RU   EN

print

«Коляда-театр» должен за новую сцену

Мэрия Екатеринбурга подала иск в Арбитражный суд с требованием взыскать 2,7 млн рублей с «Коляда-театра» за аренду помещения в центре города

Есть все шансы, что иск будет удовлетворён, но отдельный вопрос – по каким ставкам начислена театру плата за пользование помещением.

19.03.2015 | Портал E1.RU | Алина Мельникова

– Никаких денег я никому не отдам – ну, пусть они меня посадят в тюрьму, пусть расстреляют, – говорит Николай Коляда, когда ему задают вопрос: а что будет, если он проиграет суд о 2,7 млн, которые якобы должен «Коляда-театр» мэрии Екатеринбурга за то, что с мая по октябрь занимал здание бывшей «Искры» на Ленина без договора.

19 февраля 2015 года Арбитражный суд Свердловской области принял соответствующее исковое заявление от мэрии Екатеринбурга: его подали чиновники из городского Департамента по управлению муниципальным имуществом (ДУМИ).

Ситуация из разряда «гром с ясного неба»: бывший кинотеатр ремонтировали специально под нужды театра Коляды, а 21 апреля 2014 года его торжественно открыли, отыграв «Вишнёвый сад». Как же случилось, что артисты меньше чем за год, задолжали городу столько, сколько стоит однокомнатная квартира?! Ведь все же слышали: помещение театру отдадут бесплатно, ремонт в нём сделают за счёт средств областного бюджета. Причём новый дом театра – тоже объект культурного наследия, жилой дом 50-х годов ХХ века, работы по его реставрации курировал глава областного Министерства культуры Павел Креков, лично общавшийся с Николаем Колядой.

Но уже в июне-июле 2014 года появились сообщения: мэрия требует у театра деньги за помещение – по 400 с лишним тысяч рублей в месяц. Потому что бывшая «Искра» – это городское имущество, не областное и не федеральное – хотя ремонт «под Коляду» на свои средства вела область. Якобы театр не собрал нужные документы для того, чтобы был оформлен договор безвозмездного пользования – и поэтому за новый дом нужно платить на обычных условиях.

Фото Е1.RU

Общаясь с представителями ведомств и департаментов и задавая вопросы, почему этот договор не заключили, мы услышали множество эмоциональных высказываний:

«Ну он что, маленький – не знал, что имущественные отношения по договору бывают?»;

«Это же известный театр, он на гастроли по всему миру ездит, неужели для него это большие деньги?»;

«Область подарила Коляде имущество, которое на самом деле принадлежит городу!»;

«Область подарила городу десятки миллионов, за свой счёт отреставрировав их здание, в котором вода стояла – неужели за это эти 2,7 миллиона зачесть нельзя?» – и так далее. На таком фоне не мог не возникнуть вопрос – а как все эти отношения были закреплены документально, кто что и кому на каких условиях «дарил»?

Николай Коляда говорит: никаких соглашений о своих обязательствах, обязательствах мэрии и областных властей он не подписывал. Что «Искру» передадут Николаю Коляде, широкая общественность и СМИ узнали из его же блога, где он пересказывал то, что рассказали ему самому: «Мне сообщили, что председатель правительства Свердловской области Анатолий Гредин сказал, что «если нравится им это помещение, то вот пусть и берут его». То, что помещение это не в распоряжении области, а городское (как мне были переданы слова Гредина), не имеет значения, так как он (Гредин) это берёт на себя».С тех пор состав администрации области значительно изменился, правительство покинули и премьер Анатолий Гредин, и тогдашний министр культуры Алексей Бадаев, и рассказать, как именно договорились город и область, оказалось некому. В распоряжении редакции Е1.RU есть копия внутреннего письма от бывшего главы областного Мингосимущества бывшему главе областного Министерства культуры от 2011 года, из которого следует, что закрепить обоюдные города и области, по крайней мере, пытались. Но финального документа в итоге так никто и не показал.

Фото E1.RU Фото E1.RU

Как следует из переписки, изначально обсуждался аж 10-летний срок безвозмездного пользования для театра: по данным МУГИСО на 2011 год, готовность заключить договор с театром чиновники городской администрации подтверждали на соответствующих совещаниях.

Областные власти отремонтировали памятник по меркам «госмашины» достаточно быстро – по областной целевой программе.

– В Свердловской области сейчас действует целевая программа «Развитие культуры в Свердловской области на 2011–2015 годы». Приняли её в октябре 2010 года, и по реставрации «Искры» планов в ней изначально не было, – рассказывает представитель Мингосимущества Свердловской области Дмитрий Быков. – Однако, прислушавшись к нуждам уральского театрального сообщества, областные чиновники изменили её – новым постановлением правительства от 26 декабря 2012 года N1568-ПП (с его помощью внесли изменения в постановление 1474-ПП от 11.10.2010 года, которое эту программу утверждало). Так что «Искра», то есть «Дом жилой, 1950-х годов, ХХ век. Ансамбль градостроительный» в программе появился.

На это предусмотрели целых 95 млн из областного бюджета. Однако каких-то обязательств – «если мы сделаем что-то, вы сделаете вот это» – подобные программы сами по себе не содержат.

Чтобы строители находились в бывшей «Искре» не просто так, мэрия и организация, ответственная за реставрацию памятника (ГБУ Свердловской области «Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области») заключили без каких-либо проблем договор безвозмездного пользования. Действовал он с 14 декабря 2011 года по 29 апреля 2014 года. 18 апреля 2014 года городские чиновники – представители городского Департамента по управлению муниципальным имуществом (ДУМИ) и Екатеринбургского центра по охране и использованию исторического и культурного наследия – приняли работы. По бумагам реставрационные работы полностью завершаются 29 апреля 2014 года, чуть ранее, 21 апреля, торжественно открывается театр.

Что было дальше, нам снова рассказывают документы. 10 апреля (за 20 дней до окончания срока аренды предыдущего арендатора) «Коляда-театр» заранее написал в ДУМИ: «Обращаемся к Вам с просьбой разъяснить процедуру передачи объекта недвижимости, расположенного по адресу: г. Екатеринбург, проспект Ленина, 97, некоммерческому партнёрству «Коляда-театр».

Фото E1.RU

В театре – хоть и нет там штатного юриста, и люди там от делопроизводства далеки – перед открытием после переезда обеспокоились, а на каких условиях они получат это помещение. И на этом этапе определённо была возможность дать артистам чёткую инструкцию по действиям.

30 апреля из ДУМИ пришёл ответ, содержание которого примерно следующее: до 8 мая нужно направить в департамент запрос на предоставление муниципальной услуги по предоставлению муниципальной преференции (если упрощённо, смысл таких договоров – в поддержке малого бизнеса, когда предпринимателю передают без торгов муниципальное имущество на определённое время). Потом эти документы должно проверить Управление антимонопольной службы – и решить, можно или нет заключить такой договор и не нарушит ли это принципы здоровой конкуренции.

– Мы собрали документы на «муниципальные преференции», передали в ДУМИ, ждём решения УФАС. А в мэрии вдруг говорят, что «нет, преференцию мы вам предоставить не можем, давайте с вами заключать договор безвозмездного пользования», – рассказывают в театре. – И мы снова собираем документы!

Суть договора «безвозмездного пользования» мало чем отличается от «муниципальной преференции» – оба обозначают предоставление помещения в аренду без арендной платы. Только предназначен этот договор для некоммерческих организаций, деятельность которых дохода не предполагает. «Коляда-театр» – это как раз некоммерческое партнёрство (то есть не совсем понятно, зачем было предлагать собирать документы по иному регламенту).

Фото E1.RU

Фото E1.RU
Сначала театру поручили собрать документы в соответствии с одним регламентом, потом – в соответствии с другим.

21 мая 2014 года документы для нового договора собрали. Как свидетельствует расписка городской администрации на получение документов, если бы всё прошло гладко, договор бы заключили от 22 июля 2014 года (условия снова должна была проверить антимонопольная служба). В мэрии уточняют причины, почему всё сорвалось: в необходимой для проверки в УФАС выписке из Единого государственного реестра от 14 мая прошлого года отсутствовали виды экономической деятельности «Коляда-театра».

– И об этом нам никто ничего не сказал – мы до июня, когда впервые было объявлено о нашем долге, не знали, что у нас что-то не так, – говорят в театре. – Ни о справке, ни о начислении арендной платы. А когда мы узнали, то обратились в налоговую, устранили нарушения, донесли нужную справку. Это всё было где-то в июле, но мы ещё долго бегали и «доносили» им разные документы – пока, наконец, в сентябре у нас не приняли полный пакет и заявление. Но они не предупреждали нас ни о каких временных рамках и начислили нам долг, кажется, даже за то время, когда сами ещё не знали, какой договор с нами надо заключить, и за время, когда в УФАС проверяли наши документы. А у нас договор безвозмездного пользования по старому зданию, на Тургенева, действителен до 2019 года – если бы мы знали, мы бы там и работали, пока договор не будет заключён.

Как сообщили в администрации Екатеринбурга, заявление от театра в итоге было принято 23 сентября, и 16 октября Управление ФАС разрешило заключить с театром договор – на 3 года, с 1 ноября 2014 по 31 октября 2017 года, что и было сделано. Факт, что зданием на Ленина (уже после официального открытия театра) кто-то пользуется, в мэрии подтвердили с помощью специальных проверок отделом экономической безопасности ДУМИ. Эти мероприятия прошли 16 мая, 22 октября и 19 ноября 2014 года.

– В соответствии со ст. 1102, п. 2 ст. 1105, ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований временно пользовалось чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило, – поясняет основания для судебных претензий пресс-секретарь городской администрации Денис Сухоруков. – Принимая во внимание обстоятельство, что некоммерческое партнёрство «Коляда-театр» занимает объект недвижимости с мая 2014 года, ДУМИ начислена плата за фактическое использование помещения по ставке арендной платы, установленной постановлениями администрации города Екатеринбурга в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

И при этом, отмечают в администрации Екатеринбурга, выход из ситуации они предлагали – в июне 2014 года в МУГИСО проходили переговоры с участием начальника ДУМИ Вадима Дударенко. Инициатива города была следующая: до момента, когда УФАС согласует заключение договора безвозмездного пользования с «Коляда-театром», просто продлить предыдущий договор безвозмездного пользования с реставрировавшей здание компанией – «НПЦ по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области». В мэрии констатируют: данный вопрос решён не был.

– Но ГБУК СО «НПЦ по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области» не могло заключить подобный договор – это отдельное предприятие, оно не могло, например, нести чужие расходы на коммунальные услуги, отвечать за то, что происходит со зданием в это время, и реставрационные работы были уже закончены, – поясняют в ответ в МУГИСО.

Мы расспросили о ситуации и самого руководителя «Коляда-театра».

– Мне на днях звонил Ройзман Евгений Вадимович, – рассказывает Николай Коляда. – Он сказал мне: «Коля, пойми, что мы должны были подать в суд, иначе нас будет проверять прокуратура: на каком основании мэрия пустила в это помещение театр без договора». Я сказал: раз положено, значит положено. Мы люди не очень подкованные в юридических вопросах. Когда нам говорят: «А что же вы поехали без договора в это помещение?», я аж неловко себя чувствую. Говорят, в штате у меня должен быть юрист... С октября 2013 года готовится помещение, за полгода до открытия мы приходим сюда – смотрим, радуемся. Висит огромный плакат на заборе – ведётся реконструкция под нужды «Коляда-театра»! Мы собираем журналистов, показываем помещение, кричим-визжим, перевозим наше барахло. Нам так сказал министр культуры – не «дядя Вася», который рядом подметает улицу. А сейчас мне говорят: где твой юрист? Слушайте, но у меня частный театр, каждая копейка на счету, зачем он мне нужен – только для таких случаев?

В общем, мы спокойно переехали, 21 апреля был первый спектакль, «Вишнёвый сад», на нём были все-все-все, в том числе Сергей Пересторонин, руководитель администрации губернатора, было много шума и разговоров, а сейчас нам говорят: «Вы въехали сюда безосновательно, вы должны два миллиона семьсот тысяч рублей, вы тут без договора, вы не приготовили документы». А почему раньше не сказали? В конце концов оказалось, что не хватает какой-то выписки из «е-гэ-эр-ул» (Николай Владимирович с трудом произносит аббревиатуру ЕГРЮЛ – «Единый государственный реестр юридических лиц», чувствуется, как ему непривычно использовать такие термины).

– То есть ни на уровне города, ни на уровне области вам никто не сказал: «Николай Владимирович, с вами должны заключить вот такой договор, нужны вот такие документы»?

– Никто. Если бы нам об этом сказали ещё в октябре, когда это помещение начали реконструировать! Здание городское, его ремонтировали на деньги бюджета Свердловской области, и они должны были как-то друг с другом разобраться по поводу этих денег, которые сюда вложили. Может быть, сделали бы какой-нибудь зачёт с арендой. Но эта война мышей и лягушек – между городом и областью, которая длится со времён Росселя и Чернецкого, – она продолжается. С такими хитрыми гнусными уколами. Но мы-то почему среди этого вдруг оказались, между этих жерновов? Какая мне разница, город или область – я-то работаю в городе Екатеринбурге Свердловской области... Мы тут смеёмся в театре, мол, это старинная уральская забава – «борьба с «Коляда-театром». То пожарники закроют, то одно, то другое, то третье, то четвёртое. Всё время какие-то проблемы. У меня есть заместитель, она говорит – на суде 14 апреля надо быть обязательно.

– Вас наверняка будут спрашивать: а большая ли это сумма для самого «раскрученного» уральского театра – эти 2,7 млн? Выступления, гастроли... Может быть, театр уже достаточно зарабатывает, чтобы этот долг «перекрыть»? Театральная деятельность у нас вообще рентабельна?

– Мы зарабатываем себе на зарплату. Всё. Конечно, я хвастаюсь – говорю, что купил театру семь квартир, автобус... Но это я купил на свои гонорары – они у меня очень большие, не буду даже сумму называть, ведь мои пьесы играют во всём мире. Естественно, я это коплю, собираю и вкладываю, а театр работает на зарплату. Она, может, даже не достойная, а такая, чтобы от одной до другой получки хватило, но в театре работает 70 человек. Посчитайте, сколько надо, чтобы было достойно: 37 артистов и 30 человек обслуживающего персонала. А кроме того, 24 студента. У нас были и гастроли в Москве – они стоили 3,5 млн рублей. Губернатор дал театру 1 млн на поездку. А ещё 2,5 млн – они откуда, по-вашему, взялись? Не с неба ведь упали, дядя не принёс.

Никаких спонсоров у меня нет. Я всегда прошу денег у города на фестиваль «Коляда-plays». Но мне говорят: «Мы и так даём вам без арендной платы помещения Камерного театра и Кукольного театра». А Кукольный театр тут сказал: «Плати аренду – ты же получаешь от губернатора деньги». Зато потом в отчётах пишут: вот, у нас есть такой свой самобытный фестиваль «Коляда-plays», конкурс «Евразия». Они отчитываются... Да ради Бога, отчитывайтесь. Если не помогаете – я выкручусь, я найду деньги, я заработаю, но при этом не мешайте, ради Христа, хотя бы палки в колёса не ставьте.

На днях мне звонит директор Научно-производственного центра Руслан Дворецкий, говорит: «Николай, мою работу проверяла Счётная палата Свердловской области и требует вернуть в бюджет области 1 526 000 рублей, которые, якобы, необоснованно были потрачены при реконструкции кинотеатра «Искра». А именно, мы закупили, как было в проекте, стулья, гримстолики, вывеску и прочее для вашего театра, но Счётная палата считает, что это было необоснованно». У меня глаза на лоб лезут. Я ничего не понимаю. Я написал письмо губернатору, прошу его разобраться. Ну, что мне теперь: возвращать стулья, снимать вывеску? В начале говорят: «На, вот тебе подарок». Потом вдруг говорят: «Стой, заплати-ка ты за всё». Я ничего не понимаю.

– Если театр проиграет суд и его обяжут выплатить эти деньги – что будете делать в итоге, когда вопрос станет ребром?

– Никаких денег я никому не отдам. Ну, пусть они меня посадят в тюрьму, пусть расстреляют – это мне должны доплачивать, что в этом городе делаю что-то полезное – у нас вчера на спектакле было 15 австрийцев и целая делегация из Крыма. И все вышли с вытаращенными глазами. Они поедут потом по городам, будут рассказывать всем, как в Екатеринбурге здорово и хорошо. Каждый день приходят люди отовсюду, вплоть до Сахалина и Владивостока – потому что в гостиницах они спрашивают: а куда пойти? И девочки-администраторы говорят: «Сходите в «Коляда-театр». Я не подговаривал этих девочек, это мне зрители приходят и рассказывают. Но – никаких денег никто не получит. А если и дальше будет продолжаться давление, мы переедем назад на Тургенева, 20, потому что это помещение за нами ещё сохраняют.

– Кстати, о бумагах: а вы, когда переезжали или когда только узнали, что для театра здание готовят, или в какой-тот другой момент – не подписывали никакого договора или хотя бы соглашения о намерениях? Чтобы там прописано было, кто и что, кому и когда должен?

– Откуда мы знали, что это нужно? Например, пришли ко мне люди из центра реставрации, они здесь устанавливали оборудование. Принесли бумаги. Говорят: «Подпиши, что всё переходит на баланс вашей организации». Я подписал, я же этим пользуюсь, но спрашиваю – а меня хоть за это в тюрьму не посадят? А они – «Нет, всё в порядке, только забери это». А на каком основании я всё это подписывал? Они же начальники, они же юристы, они же подкованные, и они мне, скомороху, подсовывают эту бумажку – наверное, там нет ничего криминального, но мне-то откуда знать.

– А когда впервые стало известно, что аренда вам начисляется в отсутствие договора?

– В июне перед фестивалем пришла бумажка из мэрии – что мы должны по 400 тысяч в месяц платить арендную плату. Тогда шли пресс-конференции перед фестивалем, и я сказал журналистам – вот какая странность. Опять был звонок Крекову – он сказал, чтобы мы не беспокоились, потому что нас это не касается. А потом оказалось, что всё это копилось-копилось, и сейчас требуют денег, эти 2,7 млн. А ещё там написано, что мы пользуемся этими средствами – как будто они у нас есть, – и нам за это ещё и штраф. Время идёт и идёт, 91 тысячу насчитали, и каждый месяц будет больше и больше. За то, что мы так «необоснованно обогащаемся». Несколько дней назад вышел из отпуска Павел Владимирович Креков, министр культуры Свердловской области. Мы пошли к нему с бумагами из суда. Он вызвал к себе директора НПЦ Руслана Дворецкого – сидели, обсуждали этот вопрос. Потом Креков сказал: «Так, вы идите, ставьте спектакли, а мы тут сами будем в мэрию звонить, встречаться и разбираться». Так что, надеюсь, разберутся. Честно говоря, мне так стыдно за всё происходящее – слов нет. И надоело до смерти. Почему я и мой театр всё время должны что-то преодолевать? Почему нам не дадут спокойно работать? Сейчас так много говорят о патриотизме. Не надо говорить. Придите в мой театр и посмотрите: тут патриоты России работают. Они не болтают, не говорят высоких слов, а работают во славу российского театра с утра до ночи, и вот это, я считаю, настоящий патриотизм.

Наш комментарий:

Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для портала E1.RU:

Исходя из той информации, которая доступна в открытых источниках, требования администрации вполне обоснованы.

И напоследок мы решили расспросить независимого юриста, каковы шансы у театра отстоять свою позицию и действительно ли городская администрация, допустившая заезд арендатора без документального оформления отношений, обязана теперь судиться. Комментарий – исходя из имеющейся в нашем распоряжении информации – оказался не в пользу театра.

– Исходя из той информации, которая доступна в открытых источниках, требования администрации вполне обоснованы, – считает руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Александр Латыев. – Действительно, по нашим законам безвозмездность отношений не предполагается, а значит, если только нет особого соглашения – того самого договора безвозмездного пользования – за пользование имуществом необходимо платить. И если частный собственник может позволить себе простить такой долг, то в случае с публичной собственностью, если плата за пользование не истребуется, рано или поздно могут «полететь головы» ответственных за эту собственность чиновников, которых тут же заподозрят в коррупции. Ни министр культуры, ни глава администрации города тут особенно помочь не могут – это находится вне их компетенции – разве что заплатить за театр из своего собственного кармана. Гораздо большую помощь мог бы оказать вовремя нанятый и за относительно небольшие деньги юрист, своевременно оформивший бы все бумаги и обеспечивший заключение договора до въезда театра в новое здание. Понятно, что самому Николаю Коляде заниматься этими вопросами совершенно не с руки, но для того же и существуют самые разные профессии, а незнание закона, как известно, не освобождает от его исполнения.

По мнению юриста, есть все шансы, что иск будет удовлетворён, но отдельный вопрос – по каким ставкам начислена театру плата за пользование, поскольку именно такой вопрос поставила перед истцом судья в определении о назначении дела к слушанию.

– Бесспорно то, что пользование имело место, а договора, освобождавшего от платы, долгое время не было. Неизбежное следствие этого – взыскание платы в том или ином размере. Да, можно подумать об использовании возражений против иска, основанных, например, на ссылке на злоупотребление правом со стороны администрации, сначала пообещавшей предоставить помещение безвозмездно, а потом потребовавшей оплаты, но, во-первых, в описанной ситуации это достаточно слабая защита, а во-вторых, пользоваться ею тоже надо умеючи. Пока же непохоже, чтобы театр был готов играть в суде по тем правилам, которые в нём приняты, – считает Александр Латыев.

В Министерстве культуры Свердловской области от подробных пояснений пока отказываются, подчёркивая, что вопрос прежде всего лежит в плоскости «театр-город». Однако из нескольких источников известно, что переговоры по ситуации здесь идут – в минувшую пятницу при Министерстве культуры прошло совещание с представителями театра, городской администрации и МУГИСО. Но в каком направлении предлагается разрешение конфликта – в виде отзыва иска, вариантов по взаимозачёту, уменьшению исковых требований – пока не разглашается.

недвижимость, споры по недвижимости

Похожие материалы

Юридические услуги
Коллекторские услуги

Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Патентные услуги
Регистрационные услуги      

Политика информационной безопасности