Мы в соцсетях
print

Гражданский кодекс vs Налоговый кодекс

Вправе ли кредитор налогоплательщика обратить взыскание на денежные средства должника на его едином налоговом счете?

С 1 января 2023 года в качестве обязательного вводится новый порядок уплаты налогов — единый налоговый счёт (ЕНС): Федеральным законом от 14.07.2022 №263-ФЗ Налоговый кодекс РФ дополнен статьей 11.3. «Единый налоговый платеж. Единый налоговый счет». В рамках ЕНС почти все подлежащие уплате и уплаченные налоги каждого налогоплательщика консолидируются в единое сальдо расчетов с бюджетом.

Посмотреть запись вебинара «Чем так страшен единый налоговый платеж (ЕНП)» >>

Хочу обсудить неочевидный момент, связанный с распоряжением денежными средствами налогоплательщика на его едином налоговом счете.

Дело в том, что до того момента, когда соответствующие суммы будут списаны с ЕНС налоговым органом в счет уплаты конкретного налога (сбора), деньги на ЕНС признаются имуществом налогоплательщика. Несмотря на то что ЕНС — это казначейский счет, сами по себе эти деньги бюджету не принадлежат — до их списания в счет уплаты конкретного налога (сбора).

Поэтому НК РФ прямо устанавливает, что налогоплательщик вправе распорядиться суммой денежных средств, формирующих положительное сальдо его единого налогового счета, путем возврата этой суммы на открытый ему счет в банке в порядке, предусмотренном настоящей статьей (п. 1 ст. 79 НК РФ в редакции, действующей с 1 января 2023 года).

То есть положительное сальдо ЕНС — это некий «аванс» налогоплательщика бюджету, при этом налогоплательщик в любой момент по своему усмотрению вправе вернуть эти деньги на свой счет в банке.

При этом налог считается уплаченным не автоматически при наличии положительного сальдо на ЕНС, а только в момент списания денег в счет уплаты по конкретному налогу: «...cо дня признания денежных средств в качестве единого налогового платежа при наличии на соответствующую дату учтенной на едином налоговом счете совокупной обязанности в части, в отношении которой может быть определена принадлежность таких сумм денежных средств» (подп. 1 п. 7 ст. 45 НК РФ в редакции, действующей с 1 января 2023 года).

Таким образом, пока налоговый орган не разнес сумму на ЕНС в счет уплаты по соответствующему налогу (сбору) — по налоговым декларациям, расчетам и уведомлениям, деньги (в виде положительного сальдо) на ЕНС — это имущество (актив) налогоплательщика.

Особо необходимо отметить, что Налоговый кодекс РФ никакого иммунитета денежных средств в виде положительного сальдо ЕНС не устанавливает.

Под иммунитетом я понимаю прямой законодательный запрет на обращение взыскания. Например, соответствующий иммунитет в отношении денежных средств, находящихся на счете эскроу реализован так: «На имущество, переданное на депонирование эскроу-агенту, в том числе на денежные средства, находящиеся на счете эскроу, не может быть обращено взыскание по долгам эскроу-агента, депонента или бенефициара» (п. 1 ст. 73.1. Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Ничего подобного в отношении положительного сальдо на ЕНС в НК РФ не установлено.

Это порождает вопрос: вправе ли кредитор налогоплательщика обратить взыскание на денежные средства должника (положительное сальдо) на его едином налоговом счете?

Такая возможность, естественно, не нравится представителям налоговых органов, на одном из круглых столов по ЕНС от одного из сотрудников УФНС в качестве возражения я услышал, что распорядиться положительным сальдо вправе только сам налогоплательщик и только одним способом — путем возврата этой суммы на открытый ему счет в банке. Понятно, что «конкуренты», также претендующие на деньги налогоплательщика, у бюджета восторга не вызывают.

В более широком смысле речь, видимо, идет о п. 3 ст. 2 ГК РФ, в силу которого к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. То есть налоговые отношения гражданским законодательством не регулируются, кроме случаев, когда это прямо установлено законом.

Во-первых, в нынешних реалиях этот аргумент должен вызывать улыбку: п. 3 ст. 2 ГК РФ никак не мешает налоговым органам взыскивать с физлиц «убытки, причиненные бюджету в виде неуплаты налогов» (см. «дело Ахмадеевой», включая соответствующее постановление КС РФ по этому поводу). В налоговом законодательстве нет и не может быть никаких «убытков». Тем не менее, в реальности эти «убытки, причиненные бюджету в виде неуплаты налогов» российские суды взыскивают.

Во-вторых, более существенно, что до момента, пока налоговый орган не разнес сумму на ЕНС в счет уплаты по соответствующему налогу (сбору), это не отношения по уплате налога: речь фактически идет о некоей специальной форме «хранения» денежных средств налогоплательщика на казначейском счете — по аналогии с деньгами в депозите нотариуса, например.

И мы возвращаемся к общему базовому подходу Гражданского кодекса РФ: должник отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (п. 1 ст. 24 ГК РФ — в отношении граждан, аналогичный п. 1 ст. 56 ГК РФ — в отношении организаций).

Перечень имущества гражданина-должника, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, установлен ст. 446 ГПК РФ. В этом перечне положительного сальдо на ЕНС также нет.

Нельзя не сказать и о банкротстве, поскольку за любым действием, сделкой у нас сейчас маячит «призрак банкротства», действие любых «общегражданских» институтов мы заранее экстраполируем на ситуацию с банкротством. С этой точки зрения я также не вижу оснований для каких-то специальных правил об обращении взыскания на положительное сальдо на ЕНС: как «обычные» переплаты по налогам, так и, например, право должника на возмещение НДС, включаются в конкурсную массу (ст. 131 Федерального закона «О банкротстве»).

Более того, бюджет как кредитор, по общему правилу (кроме НДФЛ и соцвзносов), — в одной очереди (по крайней мере, пока) с гражданско-правовыми кредиторами. А это значит, что если мы исключаем возможность кредитора по гражданско-правовому обязательству обратить взыскание на денежные средства должника на его едином налоговом счете, это положительное сальдо будет погашать только налоговые обязательства должника — преимущественно перед иными обязательствами одной очереди (ст. 61.3 Федерального закона «О банкротстве»).

Понятно, что при таком подходе возникает масса вопросов по реализации такой процедуры, прежде всего, вопрос о том, как судебный пристав-исполнитель (и/или кредитор) вообще узнает, есть ли у его должника положительное сальдо на ЕНС и если есть, в каком именно размере.

Информация о налоговом сальдо, конечно, относится к налоговой тайне. Но налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (п. 2 ст. 102 НК РФ). Понятно, что судебный пристав-исполнитель вправе получать у должника и иных лиц любую информацию об имуществе, за счет которого могут быть исполнены требования исполнительного документа, законные требования судебного пристава-исполнителя, включая требования о предоставлении информации, обязательны для всех государственных органов (п. 1 ст. 6 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Источник: заметка Романа Речкина, INTELLECT, в блоге на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

Чем так страшен Единый налоговый платеж (ЕНП)

Третий из серии юридических бранчей INTELLECT посвящен Единому налоговому платежу.

банкротство, исполнение решений, налоговое планирование, налоговое право, налоговые споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности