RU   EN

print

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Реформа законодательства о юридических лицах

03 апреля 2012 года Президентом России внесен на рассмотрение в Государственную Думу проект масштабных поправок в Гражданский кодекс РФ.

03 апреля 2012 года Президентом России внесен на рассмотрение в Государственную Думу проект масштабных поправок в Гражданский кодекс РФ [1]. Изменения касаются практически всех разделов гражданского законодательства. Уже в апреле законопроект был принят в первом чтении, и, по прогнозам экспертов, не за горами не только прохождение оставшихся стадий правотворческого процесса, но и вступление поправок в юридическую силу. Поэтому сегодня актуальной задачей предпринимателей и их юристов является срочное изучение новых правовых реалий и адаптация своих бизнес-процессов под меняющиеся правила.

Проект изменений в Гражданский кодекс РФ является плодом компромисса двух групп разработчиков: Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (далее — Совет по кодификации) и Министерства экономического развития РФ (Минэкономразвития).

Изначально проект разрабатывался Советом по кодификации, который в значительной степени принимал во внимание и пытался решить проблемы, выявленные практикой российских арбитражных судов. Это, в первую очередь, понятие добросовестности участников гражданского оборота и связанные с ним вопросы: оспаривание сделок недобросовестными лицами, достоверность публичных реестров, способы защиты прав лица, незаконно лишенного принадлежащих ему акций или доли в обществе с ограниченной ответственностью.

Однако, в ходе создания проекта поправок государством была поставлена вторая цель — создание в Москве международного финансового центра, что, по мнению чиновников, невозможно реализовать без соответствующей законодательной базы. Создание этой базы было возложено на Минэкономразвития России, кроме того была сформирована специальная Рабочая группа по созданию международного финансового центра в РФ при Совете при Президенте РФ по развитию финансового рынка РФ.

С учетом разницы задач, стоявших перед двумя группами разработчиков, на определенном этапе их цели стали разнонаправленными. Для создания международного финансового центра Минэкономразвития стремилось, во-первых, существенно расширить договорную свободу участников гражданского оборота, в том числе в корпоративных отношениях. Особенно это проявилось в либерализации норм о сделках под условием, в существенном расширении сферы и значения понятия корпоративного договора, а также в новой редакции положений о займе, банковском вкладе и расчетах. Во-вторых, Минэкономразвития выступило за внедрение в российское законодательство, в той или иной степени, норм и институтов иностранного законодательства (в частности, английского права).

Главным спорным вопросом между Советом по кодификации и Минэкономразвития в области общих подходов к регулированию корпоративных отношений и договорных отношений между предпринимателями являются принципы свободы договора и диспозитивности. Совет по кодификации считает недопустимым абсолютизацию свободы участников гражданского оборота в определении условий взаимодействия между собой. Такой подход, по мнению Совета по кодификации, может привести к нарушению публичного интереса и интересов третьих лиц. Со своей стороны, Минэкономразвития указывает, что чрезмерное ограничение свободы предпринимателей ведет к снижению деловой активности и провоцирует обход закона, а, в конечном счете, приводит к нарушению интересов участников оборота.

Но необходимо также отметить, что порой цели обеих групп разработчиков пересекались. Так, обе структуры согласились: с разделением компаний на публичные и непубличные; с установлением ответственности лиц, контролирующих компании; с более четким определением круга аффилированных лиц.

К основным направлениям реформы законодательства о юридических лицах можно отнести следующее:

1. Реформирование организационно-правовых форм организаций: упразднение некоторых форм юридических лиц, введение деления организаций на корпоративные и унитарные, деление акционерных обществ на публичные и непубличные.

2. Регулирование отношений внутри корпорации, в том числе новеллы, привнесенные в связи с проектом создания международного финансового центра: восстановление утраченного корпоративного контроля, внутренний регламент организации, корпоративный договор.

3. Изменения в порядке создания (государственной регистрации) организаций. Обеспечение публичной достоверности ЕГРЮЛ.

4. Регулирование решений общих собраний участников организации и их оспаривания.

5. Регулирование ответственности контролирующих лиц, правил о совершении сделок с аффилированными лицами.

Реформирование организационно-правовых форм юридических лиц

Проект поправок упраздняет организационно-правовую форму общества с дополнительной ответственностью (ОДО). Впрочем, существующее на практике число организаций в форме ОДО настолько незначительно, что необходимость сохранения такой формы ведения бизнеса очевидно отсутствует.

Также упраздняется деление акционерных обществ на открытые и закрытые. Следует согласиться с позицией разработчиков проекта поправок, согласно которой у ЗАО в гражданском обороте нет никаких существенных отличий от обществ с ограниченной ответственностью (ООО), и поэтому имеет место явное дублирование организационно-правовых форм юридических лиц. Наличие у ЗАО реестра акционеров на практике является фикцией и объективный и публичный учет прав на акции не обеспечивается, поскольку акции такого общества бездокументарные, а реестр акционеров ведется самим ЗАО.

Вместо конструкций открытого и закрытого акционерных обществ вводится дифференцированное регулирование статуса публичных и непубличных акционерных обществ. Акционерное общество является публичным, если его акции публично размещаются (путем открытой подписки) или публично обращаются, либо устав и фирменное наименование общества содержат указание на то, что оно является публичным (ст.66.3 измененного ГК РФ). Разработчики законопроекта исходили из того, что, если акции и ценные бумаги крупного хозяйственного общества публично размещаются или обращаются на фондовых биржах и других организованных финансовых рынках, то его статус требует более строгого регулирования, ибо это касается имущественных интересов большого числа акционеров и других лиц. Публичное акционерное общество приобретает статус такового в отношениях с акционерами и потенциальными приобретателями ценных бумаг со дня принятия решения уполномоченным органом акционерного общества о внесении соответствующих изменений в устав.

Предлагаемое разработчиками деление организаций на публичные и непубличные — логичное продолжение стремления Минэкономразвития защитить интересы инвесторов. Такая цель разработчиков прослеживается, в частности, в предложении разделить статус и компетенцию наблюдательных советов, являющихся органами контроля акционеров за действиями менеджмента, и советов директоров как исполнительных органов. Предполагается, что в публичном акционерном обществе будет создаваться наблюдательный совет, число членов которого не может быть менее пяти. В действующем же законодательстве сохраняется их отождествление, дающее возможность членам коллегиального исполнительного органа участвовать в деятельности контролирующего органа общества, что лишает действия последнего какого-либо смысла.

Осталось непонятным, почему проект не исключил возможность существования хозяйственных обществ работников (народных предприятий), которые по-прежнему упоминаются в ст. 66 обновленного Гражданского кодекса РФ. Число организаций в форме акционерных обществ работников также минимально, а сама организационно-правовая форма фактически представляет собой гибрид акционерного общества и кооператива, построенный на пережитках социалистических принципов.

Неясна и мотивация разработчиков проекта в отношении сохранения в качестве основной формы государственных и муниципальных предприятий именно казенного предприятия. Действующий Гражданский кодекс РФ четко разграничивает обычное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, и казенное предприятие, имущество которого закреплено за ним на праве оперативного управления. Проект поправок исключает из состава вещных прав право хозяйственного ведения, при этом, обычные унитарные предприятия в казенные не преобразуются и продолжают свою деятельность, хотя новые унитарные предприятия могут быть зарегистрированы только в виде казенного предприятия.

Положительно следует оценить и то, что в составе организационно-правовых форм организаций разработчики не предусмотрели ни государственную корпорацию, ни государственную компанию. Эти непрозрачные формы вмешательства государства в гражданский оборот справедливо критикуются и, надо надеяться, носят временный характер.

Проектом поправок упразднены дочерние и зависимые хозяйственные общества, из Гражданского кодекса предлагается полностью исключить нормы о таких организациях.

Несомненно положительно можно оценить установление закрытого перечня организационно-правовых форм некоммерческих организаций. Это решение давно напрашивалось, так как в настоящее время существует множество форм некоммерческих организаций, статус которых очень слабо урегулирован, а различия между ними фактически заключаются только в названии организационно-правовой формы.

Необходимо отметить, что проект обновленного кодекса не предусматривает никаких новых организационно-правовых форм юридических лиц. Вводится лишь общее деление организаций (и коммерческих, и некоммерческих) на корпоративные и унитарные, и на этом вопросе мы остановимся подробнее.

Корпорации и унитарные предприятия

Вводя деление всех форм юридических лиц на корпоративные и унитарные, разработчики законопроекта сохранили основную классификацию организаций на коммерческие и некоммерческие.

Корпорация — это организация, учредители (участники, члены) которой обладают правом на участие в управлении их деятельностью (правом членства) (п. 1 ст. 65.1 измененного ГК РФ). К коммерческим корпорациям проект закона относит хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, к некоммерческим корпорациям — потребительские кооперативы, общественные организации, ассоциации и союзы.

Унитарная организация — это организация, учредители которой не становятся ее участниками и не приобретают в ней прав членства. К унитарным коммерческим организациям проект закона относит государственные и муниципальные унитарные предприятия, к некоммерческим унитарным организациям — фонды, учреждения, а также религиозные организации.

Разделение организаций на корпоративные и унитарные — достаточно условно, поскольку и в унитарной организации учредитель, формально не имея членства, обладают безусловным правом на управление.

Смысл выделения корпораций как особого вида юридических лиц заключается в том, что это позволяет закрепить непосредственно в Гражданском кодексе РФ общие нормы, касающиеся статуса (прав и обязанностей) как самой корпорации, так и ее участников (статьи 651 — 653 измененного ГК РФ). Это должно расширить защиту интересов не только участников хозяйственных обществ, но и любой другой корпорации.

Права участников корпорации

Согласно п.1 ст.65.2 измененного Гражданского кодекса РФ участники корпорации (участники, члены, акционеры и т. п.) обладают следующими правами:

а) участвовать в управлении делами корпорации;

б) получать информацию об имущественной деятельности корпорации, а в случаях, предусмотренных законом или уставом корпорации, знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией;

в) обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и порядке, которые предусмотрены законом;

г) в случаях, предусмотренных законом, оспаривать совершенные корпорацией сделки и требовать возмещения причиненных корпорации убытков.

Перечень прав членов корпорации не закрыт, участники корпорации могут иметь и другие права, предусмотренные законом или уставом корпорации.

Указанные права участников в целом совпадают с правами участников ООО и акционеров АО, предусмотренными действующим законодательством (кроме существующего сегодня права на ликвидационную квоту — право получить имущество организации после ее ликвидации).

Однако, в проекте поправок очевидно ограничено право участников корпорации (участников, членов, акционеров и т. п.) получать информацию о деятельности организации.

Теперь они будут вправе получать информацию только об имущественной деятельности корпорации, и в случаях, предусмотренных законом или уставом корпорации, знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией (п.1 ст.65.2 измененного ГК РФ). За рамками понятия «имущественная деятельность» остается, например, благотворительность. Вспоминается показательный пример, когда Транснефть отказалась предоставить акционеру Алексею Навальному информацию о своих расходах на благотворительность в размере 500 млн. рублей.

Сейчас участники ООО, например, вправе получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его уставом порядке (п.1 ст.8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»), то есть по действующему закону право участника получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его документами является абсолютным и не может быть ограничено. Уставом может быть установлен только порядок такого ознакомления и получения информации.

Обязанности участников корпорации

Проект поправок устанавливает и обязанности участника корпорации (п.3 ст.65.2 измененного ГК РФ), а именно:

а) участвовать в образовании имущества корпорации в порядке, размере, способом и в сроки, которые предусмотрены Гражданским кодексом РФ, иным законом или уставом;

б) не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности корпорации;

в) участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия такого решения;

г) не совершать действий в ущерб интересам корпорации, участником которой он является.

Новыми являются только две последние обязанности, поскольку обязанность по формированию имущества организации установлена и действующим законодательством. Равно как и обязанность не разглашать информацию о деятельности общества, в отношении которой установлено требование об обеспечении ее конфиденциальности, предусмотрена п.1 ст.9 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Проект закона обязывает участника участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия такого решения. Эта обязанность станет новеллой российского законодательства, вводимой в целях избежания ситуации deadlock — «корпоративного тупика», когда ни один участник или группа участников не имеют возможности принять какое-либо решение из-за отсутствия кворума.

Впрочем необходимо отметить, что проект поправок в Гражданский кодекс РФ не содержит ни реальных механизмов понуждения участника к исполнению этой обязанности, ни реальной ответственности участника, не исполняющего ее. Возможно этот вопрос будет как-то решен в новом законе о хозяйственных обществах.

Обязанность участника корпорации не совершать действий в ущерб интересам корпорации является конкретизацией общего принципа добросовестности. Принцип добросовестности сформулирован в двух нормах: (а) при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п.4 ст.1 ГК РФ); (б) никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п.5 ст.1 ГК РФ).

Перечень обязанностей членов корпорации также не является закрытым: участники корпорации могут нести и другие обязанности, предусмотренные законом или уставом корпорации.На практике в уставах хозяйственных обществ часто предусматривают такую обязанность участника, как воздерживаться от совершения любых действий, которые нарушают или могут нарушить законодательство о конкуренции. Такими нарушениями, в частности, может быть создание и (или) участие (как прямое, так и косвенное) в органах управления конкурирующих организаций, а также иная поддержка конкурирующих организаций, как в финансовой, так и в нефинансовой форме.

Восстановление утраченного корпоративного контроля

Разработчики поправок предполагают законодательно закрепить (в п.2 ст.65.2 обновленного ГК РФ) более эффективную, по сравнению с существующей сегодня, форму защиты имущественных интересов участников хозяйственных обществ — восстановление утраченных помимо их воли прав участия в корпорации. Так называемое «восстановление корпоративного контроля» защищает права и интересы лиц, пострадавших от необоснованных «списаний» акций и долей участия, «корпоративных захватов» и тому подобных неправомерных действий и злоупотреблений.

Участник коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли права участия в ней, с принятием поправок в Гражданский кодекс РФ будет вправе требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам, выплаты справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за счет лиц, виновных в утрате доли. Суд может отказать в возвращении доли участия, если это приведет к явно несоразмерному лишению иных лиц в их правах участия или повлечет крайне негативные социальные и иные публично значимые последствия. В этом случае лицу, утратившему помимо своей воли права участия в корпорации, будет выплачиваться определяемая судом компенсация за счет лиц, виновных в утрате доли.

Указанный способ защиты должен стать существенно более эффективным, чем аналогичная ему виндикационная защита в отношении истребования вещи из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК РФ). Так, в отличие от условий виндикации, для возврата доли (акций) необходимо установление только одного обстоятельства — утраты доли участия помимо воли правообладателя. Добросовестность приобретателя и возмездность приобретения им доли (акций) правового значения иметь не будет.

Внутренний регламент организации

В целях содействия созданию международного финансового центра в России в проект поправок включены новые для Гражданского кодекса РФ положения: о внутреннем регламенте организации (п.6 ст.52); о корпоративном договоре (ст.672); о лицах, контролирующих юридическое лицо (ст.533).

Внутренний регламент может утверждаться учредителями (участниками) юридического лица. Он не является учредительным документом и не должен противоречить уставу организации. При этом, проект поправок в Гражданский кодекс РФ вообще не определяет сферу действия регламента. Учредители (участники) юридического лица вправе также утвердить иные внутренние документы юридического лица, не противоречащие его уставу.

Понятие внутренних регламентов, видимо, близко к понятию локальных нормативных актов, однако, последние принимаются, как правило, исполнительным органом (особенно в трудовой сфере: правила внутреннего трудового распорядка, положение об оплате труда, о премировании и т. п.), а не участниками организации.

Проблема заключается в том, что, предусмотрев институт внутренних регламентов, законодатель вводит его изолированно, без установления взаимосвязи с иными нормами и институтами (например, нарушение внутреннего регламента не является основанием для признания сделки недействительной).

Более того, законодатель императивно ограничивает сферу применения внутренних регламентов, не дает корпорации возможности регулировать ими более или менее важные вопросы. В частности, согласно проекту поправок участник корпорации вправе знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией в случаях, предусмотренных законом или уставом корпорации (но не внутренним регламентом).

Корпоративный договор

Корпоративный договор был введен в российское законодательство еще в 2009 году, когда появились институт акционерного соглашения и институт договора об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью [2]. Однако, ст.67.2 измененного Гражданского кодекса РФ регулирует данный институт значительно более подробно и целостно.

Теперь в отношении акционерного соглашения и соглашения участников общества с ограниченной ответственностью вводится единый термин «корпоративный договор».

Проект поправок в ГК РФ дает ответы на большинство вопросов, которые возникли у юристов в 2009 году применительно к предшественникам корпоративного договора:

1. Корпоративный договор может быть заключен не всеми участниками, при этом, он не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (статья 308 измененного ГК РФ).

2. Участники хозяйственного общества, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте заключения корпоративного договора, но не обязаны раскрывать его содержание и (или) предоставлять копию самого корпоративного договора (п. 3 ст. 67.2 измененного ГК РФ).

3. Урегулировано соотношение корпоративного договора с решениями органов управления, а также со сделками участников корпорации (п. 5 ст. 67.2 измененного ГК РФ).

Нарушение корпоративного договора может являться основанием для признания недействительным решений органов хозяйственного общества по иску стороны данного договора при условии, что на момент принятия органом хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпоративного договора являлись все участники хозяйственного общества, а признание решения органа недействительным не нарушает права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором (норма аналогична ст. 174 ГК РФ).

4. Закон допускает противоречие норм устава и корпоративного договора: стороны корпоративного договора не вправе ссылаться на его недействительность в связи с его противоречием положениям устава хозяйственного общества (п. 6 ст. 67.2 измененного ГК РФ).

Содержание корпоративного договора (по сравнению с соглашением участников ООО и акционерным соглашением) по существу не изменилось. Формально сфера его применения несколько сузилась, поскольку п. 1 ст. 67.2 измененного ГК РФ не упоминает о праве участников организации «осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества». В настоящее время такое право закреплено за участниками ООО в п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Корпоративный договор не может:

а) обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, по поводу акций (долей в уставном капитале) которого заключен этот договор;

б) определять структуру органов общества и их компетенцию, за исключением случаев, когда правила Гражданского кодекса РФ или законов о хозяйственных обществах допускают их изменение уставом общества.

Договор кредиторов общества и иных третьих лиц с участниками общества

Проектом поправок в Гражданский кодекс РФ вводится новый, не предусмотренный ранее законом вид договора — договор кредиторов общества и иных третьих лиц с участниками общества. По такому договору участники хозяйственного общества в целях обеспечения охраняемого законом интереса третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления (п.2 ст.67.2 обновленного ГК РФ).

Указанный договор может предусматривать обязанность участников корпорации, в том числе, голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, осуществлять иные действия по управлению обществом, приобретать или отчуждать доли в уставном капитале (акции) по определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли (акций) до наступления определенных обстоятельств.

К такому договору соответственно применяются правила о корпоративном договоре.

***

В целом влияние Минэкономразвития и Рабочей группы по созданию международного финансового центра на проект поправок в Гражданский кодекс РФ достаточно заметно. В законопроект включены многочисленные новеллы, направленные на усиление договорной свободы и свободы участников корпоративных отношений. Кроме того, в проекте явно видна попытка прямого заимствования различных норм и институтов иностранного права.

Позицию арбитражных судов по поводу копирования норм английского права выразил 19 мая 2012 года на II Петербургском международном юридическом форуме председатель Высшего Арбитражного Суда РФ Антон Иванов. Его высказывание касалось предлагаемой новеллы о заверениях и гарантиях (representations and warranties) в договорном праве. «Но что мы будем делать с этими заверениями и гарантиями, которые дал должник, у которого нет никакого имущества? Чем он будет рассчитываться по этим заверениям? — задал риторический вопрос руководитель высшего арбитража. — Чтобы механизм заработал, нужно ввести уголовную ответственность за то, что ты дал ложные заверения и гарантии» [3].

Статья опубликована в журнале "ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС", №19/2012

[1] Проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В начале апреля было озвучено, что законопроект будет принят в кратчайшие сроки и поправки вступят в силу уже с 1 сентября 2012 года. 27 апреля 2012 года законопроект был принят в первом чтении. Ко второму чтению поступило более 2000 поправок, однако только около 150 из них были рекомендованы к принятию Комитетом Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. По информации Комитета, второе чтение состоится не ранее сентября 2012 года, а вступление изменений в силу, по словам председателя Комитета Павла Крашенинникова, запланировано на 1 февраля или 1 марта 2013 года.

[2] Федеральный закон от 30 декабря 2008 года №312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ» ввел в российское законодательство принципиально новый институт — договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью.

Федеральный закон от 03 июня 2009 года №115-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и статью 30 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» учредил институт акционерных соглашений.

[3] Здесь Антон Иванов отсылает к правилу п.1 ст.431.2 измененного ГК РФ: «Сторона, которая при заключении договора или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора или для его исполнения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию), обязана возместить другой стороне, разумно полагавшейся на соответствующие заверения, причиненные этим убытки».

акционерные общества, акционерные соглашения, банкротство, защита от поглощения, корпоративное право, корпоративные споры, регистрация и реорганизация, регистрация фирм

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности