Мы в соцсетях
print

Как быть с миноритариями?

О необходимости соблюдения норм процесса при вынесении неправосудных судебных актов.

Прокурор Пермского края подал в арбитражный суд иск к 512 физлицам-акционерам об истребовании акций АО «Соликамский магниевый завод».

Я уже писал про дела о «ползучей национализации», когда государство путём предъявления Генпрокуратурой РФ исков об оспаривании приватизации забирает у частных собственников акции различных сырьевых производственных компаний. Про такой спор по «Башнефти», думаю, все знают. Про аналогичное дело «Башкирской содовой компании» я писал в заметках (часть первая, часть вторая).

После этого были дела АО «Кучуксульфат» в Алтайском крае (А03-15486/2021) и АО «Соликамский магниевый завод» (А50-24570/2021) в Пермском крае.

Обсуждать эти дела по существу смысла я не вижу, суды в них просто выполнили указание вернуть акции государству, «закрыв глаза» на исковую давность по приватизации, имевшей место 25-30 лет назад, а также на массу иных норм закона –  от ст. 302 ГК РФ до норм о приобретательной давности.

Однако при рассмотрении этих дел (по БСК и особенно по «Соликамскому магниевому заводу») возник процессуальный вопрос, который мне интересен.

При рассмотрении спора по БСК (А07-20576/2020) выяснилось, что трем ответчикам, к которым изначально предъявлен иск, принадлежит не 100% акций БСК. Генпрокуратура РФ, заявляя о принципиальной незаконности приватизации АО «Сода» и АО «Каустик» и, соответственно, принадлежности всего имущественного комплекса правопредшественников Российской Федерации, просила истребовать в федеральную собственность только 95,7% акций АО «БСК». Оставшиеся 4,3% акций БСК принадлежат примерно 1,5 тыс. акционеров-физлиц.

В связи с этим суд попросил Генпрокуратуру сформулировать позицию относительно оспаривания прав на 4,3% акций БСК, принадлежащих 1,5 тыс. акционеров-физлиц. Поскольку некоторые из этих акционеров-физлиц заняли активную позицию в споре, прося привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц.

Генпрокуратура, чтобы не усложнять и не затягивать процесс, ожидаемо заявила о том, что она истребует только 95,7 % акций АО «БСК» у ответчиков по делу, поэтому акционеров-физлиц этот спор никак не касается. После чего суд в привлечении акционеров-физлиц к участию в деле в качестве третьих лиц, естественно, отказал.

На мой взгляд, истребование Генпрокуратурой только 95,7% акций АО «БСК» ничего не меняет и 1,5 тысячи акционеров-физлиц все равно нужно было привлекать к участию в деле, поскольку судебный акт неизбежно затрагивает их права: признание приватизации БСК незаконной автоматически означает, что из акционеров (собственников акций) БСК, которые они приобрели правомерно, эти лица превратились в незаконных (хоть и предположительно — добросовестных) владельцев этих акций.

Тем не менее в таком виде (без участия акционеров-физлиц) спор прошёл три инстанции, а в ноябре 2021 года было отказано и в передаче кассационной жалобы в ВС РФ.

Интереснее получилось в деле АО «Соликамский магниевый завод» (А50-24570/2021).

В ходе рассмотрения дела миноритариные акционеры-физлица также подавали заявления о привлечении их в качестве третьих лиц без самостоятельных требований, однако суд им в этом стандартно отказал, указав: «Отсутствуют процессуальные основания для привлечения [миноритарных акционеров] к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, поскольку с учетом предмета заявленных исковых требований принятый по результатам рассмотрения настоящего дела судебный акт непосредственно не повлияет на права и обязанности данных лиц».

То есть позиция суда такова: к вам лично иск об истребовании у вас акций не предъявлен, так что вас это дело не касается. И неважно, что мы всю приватизацию СМЗ признаём недействительной, всё равно вас это не касается.

И всё бы было хорошо для Генпрокуратуры: по стандартному сценарию и решением Арбитражного суда Пермского края от 11.05.2022 исковые требования удовлетворены в полном объеме, и постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2022 решение уже оставлено без изменения, но тут... инициативу внезапно решила проявить Прокуратура Пермского края.

Прокурор Пермского края, действующий в интересах РФ, в лице Росимущества, подал в арбитражный суд иск об истребовании акций АО «Соликамский магниевый завод» к 512 физлицам-акционерам (А50-21394/2022).

Почему вдруг виндикация акций у физлиц по мотиву недействительности приватизации подсудна арбитражному суду — предлагаю не обсуждать, для данной заметки это неважно.

Тем самым прокурор Пермского края, называя вещи своими именами, «подложил свинью» Генпрокуратуре, безусловно подтвердив то, что миноритарных акционеров-физлиц необходимо было привлекать к участию в «основном» споре, а решение по делу А50-24570/2021 вынесено в отношении прав и обязанностей лиц, не привлечённых к участию в деле, с последствиями, предусмотренными п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

22 ноября 2022 года Арбитражный суд Уральского округа, рассматривая кассационные жалобы миноритарных акционеров-физлиц по «основному» спору, вынужден был отложить рассмотрение, предложив Генпрокуратуре «в письменном виде представить в срок до 09.12.2022 суду и участникам дела отзыв по доводам кассационных жалоб о неверном определении судами состава лиц, участвующих в рассмотрении дела, с учетом последовавшего 26.08.2022 (после вынесения судами обжалуемых судебных актов) предъявления в Арбитражном суде Пермского края искового заявления к миноритарным акционерам открытого акционерного общества «Соликамский магниевый завод» об истребовании акций.

Рассмотрение кассационных жалоб отложено на 13 декабря 2022 года.

Естественно, я не думаю, что результат этого дела может быть иным. Скорее всего, получив некие формальные объяснения Генпрокуратуры, кассационный суд округа оставит судебные акты без изменения.

Какая у этой сказки мораль? (цы) Морали нет никакой. Просто нормы процессуального права необходимо соблюдать даже при вынесении очевидно неправосудных «политических» судебных актов. Российские суды легко могут любым образом истолковать (творчески применить или не применить) любые нормы материального права, а вот соблюдение норм процесса — вопрос чуть более сложный.

Источник: заметка Романа Речкина, INTELLECT, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

Читайте также материал газеты «КоммерсантЪ» с комментарием Романа Речкина >>

коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности