Мы в соцсетях
print

Новые полномочия прокуратуры

Новым законом расширен перечень сделок, которые может оспорить прокурор.

На прокуратуру возлагается роль реакционного инструмента государства, необходимость которого вызвана внешними и внутренними угрозами.

18 октября 2022 года вступил в силу Федеральный закон от 07.10.2022 №387-ФЗ «О внесении изменений в статью 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статью 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (далее — Закон №387-ФЗ), который расширяет полномочия прокурора в гражданском и арбитражном процессе. Александр Жигитов, юрист INTELLECT, рассказывает о новых полномочиях прокурора и размышляет, как реализация этих полномочий может повлиять на бизнес.

В последнее время наблюдается устойчивая тенденция к расширению полномочий прокуратуры. Во многом она коррелирует с новыми закономерностями развития российского законодательства в условиях напряженной внутриполитической и внешнеполитической обстановки. Особенность нынешних изменений — активное использование прокуратуры в качестве репрессивного механизма и инструмента давления на общественные организации и бизнес.

Первым серьезным шагом в этом направлении было принятие Федерального закона от 14.07.2022 №277-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», благодаря которому у прокуратуры появились такие полномочия, как право требовать ограничения доступа к информационным ресурсам, приостановления деятельности СМИ, прекращения регистрации СМИ во внесудебном порядке, а также запрещать (ограничивать) деятельность иностранных СМИ.

Таким образом, на прокуратуру была возложена функция обеспечения в публичном информационном пространстве единства мнений по поводу новых внешнеполитических реалий. Аналогичным образом дело обстоит с новым Законом №387-ФЗ, который наделяет прокурора полномочиями:

  • обращаться в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, нарушающих законодательство, которое устанавливает специальные экономические меры, меры воздействия (противодействия) на недружественные действия иностранных государств, и о применении последствий недействительности таких сделок;
  • вступать в дело, рассматриваемое арбитражным судом, в случае выявления обстоятельств, свидетельствующих о том, что являющийся предметом судебного разбирательства спор инициирован в целях уклонения от исполнения обязанностей и процедур, предусмотренных законодательством, которое устанавливает специальные экономические меры, меры воздействия (противодействия) на недружественные действия иностранных государств, и (или) возник из мнимой или притворной сделки, совершенной в указанных целях.

Данные положения, как и в случае с контролем информационного пространства, направлены на передачу прокуратуре схожей функции в экономической сфере — обеспечение единого подхода к ведению экономической деятельности в рамках специальных экономических мер, мер воздействия (противодействия) на недружественные действия иностранных государств.

Таким образом, на прокуратуру возлагается роль реакционного инструмента государства, необходимость которого обуславливается угрозами внутренней и внешней безопасности.

Вместе с тем достаточно обоснованны опасения по поводу злоупотребления интерпретациями угроз безопасности, использования прокуратуры для ужесточения внутренней политики и подавления свободы экономической деятельности. На этапе утверждения рассматриваемого федерального закона, Комитет Совета Федерации по экономической политике в своем заключении от 21.06.2022 №3.6-04/2650@ подчеркнул: «Формулировка принятой нормы об обращении в суд с иском максимально широкая и фактически может включать в себя любые сделки, что может быть использовано как механизм оказания давления на бизнес».

В том же заключении задан закономерный вопрос: «Почему именно прокуратуре переданы функции по вопросам, связанным со специальными экономическими мерами, с учетом того, что профильным органом по противодействию санкциям является Минфин России в лице Департамента по контролю за внешними ограничениями? Логичнее для данной специальной функции по даче заключения предоставить такие права именно специализированному органу, а не прокуратуре, которая призвана надзирать за соблюдением законности в целом».

Как уже было отмечено выше, тенденции развития полномочий прокуратуры свидетельствуют о том, что именно она выбрана в качестве основного государственного органа, занимающегося обеспечением единства поведения субъектов права в условиях напряженной внешнеполитической обстановки. Поэтому можно предположить, что задачи по исполнению данной функции в конкретных сферах общественных отношений будут делегироваться именно прокуратуре, а не специальным органам исполнительной власти.

Помимо обозначенных полномочий, Закон №387-ФЗ предоставляет прокурору право обратиться в суд с исками о признании недействительными сделок, совершенных в целях уклонения от исполнения обязанностей и процедур, предусмотренных законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, законодательством о налогах и сборах, валютным законодательством, правом Евразийского экономического союза и законодательством Российской Федерации о таможенном регулировании, и о применении последствий их недействительности. Он также вправе вступить в дело по своей инициативе или по инициативе суда на любой стадии арбитражного процесса, в том числе при рассмотрении арбитражным судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов.

На стадии внесения законопроекта в Госдуму эти положения носили самостоятельный характер — как развитие практики привлечения судами к участию в деле прокуроров, если обстоятельства дела свидетельствуют о наличии признаков легализации доходов, полученных преступным путем (см. «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 08.07.2020).

Однако после внесения в законопроект изменений, касающихся специальных экономических мер в связи с действиями недружественных государств, эти положения оказались направлены скорее на установление контроля за внешнеторговым оборотом и недопущения перераспределения финансовых потоков в пользу недружественных государств, что соответствует основному смыслу закона — наделению прокурора полномочиями по контролю за исполнением специальных экономических мер. Полномочия, не вписывающиеся в эту концепцию, судя по всему, присутствуют в тексте закона в силу остаточного принципа.

Особняком стоит новое полномочие прокурора по вступлению в дело о банкротстве, если в рамках этого дела затрагиваются жилищные права граждан, в том числе несовершеннолетних. Можно предположить, что речь идет о необходимости участия прокурора в делах об обращении взыскания на единственное жилье должника. Стоит положительно оценить этот момент: решение данного вопроса зачастую вызывало у судов затруднения, и заключение прокурора может стать для них дополнительным подспорьем.

Источник: газета «ЭЖ-Юрист» (№40 (1241) / 2022)

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банкротство, коммерческие споры, коммерческое право, мобилизация, санкции

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности