Мы в соцсетях
print

Следствие правовой безграмотности

Многие врачи считают, что не могут реализовать свои права.

В комментарии к статье Татьяны Ивановой «Дополнительный инструмент защиты» адвокат Илья Кожевников, советник юридической фирмы INTELLECT, положительно оценивает закрепление в судебных актах Верховного Суда РФ права врачей требовать удаления недостоверной информации о своей работе и считает, что из-за незнания механизма защиты своих прав, неуверенности в компетентности судов нижестоящих инстанций врачи после благополучного оправдания в судебном порядке не пытаются обжаловать ранее размещенную недостоверную информацию о своей виновности в причинении смерти пациенту.

Действительно, сегодня, в реалиях сложившейся ситуации, на долю врачей выпадает один из самых сложных периодов. Помимо надлежащего исполнения своих повседневных обязанностей, спасения жизней и круглосуточных дежурств, приходится отбиваться от необоснованной критики, которая осложняет нелегкий труд медицинских работников.

По роду своей профессиональной деятельности врач вынужден много общаться с пациентом. Увы, далеко не всегда это общение проходит в теплой и располагающей обстановке. Часто со стороны пациента наблюдается агрессия, проявление неуважения по отношению к медицинскому персоналу, которые уже принято считать чуть ли не нормой повседневного поведения.

Закрепление в судебных актах Верховного Суда РФ права врачей требовать удаления недостоверной информации о своей работе – безусловно, положительная динамика. Автор публикации обнажает важную проблему – право на неприкосновенность частной жизни, к которой относится и профессиональная деятельность. Многие врачи считают, что у них нет прав, а если права и есть, то их невозможно реализовать. Это является классическим примером заблуждения вследствие правовой безграмотности.

Исходя из специфики своей профессиональной деятельности, то есть защиты врачей, подвергнутых уголовному преследованию, я с тревогой отношусь к информации, которую СМИ распространяют лавинообразно, не задумываясь о последствиях негативной, а порой и травмирующей оценки действий специалиста со стороны общественности. В частности, при осуществлении уголовного преследования, когда информация о возбуждении уголовного дела становится известной представителям СМИ. Одна публикация на интернет-ресурсе расходится сотнями копий – упоминаний в других интернет-изданиях. Только вот никто проверяет достоверность распространяемой информации, ограничиваясь ссылкой на первоисточник.

В этом случае еще до определения вины конкретного работника СМИ формирует резко негативные отзывы об организации здравоохранения в целом. При этом источником информации являются родственники потерпевшего пациента. Вот лишь несколько примеров подобных публикаций, которые закончились благополучно для врачей, однако эмоциональный окрас и подача материалов обеспечила не одну бессонную ночь упомянутым там врачам:

Обратите внимание на формулировки описываемых событий, которые характеризуют действия врачей, – по мнению журналистов, они уже являются убийцами, однако их вина на момент публикации не доказана. Более того, впоследствии по нескольким случаям вынесены оправдательные приговоры. Я не встречал последовательных действий врачей, которые после благополучного оправдания в судебном порядке пытались бы обжаловать ранее размещенную недостоверную информацию о своей виновности в причинении смерти пациенту. Можно предположить, что это обусловлено сложным юридическим процессом и незнанием механизма защиты своих прав, неопределенным сроком судебных тяжб и неуверенностью в компетентности судов нижестоящих инстанций.

В примере автора статьи имеется упоминание случая по жалобе врача УЗИ Гладышевой Т.В., которая потратила два года на защиту своих прав, дошла до Верховного Суда РФ и получила моральную компенсацию в пять тысяч рублей. При этом предметом судебного спора являлись негативные либо необъективные отзывы на профильном сайте.

Кроме того, медицинский работник, в отношении которого СМИ опубликовали сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, имеет право самостоятельно обратиться в СМИ с соответствующим заявлением. СМИ обязаны это заявление опубликовать, если будет доказано, что сведения являлись клеветническими и порочащими честь и достоинство медика.

Автор обоснованно предостерегает врачей воздерживаться от комментирования негативных отзывов о себе, поскольку это повлечет разглашение врачебной тайны. В этой ситуации врачи оказываются слабой стороной любого подобного спора, так как их ограничивает необходимость сохранения врачебной тайны, в то время как потерпевшая сторона может свободно публиковать любые сведения об обстоятельствах произошедшего. Данная проблема до сих пор не решена, а журналисты стремятся получить больше «жареных» фактов, которые формируют резко отрицательный облик медицины и не дают шанса объективно оценить конкретный случай оказания медицинской помощи.

Отмечу, что требованиями ст. 133 УПК РФ предусмотрено право на реабилитацию оправданного, то есть возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых и иных правах. СМИ, которые освещают такой процесс, обязаны в течение 30 суток опубликовать информацию о реабилитации в соответствии с требованиями ст. 136 УПК РФ, однако такой порядок почти не соблюдается – тем более, что ранее опубликованные сведения уже потеряли свою релевантность. Моральная сторона сформированного негативного образа врача-убийцы уже не интересует общественность, и медику остается лишь смириться с этим.

Источник: «Адвокатская газета» (№3 (332) / 2021)

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

медиа, уголовное право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности