Мы в соцсетях
print

«Синдром Кличко» в судебных актах

Анализ текста решения суда первой инстанции и апелляционного постановления по делу об отказе в выкупе по 159-ФЗ.

Изучаю для одного проекта судебную практику по довольно частному вопросу о возможности приватизации в порядке 159-ФЗ (о так называемой "малой приватизации") объектов культурного наследия. Спойлер: ВС в сентябре 2018 года высказался, что нельзя (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.09.2018 г. №301-КГ18-753 по делу №А11-10976/2016). Высказался и высказался, не уверен, что позиция безупречна, но возьмем ее как данность.

Но как разрешают подобные споры нижестоящие суды. Наткнулся тут на дело №А40-130545/19: такое ощущение, что судья первой инстанции или переписывал не глядя отзыв ответчика, или его помощник писал решение со слов судьи, кратенько законспектированных на бегу, а вычитать решение никто не удосужился. А апелляция просто "засиливает", не вчитываясь в текст. Кассация (постановление, кстати, вчера вынесено; когда изучал дело, его еще не было в карточке), хоть и оставила все в силе, но хотя бы не стала, в отличие от апелляции, воспроизводить нижеприводимые перлы.

Итак, для начала вообще непонятно, в чем суть оспариваемого ненормативного акта – решения от 05.03.19 №33-5-17083/19-(0)-2 Департамента городского имущества города Москвы. Только из контекста можно догадаться, что им отказали заявителю в выкупе по 159-ФЗ.

Точно так же ни в одном судебном акте нет ни описания того, по каким основаниям был сделан этот отказ, ни того, какие доводы приводил заявитель в его опровержение. Но это еще полбеды.

Читаем текст решения (а также и постановления апелляции, поскольку оно, за исключением ритуальных апелляционных фраз, дословно совпадает с решением первой инстанции):

1. Стр. 5 решения, стр. 4 постановления апелляции:

Согласно п. 1 ст. 421 ГК РФ о свободе договора понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством.

 

Требование о понуждении заключить договор может быть предъявлено
стороной в суд лишь в случае, когда другая сторона, для которой в соответствии с законом заключение договора обязательно (пункт 4 статьи 445 ГК РФ).

 

В рассматриваемом случае у Департамента не возникает обязанности заключить договор купли-продажи в силу положений ст. 9 Федерального закона №159-ФЗ, поскольку нормы ст. 445 ГК РФ в данной ситуации не подлежат применению.

[Выделение мое.] Что? Логика? Не слышал. У Департамента не возникает обязанности заключить договор, потому что ст. 445 ГК не применяется?

Может, все-таки, наоборот? Это ст. 445 ГК к этому спору не применяется, потому что заключение договора для Департамента необязательно?

Причина и следствие... Мне казалось, что уже к поступлению в начальную школу такие простейшие логические выводы умеют делать даже дети: они знают, что деревья качаются от ветра, а не ветер дует из-за того, что качаются деревья. А тут четверо людей с высшим юридическим образованием, сдавшие кучу экзаменов... Возникает вопрос: как?

2. Буквально следующие два абзаца (в постановлении апелляции отсутствует только фраза "кроме того" в начале):

Кроме того, согласно п. 8 ст. 4 Федерального закона №159-ФЗ, субъекты
малого и среднего предпринимательства имеют право обжаловать в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, отказ уполномоченного органа в реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества, а также его бездействие в части принятия решения об отчуждении арендуемого имущества и (или) совершения юридически значимых действий, необходимых для реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества.

 

Таким образом, прямо предусмотренные положениями Федерального закона №159-ФЗ способы защиты своего нарушенного права субъектом малого или среднего предпринимательства, связаны с отказом Департамента в заключении договора или его бездействием, что согласуется с нормами ст. 9 данного закона.

Кто-нибудь видит смысл в этом тексте? Может, хотели сказать, что избран ненадлежащий способ защиты? Так нет, наоборот: пишут же, что способ защиты прямо предусмотрен законом. Да и смысл обсуждать способ защиты нарушенного права, если самого нарушения права нет, т.к. право на выкуп помещения суды за заявителем не признают?

3. Следующий абзац. Тут уже ошибки не логические и не языковые, а сугубо юридические:

Допуская возможность передачи имущества города Москвы в частную
собственность без согласия собственника, влекут несоразмерные ограничения права собственности, нарушают имущественные права города, ставят его в неравное положение с другими собственниками, ограничивают самостоятельность в решении вопросов местного значения и тем самым противоречат статьям 8 (часть 2), 12, 130 (часть 1), 132 (часть 1) и 133 Конституции Российской Федерации.

Это в решении, апелляция тут решила написать лаконичнее, но по смыслу то же самое:

Допуская возможность передачи имущества г. Москвы в частную собственность без согласия собственника, влекут несоразмерные ограничения права собственности, нарушают имущественные права города, ставят его в неравное положение с другими собственниками, ограничивают самостоятельность в решении вопросов местного значения и тем самым противоречат положениям Конституции Российской Федерации.

То есть я не понял, АСГМ и 9ААС решили сделать заявление, что 159-ФЗ не соответствует Конституции РФ?

Не, ну, вообще определенные сомнения в его конституционности могут возникнуть. Более того, они возникали и были развеяны еще 9 лет назад специально уполномоченным на то органом – Конституционным Судом РФ в Постановлении от 20 декабря 2010 г. №22-П. Что сейчас-то этим абзацем хотели сказать московские суды?

4. Следующие несколько абзацев (тут у апелляции снова творческий запал пропал и тексты совпадают):

В силу ч. 5 ст. 10 Закона об оценочной деятельности в отношении оценки
объектов, принадлежащих Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, договор на проведение оценки от имени заказчика заключается лицом, уполномоченным собственником на совершение сделок с объектами, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

 

Учитывая положения вышеуказанного нормативного правового акта и
Федерального закона от 22.07.2008 №159-ФЗ, субъектам малого и среднего предпринимательства, реализующим свое преимущественное право на выкуп арендуемых им помещений, не предоставлено право инициировать проведение оценки имущества, которое является собственностью субъекта РФ, в силу чего, в данном случае, стоимость испрашиваемого имущества, по которой Истец просит заключить договор купли-продажи, не может быть признана установленной в предусмотренном законом порядке.

 

Департамент в силу своей правоспособности, осуществляет полномочия по управлению и распоряжению объектами собственности города Москвы, организует работу по проведению независимой оценки стоимости имущества города Москвы.

 

Принимая во внимание, что в рассматриваемых правоотношениях Департамент выступает не как публично-правовое образование, а как собственник имущества основной задачей которого является получение максимального дохода (максимального экономического эффекта сделки) именно исходя из этого, занижение оценщиком (или судебным экспертом) правомерно установленной рыночной стоимости (во всех случаях получившей положительное заключение СРО) нарушает права города, как равного участника гражданского оборота.

Ладно, не будем придираться к тому, что суды традиционно путают публичных собственников (город Москву в нашем случае) и выступающие от его имени органы (Департамент) и называют собственниками последних...

Но... я не понял. Суды подвергают сомнению возможность опровергнуть оценку, произведенную по заказу публичного собственника, в том числе и путем проведения судебной экспертизы? Более того, прямо утверждают о "занижении стоимости"? Так может, тогда и суды вообще не нужны, если город и его оценщик всегда правы?

Вообще, поразительно, как в таком простейшем деле, при наличии практики ВС РФ, (она еще и в обзоре была повторена), позволяющей вынести в конечном итоге то же самое решение, можно было написать столько совершенно не относящегося к делу (но это полбеды), совершенно бессмысленного и противоречащего закону текста. К счастью, кассация хотя бы не стала это все повторять, а написала совершенно внятный и, кстати, намного более короткий текст. Жаль только, что оставила судебные акты нижестоящих инстанций в силе (ну да, все знают, "правильное по существу решение не может быть отменено по формальным основаниям" и т.п.). По-хорошему, надо было их отменять и выносить новое решение – опять же об отказе в удовлетворении требований.

P.S. С учетом выводов заметки, которой навеян этот текст, появилась гипотеза, объясняющая, почему судебные акты были написаны именно так. Потому, что вместо нормального гражданского иска было подано заявление об оспаривании ненормативного акта. Соответственно, рассматривалось оно, видимо, судьями, специализирующимися в административных делах, и – как видим – утратившими способность изъяняться логично, осмысленно и правильно.

Источник: заметка Александра Латыева, INTELLECT, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

недвижимость, приватизация, споры по недвижимости

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности