Мы в соцсетях

RU   EN



print

Невнимательность или умысел?

Заметка Александра Латыева об обжаловании в СОЮ определений по вопросам, связанным с третейским разбирательством.

Фактически, кассационное обжалование определений по вопросам отмены или исполнения третейских решений лишает участников процесса права на их обжалование.

Как известно, с 1 сентября 2016 года у нас существенно изменились правила третейского разбирательства. Вместе с ними были доработаны и нормы процессуального законодательства, регламентирующие производство в государственных судах по вопросам, связанным с третейскими делами.

Самыми традиционными из таких вопросов (и всегда присутствовавшими в процессуальных кодексах) являются вопросы оспаривания третейских решений и приведения в исполнение третейских решений.

Вполне очевидно, что выносимые судами определения по этим вопросам относятся к числу тех, что подлежат самостоятельному обжалованию в вышестоящем суде. Хотя бы потому, что ими окончательно разрешается дело, а не решаются промежуточные процессуальные вопросы.

Соответственно - для особо сомневающихся - и в прежней, и в новой редакции ч.5 ст.422 и ч.5 ст.427 ГПК РФ (об оспаривании третейскийх решений и о приведении их в исполнение соответственно) предусмотрено, что такие определения могут быть обжалованы.

Вот только в старой редакции было написано, что они могут быть обжалованы в вышестоящий суд, а в новой - в суд кассационной инстанции.

С одной стороны, это, конечно, правильно, ведь при рассмотрении вопроса об отмене третейского решения или о приведении его в исполнение суд не рассматривает дело по существу, основания для отмены решения или отказа в приведении в исполнение практически исключительно процессуальные (ну, разве что в нарушении публичного порядка может, наверное, быть обнаружено в некоторых случаях нарушение материального права - например, если третейский суд вынесет решение о применении гражданско-правовой санкции в виде "вырезания фунта мяса из бока должника").

Вот и в тех случаях, когда вопросы, связаные с третейскими решениями, рассматриваются в арбитражных судах, давным-давно уже выносимые по этим вопросам определения обжалуются именно в кассационном, а не в апелляционном порядке...

Но только разница в том, что в отличие от арбитражных судов, в общей юрисдикции (во всяком случае, пока) отсутствует безусловное право лица, участвующего в деле, на рассмотрение его кассационной жалобы по существу. Это право в СОЮ сразу же обусловлено дискреционным усмотрением судьи, рашающего, передавать или не передавать (и в подавляющем большинстве случаев - именно не передавать) жалобу для рассмотрения в судебном заседании.

Фактически, предусмотренное ч.5 ст.422 и ч.5 ст.427 ГПК кассационное обжалование определений по вопросам отмены или исполнения третейских решений лишает участников процесса права на их обжалование - во всяком случае, покуда в СОЮ не учреждены предложенные недавно специализированные кассационные суды и покуда не изменен порядок передачи кассациоенных жалоб на их рассмотрение.

Между тем, КС РФ пишет:

"Раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что в рамках судебной защиты прав и свобод возможно обжалование в суд решений и действий (бездействия) любых государственных органов, включая судебные, а потому отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт не согласуется с универсальным правилом эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, умаляет и ограничивает право на судебную защиту; гарантируя каждому данное право, Конституция Российской Федерации вместе с тем не предусматривает непосредственно какой-либо определенный порядок его реализации и не предполагает возможность заинтересованного лица по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного обжалования, - они устанавливаются на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128, федеральным законом (Постановления от 2 февраля 1996 года №4-П, от 3 февраля 1998 года №5-П, от 5 февраля 2007 года №2-П и др.)".

(Цитата из Постановления Конституционного Суда РФ от 20 октября 2015 г. №27-П "По делу о проверке конституционности части третьей статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.И.Карабанова и В.А.Мартынова".)

Дальше там он, конечно, указывает, что законодатель может разными способами - в довольно широком диапазоне - регламентировать порядок обжалования, но, тем не менее, право на обжалование есть составная часть права на справедливое судебное разбирательство.

Возникает вопрос, что же представляет собой такое ущемление права на обжалование определений по вопросам, связанным с решениями третейских судов - результат недосмотра, слепого копирования норм АПК, предвосхищение введения в СОЮ обязательной кассации или сознательное нарушение Конституции?

P.S. Кстати, любопытно, что в ч.5 ст.427 ГПК говорится только лишь об определениях о выдаче исполнительного листа на третейское решение - именно они подлежат обжалованию "в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом". Как же быть с определениями об отказе в выдаче исполнительного листа? Могут ли они быть обжалованы? Полагаю, что да, но, очевидно, уже по основанию п.2 ч.1 ст.331 ГПК - как препятствующие дальнейшему движению дела. Но, если их обжаловать по этому основанию, то в таком случае они должно обжаловаться в апелляционном, а не кассационном порядке, что, конечно, облегчает жизнь взыскателям по таким третейским решениям, но явно противоречит логике ч.5 ст.427 ГПК.

Источник: блог Александра Латыева, ИНТЕЛЛЕКТ-С, на сайте Zakon.Ru

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коммерческие споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности