RU   EN

print

Простить долги и не мучиться

Процедура банкротства физлиц не стала "лекарством от долгов".

16.03.2017 | УралИнформБюро | Алена Изместьева

Опытные должники советуют занимать деньги у пессимистов. Те меньше переживают о долге - не верят, что деньги к ним вернутся. Пессимистами пришлось стать многим кредиторам из-за введения банкротства физлиц. Процедура позволяет освободить граждан от обязательств. Впрочем, спустя полтора года работы закона "лекарством от долгов" это не стало. Попавшие в сложную ситуацию люди, которым он призван был помочь, освободиться от бремени не смогли. Зато состоятельные граждане получают списание многомиллионных долгов.

По данным на конец февраля 2017 года, в России насчитывается более 26 тысяч банкротов-физлиц. Каждый день эта цифра увеличивается в среднем на 60 человек. При этом Свердловская область занимает 6 место по их количеству – признаны несостоятельными уже 858 человек. Потенциальными же банкротами в регионе, по данным НБКИ, остаются более 25 000. Это те, кто должен от 500 тысяч рублей и просрочил платежи более чем на 90 дней.

Эксперты признают: процедура себя не оправдала. Доходят до нее единицы, еще меньше – получают списание долгов. Как рассказал "Уралинформбюро" президент Уральской саморегулируемой организации арбитражных управляющих Михаил Сачев, процедура нормально работает только для богатых: "Бедные как мучились, так и мучаются".

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «УралИнформБюро»:

Откровенное превышение рисков ответственности над суммой вознаграждения за банкротство физлица привело к тому, что арбитражные управляющие просто не хотят заниматься банкротством физлиц.

Камнем преткновения стала ее дороговизна – цена вопроса стартует от 60 тысяч рублей. Из них 25 тысяч – оплата работы арбитражного управляющего. Остальное, рассказывает старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин, приходится на обязательные публикации в газете "Коммерсантъ" (10-11 тысяч за одну), в Едином Федеральном Реестре Сведений о Банкротстве (805 рублей), расходы на корреспонденцию, оценку имущества и его реализацию на торгах (от 30 тысяч за аукцион). Кроме того, управляющий получает еще 7% от суммы проданного имущества.

Но даже если должник решился на траты, найти управляющего ему довольно сложно – специалисты попросту не берутся за подобные дела из-за низкой оплаты труда и высоких рисков. Ведь их 25-тысячный "гонорар" раскидывается как минимум на шесть месяцев (а иногда и на пару лет), а штраф за любое формальное нарушение составляет 25-50 тысяч рублей. Кроме того, с арбитражного управляющего могут взыскать еще и убытки, причиненные кредиторам при проведении процедуры, отмечает Роман Речкин. И поясняет: "Такое откровенное превышение рисков ответственности над суммой вознаграждения за банкротство физлица привело к тому, что арбитражные управляющие просто не хотят заниматься банкротством физлиц. Для сравнения: при проведении банкротства организации, при таких же рисках ответственности, вознаграждение арбитражного управляющего составляет не менее 30 тысяч рублей в месяц".

"По некоторым данным, только половина заявлений на банкротство признается обоснованными, остальным должникам отказывают, в том числе и из-за отсутствия управляющего", - рассказали "Уралинформбюро" в юридической компании "СтопДолг". Нормально идут дела только при наличии имущества у должника, подтверждает Михаил Сачев.

При этом тех, кто действительно попал в тяжелую ситуацию из-за болезни, потери работы или пресловутой валютной ипотеки, среди банкротов очень мало, отмечают эксперты. Основная часть – это безответственные заемщики, которые бездумно брали кредиты. К примеру, сейчас в арбитраже рассматривается дело свердловчанина, у которого 35 кредитов в 20 банках на общую сумму порядка 1,2 миллиона рублей. "На вопрос "Почему так произошло?" он отвечает: "Банки легко давали, я брал", - рассказывает Михаил Сачев. По его мнению, финорганизации сами виноваты в большом объеме просрочки, так как подсадили людей на "кредитную иглу".

Еще один тип банкротов – довольно состоятельные люди, которые еще в 2010-2011 годах "подложили соломку": перестали проводить операции и вывели все активы, в том числе за рубеж. "У нас есть несколько таких должников, и непонятно, как выявить их имущество", - сетует Сачев, отмечая, что, вероятнее всего, их многомиллионные долги будут списаны.

Примеры прощения серьезных долгов есть уже сейчас. Так, экс-владелец ТЦ "Покровский пассаж" и Corteo Fashion Mall в Екатеринбурге Игорь Владимиров освобожден от уплаты 563 миллионов рублей. Его имущество было продано за 728 тысяч рублей, и только 480 тысяч вернули кредиторам.

Впрочем, гарантий списания долга заемщикам в начале процедуры никто дать не может. Практика применения закона только формируется, поэтому в одних и тех же ситуациях суды принимают разные решения. К примеру, человек при взятии кредита в справке по форме банка указал доход выше, чем официальный, из-за зарплаты "в конверте". "В одних случаях суд считает, что такой доход нельзя доказать, а значит человек взял на себя заведомо невыполнимые обязательства и списывать ему долг нельзя. В других случаях суд освобождает его от уплаты полностью", - отметили в компании "СтопДолг".

В целом по России почти треть дел заканчиваются не списанием долга, а реструктуризацией задолженности, которую заемщик мог бы получить, не тратя десятки тысяч рублей на бюрократию - такую услугу предоставляет практически каждый банк.

Осложняет ситуацию для должников появление на рынке недобросовестных компаний, которые наживаются на охотниках за "халявой". Как рассказал "Уралинформбюро" заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин, они обещают счастливое освобождение от долгов, проводят консультации, на которых долго рассказывают о преимуществах процедуры банкротства. Однако беседа оказывается платной. Вдобавок, по ее завершении "клиенту" могут сказать, что он для процедуры банкротства не подходит.

Что касается банков, то для них это стало лишь дополнительным инструментом влияния на должника, к которому они не спешат прибегать. Как сообщили в пресс-службе Уральского банка Сбербанка России, на Урале организация инициировала около 100 банкротных дел. Причем пока ни одно из них не было окончено списанием долга. "В среднем банк рассчитывает на возврат от 50% до 100% суммы долга", - отметили в пресс-службе, добавив, что зачастую должник, разобравшись в нюансах процедуры и осознав последствия, погашает долг или идет на реструктуризацию.

Плюсом для банков стало то, что процедура позволяет оспаривать сделки должника, совершенные в течение последних трех лет. К примеру, если он подарил близкому родственнику недвижимость, то сделка признается сомнительной, с признаками сокрытия имущества. Ее аннулируют, а квартиру или земельный участок выставляют на торги.

Власти пытаются сделать процедуру банкротства более массовой. Так, Минэкономразвития разработало поправки к закону, которые исключат из процедуры финансового управляющего. Но лишь для тех, чей долг не превышают 900 тысяч рублей. По задумке, это удешевит процедуру. По прогнозам, новыми правилами смогут воспользоваться порядка 100 000 человек.

Юристы такой инициативе не рады. По словам Романа Речкина, это несколько облегчит ситуацию должнику, но нарушит интересы кредиторов – получить хотя бы частичное удовлетворение требований будет уже невозможно. В то же время заметно дешевле для потенциального банкрота процедура не станет. Как считает Михаил Сачев, эта идея не принесет рынку ничего позитивного: "Лучше уж тогда сразу определить верхнюю границу и простить людям долги, чтобы не мучиться".

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности