья 7.4 Федерального закона от 7 августа 2001 года №115-ФЗ: при наличии «достаточных оснований подозревать» причастность организации или физического лица к террористической деятельности, если при этом отсутствуют предусмотренные законом основания для включения таких лиц в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, может быть принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества указанных организации или физического лица. И кто же определяет, достаточно ли «оснований подозревать»? Некий «межведомственный координационный орган, осуществляющий функции по противодействию финансированию терроризма». Положение об этом «межведомственном органе» и его персональный состав – определяется Президентом РФ.

Особый цинизм этим правилам придают три обстоятельства.

Во-первых, приняв решение о замораживании денежных средств лица, не согласовывая это решение с прокуратурой и вообще с кем-либо, не уведомляя об этом собственника, «межведомственный координационный орган» само решение публикует в сети Интернет.

Во-вторых, чтобы лицо, все имущество которого «заморожено» на основании «достаточных данных подозревать», элементарно не сдохло с голоду, принимается решение о назначении этому лицу ежемесячного «гуманитарного пособия» в размере, не превышающем 10 тысяч рублей, причем за счет замороженных (блокированных) денежных средств или иного имущества, принадлежащих получателю пособия. Отмечу, что речь о конфискации имущества не идет, «замороженное» в собственность государства юридически не переходит. Но и какими-либо временными рамками «заморозка» не ограничена, соответственно, она может быть и пожизенной.

И, в-третьих, лицо, состоящее «в гражданско-правовых, трудовых либо иных порождающих обязательства имущественного характера отношениях» с таким лицом, и понесшие имущественный ущерб в результате замораживания (блокирования) денежных средств или иного имущества, вправе обратиться в суд с гражданским иском о возмещении ущерба. Вы думаете, иск к «межведомственному координационному органу» или к государству? Нет, иск – к лицу, деньги или имущество которого «заморожены»!

Не менее креативны и изменения в Федеральный закон от 8 августа 2001 года №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Например, запрещается внесение в ЕГРЮЛ записи (записей) о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации, а также иных записей в связи с реорганизацией юридических лиц - в случае участия в реорганизации «юридического лица, в отношении которого принято решение о его ликвидации» (п.3 ст.13.1. указанного Федерального закона). Понятно, что ликвидируемая организация не вправе создавать новые дочерние организации или из ликвидации выходить в реорганизацию (п.2 ст.20 указанного Федерального закона). Однако почему организация в процедуре ликвидации не вправе реорганизовать свою дочернюю организацию, не совсем понятно, видимо, законодатель пытается закрыть какую-то конкретную схему.

В отношении оснований отказа в государственной регистрации организации я еще помню светлые ельцинские времена "разгула демократии", когда их было всего 4 и их перечень был закрыт... Сейчас пункт с основаниями для отказа дополняется подпунктами «к» - «р». Буква «р», для понимания, - 17-я буква нашего алфавита.

В том числе, в госрегистрации может быть отказано «при наличии у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений» (подп.«р» п.1 ст.23 129-ФЗ).

Конкретизированы и явно расширены правила об ответственности контролирующих лиц в банкротстве (ст.10 Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Причем никаких оговорок о применении этих положений к процедурам, начатым после вступления закона в силу, законопроект не содержит.

В итоге, келейно, без какого-то публичного обсуждения, через Госдуму фактически прошел законопроект, вносящий очень жесткие, дискриминационные для бизнеса изменения в основные законы, регулирующие предпринимательскую деятельность. Причем эти изменения разнородны и хаотичны, они преследуют некую неопределенную цель «противодействия незаконным финансовым операциям», хотя конституционность ряда предлагаемых мер вызывает обоснованные сомнения.

Материал опубликован в блоге Романа Речкина на портале Zakon.Ru

банкротство, ВЭД, защита банков, коммерческое право, налоговое планирование, налоговое право, налоговые проверки, налоговые споры, споры по ВЭД, уголовное право, юридические консультации

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности