Мы в соцсетях
print

Скажи мне, кто твой недруг

...Для целей применения Указа Президента РФ от 1 марта 2022 г. №81.

Механизм реализации норм Указа Президента РФ от 1 марта 2022 г. №81 вызывает вопросов больше, чем дает ответов.

Как вы знаете, Указом Президента РФ от 1 марта 2022 г. №81 «О дополнительных временных мерах экономического характера по обеспечению финансовой стабильности РФ» (далее — Указ №81) введён, в том числе, «особый порядок осуществления (исполнения)» резидентами сделок (операций), влекущих за собой возникновение права собственности на ценные бумаги и недвижимое имущество, осуществляемых (исполняемых) с лицами иностранных государств, которые совершают недружественные действия.

Понятно, что российское законодательство и в «мирное», «доспецоперационное», время порождало вопросы к юридической технике реализации запретов и ограничений, но по механизму реализации норм Указа №81 у меня, например, вопросов больше, чем ответов.

Прежде всего, необходимо отметить, что сделки с ценными бумагами и недвижимым имуществом не запрещены, установлен только «особый порядок», причём не заключения (совершения) этих сделок, а только «осуществления (исполнения)». Особый порядок заключается в необходимости получения «разрешения, выдаваемого Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ» (подп. «б» п. 1 Указа) на «осуществление (исполнение)» соответствующих сделок. Правительству РФ предписано в 5-дневный срок (то есть не позднее 6 марта 2022 года) утвердить порядок выдачи Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ соответствующих разрешений, но дойдут ли у Правительства РФ в сложившейся ситуации руки до этого, большой вопрос.

Фактически это означает, что заключить договор (купли-продажи недвижимости или ценных бумаг) можно без каких-либо ограничений, а вот на исполнение заключённого договора (передачу недвижимого имущества и ценных бумаг покупателю) необходимо получить разрешение Комиссии.

Поскольку такие сделки не запрещены категорически, очевидно совершённые сделки не могут быть признаны ничтожными применительно к п. 2 ст. 168 ГК РФ. Правовым последствием совершения таких сделок должна являться их оспоримость, видимо, применительно к ст. 173.1 ГК РФ «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия государственного органа».

Такой подход, конечно, небесспорен, поскольку, во-первых, Указ №81 — это не закон (хоть и принят на основании федеральных законов от 30 декабря 2006 г. №281-ФЗ «О специальных экономических мерах и принудительных мерах» и от 4 июня 2018 г. №127-ФЗ «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств»), во-вторых, ст. 173.1 ГК РФ предусматривает необходимость получения согласия всё-таки на совершение (заключение) сделки, а не на её исполнение.

Но иных, более применимых к данной ситуации норм ГК РФ я не вижу, ещё есть п. 1 ст. 174.1 ГК РФ, но он устанавливает оспоримость сделок, совершенных с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона. И судебная практика (пока, по крайней мере) исходит из того, что для применения п. 1 ст. 174 ГК РФ должен нарушаться запрет, установленный непосредственно законом или прямо из него вытекающий.

Во-вторых, формулировка про «особый порядок осуществления (исполнения)» «сделок (операций), влекущих за собой возникновение права собственности на ценные бумаги и недвижимое имущество, осуществляемые (исполняемые) с лицами иностранных государств, совершающих недружественные действия» ставит вопрос о том, касается ли «особый порядок» только сделок, по которым «недружественные иностранцы» становятся собственниками российских ценных бумаг или недвижимого имущества, либо любых сделок, стороной которых (как продавцом, так и покупателем) являются «недружественные иностранцы». В пользу первой точки зрения — формулировка «влекущие за собой возникновение права собственности на ценные бумаги и недвижимое имущество», поскольку право собственности по сделке возникает, естественно, у продавца. В пользу второй точки зрения — формулировка про «осуществляемые (исполняемые) с лицами иностранных государств, совершающих недружественные действия», эта фраза явно охватывает любые сделки, стороной которых (как продавцом, так и покупателем) являются «недружественные иностранцы». Я больше склоняюсь ко второй точке зрения, поскольку этим же подп. «а» п. 1 Указа №81 ограничиваются «сделки (операции) по предоставлению лицам иностранных государств, совершающих недружественные действия, кредитов и займов (в рублях)», то есть Президент РФ, принимая данный Указ, очевидно хочет пресечь возможность получения денежных средств (в рублях и иностранной валюте) «недружественными иностранцами», а при отчуждении ценных бумаг и недвижимости «недружественные иностранцы» могут получить деньги, только будучи продавцами.

Ну и, в-третьих, главный вопрос — а какие же государства должны признаваться «совершающими в отношении российских юридических лиц и физических лиц недружественные действия».

Поскольку Указ №81 принят, как следует из его преамбулы, «в связи с недружественными и противоречащими международному праву действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций, связанными с введением ограничительных мер в отношении граждан Российской Федерации и российских юридических лиц», бесспорно, «недружественным государством» признаются — США.

Кроме этого, в настоящее время действует распоряжение Правительства РФ от 13 мая 2021 г. №1230-р об утверждении перечня иностранных государств, совершающих недружественные действия в отношении РФ, граждан РФ или российских юридических лиц, в отношении которых применяются меры воздействия (противодействия), установленные Указом Президента Российской Федерации от 23 апреля 2021 г. №243 «О применении мер воздействия (противодействия) на недружественные действия иностранных государств». Однако в этом распоряжении Правительства РФ только два государства — США и Чехия.

Единого и полного перечня государств, «совершающих в отношении российских юридических лиц и физических лиц недружественные действия», в настоящее время нет. При этом очевидно, что такой перечень нельзя свести к США и Чехии, поскольку в этом случае формально в стороне остаётся, например, Великобритания, которая приняла один из самых жёстких санкционных списков.

Более того, сама формулировка про «иностранные государства, которые совершают в отношении российских юридических лиц и физических лиц недружественные действия» порождает ряд вопросов.

Например, Кипр не ввёл «своих» санкций в отношении России, но присоединился, как член Европейского союза, к санкциям ЕС. В частности, во исполнение решения ЕС было закрыто воздушное пространство Кипра для российских самолетов. Признаётся ли в этом случае сама Республика Кипр «иностранным государством, которое совершает в отношении российских юридических лиц и физических лиц недружественные действия», неясно.

Аналогичный вопрос есть в отношении Турции, которая не вводила в отношении РФ каких-либо санкций, но в период с 27 по 28 февраля запретила проход через пролив Босфор трем российским военным кораблям, базирующихся за пределами Черного моря. Эти действия, с точки зрения России, сложно назвать «дружественными».

Подобный вопрос есть даже в отношении Китая, который также формально не вводил санкций против РФ, но два крупнейших государственных банка Китая (Bank of China и подразделения Industrial & Commercial Bank of China (ICBC) отказались обслуживать сделки по покупке нефти из России, в частности, отказались выдавать аккредитивы для покрытия этих сделок, что фактически привело к невозможности их исполнения.

Следует ли квалифицировать эти действия как «недружественные» и дающие основание относить Турцию и Китай к «иностранным государствам, которые совершают в отношении российских юридических лиц и физических лиц недружественные действия», также неясно.

В процессе написания заметки попалось на глаза письмо ЦБ РФ от 1 марта 2022 года №ИН-019-12/21 ДСП, которое содержит перечень стран, объявивших об ограничительных мерах в отношении РФ в период с 23 по 28 февраля 2022 года. В перечне 43 страны: Австрия, Австралия, Албания, Ангилья, Бельгия, Болгария, БВО, Великобритания, Венгрия, Германия, Гибралтар, Греция, Дания, Джерси, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Кипр, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Сингапур, Словакия, Словения, США, Тайвань, Финляндия, Франция, Хорватия, Чехия, Швеция, Швейцария, Эстония, Япония. Однако это перечень стран, объявивших именно о закрытии воздушного пространства и об «экономических и других мерах», объём понятия «иностранные государства, которые совершают в отношении российских юридических лиц и физических лиц недружественные действия», очевидно, шире. Кроме того, данный перечень сформирован ЦБ РФ для своих целей, для ограничения переводов со счетов лиц из указанных государств, и, очевидно, универсальным и полным перечнем «недружественных государств» не является. Также нужно учитывать, что это перечень стран, объявивших об ограничительных мерах в отношении РФ в период с 23 по 28 февраля 2022 года, в то время как санкции вводились различными странами и позже, в марте 2022 года. Ну, и последнее, этот перечень — для служебного пользования, то есть публиковаться для всеобщего сведения он, очевидно, не будет.

Есть и четвёртый вопрос в отношении сферы действия Указа №81, связанный с кругом иностранцев, которые признаются «недружественными».

«Лица иностранных государств, совершающих недружественные действия», как следует из Указа №81, относятся к таковым, если они:

  • имеют гражданство этих (недружественных) государств;
  • местом их регистрации, местом преимущественного ведения ими хозяйственной деятельности или местом преимущественного извлечения ими прибыли от деятельности являются эти государства;
  • «находятся под контролем» указанных иностранных лиц, независимо от места их регистрации или места преимущественного ведения ими хозяйственной деятельности.

Если в отношении организаций «нахождение под контролем» иностранных лиц, а равно «место их регистрации», «место преимущественного ведения ими хозяйственной деятельности» или «место преимущественного извлечения ими прибыли от деятельности» достаточно понятно и определимо, то с физическими лицами, на мой взгляд, ситуация гораздо сложнее.

Например, неясно, как быть, если гражданин Республики Беларусь (государства очевидно дружественного) имеет вид на жительство, например, в Чехии (или в США). Могут быть и более сложные ситуации, когда такой гражданин может проживать (или вести хозяйственную деятельность, или преимущественно извлекать прибыль) в третьем государстве (как «дружественном», так и «недружественном»).

Эти вопросы означают, что российскому продавцу (или покупателю) недвижимости или ценных бумаг очень сложно, если вообще возможно, определить, вправе ли он совершать соответствующие сделки свободно или он должен соблюдать указанные ограничения.

Источник: заметка в блоге Романа Речкина, INTELLECT, на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

договорное право, недвижимость, санкции

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности