RU   EN

print

Верховный Суд – о взыскании астрента

Нельзя взыскать астрент, если решение суда неисполнимо.

07.11.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Верховный Суд устранил ошибку нижестоящих судов, отказавшихся обязать ответчика исполнить обязательства в натуре, но при этом взыскавших с него судебную неустойку. Эксперты единодушно поддержали решение ВС РФ, отметив, что он отменил противоречащие здравому смыслу решения. При этом они положительно оценили внедрение и применение института астрента в России, поскольку проблема неисполнения судебных решений стоит очень остро.

Машиностроительное предприятие и производственное объединение заключили контракт на поставку оборудования. Поскольку в установленные сроки поставка не была произведена, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к поставщику, в котором требовало исполнить обязательства в натуре в 10-дневный срок, взыскать с ответчика договорную неустойку в размере 0,05% от стоимости не поставленного в срок товара за каждый день просрочки, а также судебную неустойку в порядке ч. 1 ст. 308.3 ГК РФ за каждый день просрочки исполнения, начиная с одиннадцатого календарного дня с момента вступления в законную силу судебного акта по день его фактического исполнения.

Первая инстанция, которую затем поддержала апелляция, удовлетворила иск в части взыскания пеней и денежной суммы на случай неисполнения судебного акта, в удовлетворении иска в остальной части отказано. Отказывая в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре в течение 10 календарных дней с момента вступления судебного акта в законную силу, суды исходили из того, что такое решение является очевидно неисполнимым, поскольку поставка продукции не может быть осуществлена в связи с неисполнением своих обязательств контрагентом поставщика. Но при этом суды пришли к выводу, что указанное обстоятельство в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ не является основанием для освобождения от ответственности за нарушение обязательства.

Ответчик обратился в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ с кассационной жалобой. Проверив обоснованность доводов кассационной жалобы, коллегия пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части.

ВС РФ указал, что нижестоящие суды, принимая решения, не учли, что согласно п. 1 ст. 308.3 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Также Суд напомнил, что в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. №7, «не может быть отказано в удовлетворении иска об исполнении обязательства в натуре в случае, когда надлежащая защита нарушенного гражданского права истца возможна только путем понуждения ответчика к исполнению в натуре и не будет обеспечена взысканием с ответчика убытков за неисполнение обязательства, например обязанностей по представлению информации, которая имеется только у ответчика, либо по изготовлению документации, которую правомочен составить только ответчик».

«В настоящем деле суды, фактически признав объективную возможность исполнения обязательства по поставке продукции, вместе с тем пришли к выводу об очевидной неисполнимости обязательства в десятидневный срок с момента вступления в силу судебного акта. Однако, отказывая в понуждении ответчика исполнить обязательство в натуре в указанный истцом срок, суды не установили иной срок, в течение которого обязательство объективно должно быть исполнено. Кроме того, отказав в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре, суды тем не менее применили последствия неисполнения судебного акта о понуждении исполнения обязательства в натуре, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – говорится в определении ВС РФ.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила принятые по делу судебные акты и отправила их на новое рассмотрение в суд первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования об обязании ответчика исполнить обязательство в натуре, а также в части взыскания судебной неустойки за каждый день неисполнения решения суда.

Партнер, руководитель корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Кирилл Саськов обратил внимание на фигурирующий в комментируемом определении ВС РФ новый институт российского права – астрент (право на присуждение судом в пользу кредитора денежной суммы на случай неисполнения судебного решения об исполнении обязательства в натуре). При этом эксперт напомнил, что, хотя положение об астренте появилось в ГК РФ только в июне 2015 года, возможность предъявления требования о его взыскании в пользу истцов по спорам о неисполнении должниками судебных актов по неденежным требованиям была установлена в Постановлении Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. №22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

«Фактически нижестоящие суды взыскали астрент, отказав в удовлетворении неденежного требования, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – заключил Кирилл Саськов.

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Применять астрент по неимущественным требованиям можно и нужно. Другое дело, что судебная неустойка может применяться только по объективно исполнимым обязательствам.

Старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин также констатировал, что Верховный Суд в данном случае отменил судебные акты в части, противоречащей здравому смыслу. «Либо исполнение в натуре обязательства по поставке продукции невозможно – и тогда не может быть присуждена и судебная неустойка (которая в таком случае будет начисляться вечно). Либо исполнение в натуре обязательства возможно – но тогда соответствующее требование истца должно было быть удовлетворено», – пояснил эксперт.

При этом Роман Речкин отметил, что сам по себе астрент необходим, поскольку проблема неисполнения судебных решений стоит очень остро, особенно по неимущественным требованиям. «Применять астрент по неимущественным требованиям можно и нужно. Другое дело, что судебная неустойка может применяться только по объективно исполнимым обязательствам. Стимулировать должника исполнить неимущественное требование можно только в случае, если это требование в принципе исполнимо», – заключил эксперт.

Кирилл Саськов добавил, что появление новых инструментов в действующем законодательстве, включая астрент, положительно сказывается на стабильности гражданского оборота, дисциплинированности сторон договорных отношений и наличии эффективных механизмов судебной защиты. При этом формирование правоприменительной практики при использовании ранее не применяемых гражданско-правовых инструментов требует времени. В связи с этим, по его словам, можно только приветствовать широкое применение сторонами таких инструментов, что в конечном итоге позволит достичь единообразия в судебной практике.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коллекторские услуги, коммерческие споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности