Мы в соцсетях
print

Доброе имя Доктора Лизы

Как юристы защищали право организации, основанной Елизаветой Глинкой, носить имя создательницы.

В июне 2022 года завершился спор о правах на использование псевдонима «Доктор Лиза». Он продолжался полтора года. Победу одержал ответчик – Международная благотворительная организация «Справедливая помощь Доктора Лизы», основанная Елизаветой Глинкой. А помогла ей в этом юридическая фирма INTELLECT. Как удалось не допустить злоупотребления наследниками правом на имя и товарный знак «Доктор Лиза» – рассказывает участник судебного процесса Максим Лабзин, старший партнер INTELLECT.

Трагические события

Эта история началась с трагического события: 25 декабря 2016 года в авиакатастрофе погибла Елизавета Петровна Глинка – Доктор Лиза.

Она успела сделать много добрых дел, помочь многим людям: вывозила из зон военных конфликтов искалеченных детей, организовывала их лечение, заботилась об умирающих больных, давала ночлег и еду бездомным, осуществляла множество других благотворительных программ. Всю эту деятельность она вела через возглавляемую ею благотворительную общественную организацию «Справедливая помощь». И организация, и сама Доктор Лиза приобрели большую известность и самую светлую репутацию.

Гибель Елизаветы Глинки принесла её соратникам не только боль утраты, но и организационные и финансовые трудности в продолжении её милосердных дел. Однако организацию было решено сохранить, а в честь погибшего руководителя в её наименование включили псевдоним «Доктор Лиза». С 18 мая 2017 года она стала называться Международная благотворительная общественная организация «Справедливая помощь Доктора Лизы». Причём согласие на изменение наименования дал супруг погибшей, который незадолго до этого был принят в члены организации, а после даже вошёл в состав правления и участвовал в принятии решений по многим вопросам вплоть до декабря 2020 года.

Но 15 марта 2018 года другой член правления организации учредила аналогичную по целям и видам деятельности некоммерческую организацию «Благотворительный Фонд им. Елизаветы Глинки «Доктор Лиза», заняла в нём должность директора, а супруг погибшей дал согласие на использование псевдонима «Доктор Лиза» и этому фонду тоже. Такое же согласие дал и их общий сын. С этого момента в России благотворительную деятельность вели две организации с похожими названиями, которые постепенно начали путать.

Кроме того, как оказалось впоследствии, 16 апреля 2018 года сын погибшей подал заявку на регистрацию товарного знака «ДОКТОР ЛИЗА», а 19 апреля 2019 года получил такую регистрацию и, соответственно, исключительное право на этот товарный знак.

4 декабря 2020 года супруг погибшей вышел из первой организации «Справедливая помощь Доктора Лизы», а уже 7 декабря того же года вместе с сыном и вышеуказанным фондом предъявил к ней иск по поводу использования наименования «ДОКТОР ЛИЗА» и изображения (облика) погибшей в логотипе и на интернет-сайте. Ещё раньше «Справедливую помощь Доктора Лизы» покинул упомянутый учредитель и директор фонда (истца).

Иск

Совместные требования истцов звучали так:

  • Запретить использование словосочетания «ДОКТОР ЛИЗА», зарегистрированного в качестве товарного знака по свидетельству №709106, а также сходных с ним до степени смешения обозначений, на сайтах организации, в том числе в доменном имени doctorlizahelp.ru, а также в наименовании МБООО «Справедливая помощь Доктора Лизы».
  • Обязать ответчика в 15-дневный срок с момента вступления решения суда в законную силу внести изменения в учредительные документы путем исключения из наименования ответчика словосочетания «Доктора Лизы» и обратиться с заявлением и необходимыми документами для государственной регистрации данных изменений.
  • Обязать ответчика удалить изображение Глинки Е.П. с сайтов.

Эти исковые требования имели своим правовым основанием сразу несколько субъективных гражданских прав, нарушенных, как утверждали истцы, действиями ответчика по использованию псевдонима и изображения Доктора Лизы: личное право на имя (псевдоним) и личное право на неприкосновенность внешнего облика погибшей, которые близкие родственники (супруг и сын) вправе защищать от нарушения, а также исключительное право на товарный знак (принадлежит сыну) и право на наименование некоммерческой организации (принадлежит фонду).

Применительно к праву на имя (псевдоним) со ссылкой на возбуждение некоего уголовного дела истцы отмечали, что ответчик утратил свою положительную репутацию, что может бросить тень на имя его основательницы.

Применительно к праву на наименование фонда, которое, как указано выше, появилось позже наименования ответчика, в иске и далее при рассмотрении дела отмечалось, что ответчик не может ссылаться на свое первенство, поскольку, в отличие от фонда, не имеет согласия от всех наследников (супруга и сына).

Исключительное право на товарный знак и на изображение погибшей приводились сами по себе – как безусловные основания для удовлетворения требований.

Защиту от иска взяли на себя адвокат организации «Справедливая помощь Доктора Лизы» Анатолий Клейменов и автор настоящей статьи.

Защита

Чувство несправедливости, возникшее после ознакомления с иском и фактическими обстоятельствами дела, привело нас к той идее, что основной акцент в защите нужно делать на фактах, рассчитывая на встречные эмоции судей. Но без правового обоснования позиции действовать в этом направлении тоже невозможно, и такое обоснование нашлось.

Кроме положений статей 1 и 10 ГК РФ, требующих добросовестного осуществления любых гражданских прав, в судебной практике уже достаточно давно известен принцип эстоппель. Применяется он и в спорах о защите интеллектуальных прав.

Например, в Постановлении Президиума Суда по интеллектуальным правам от 20.12.2018 по делу №СИП-127/2018 данный принцип был охарактеризован следующим образом.

Главная задача принципа эстоппель – не допустить, чтобы вследствие непоследовательности в своем поведении сторона получила выгоду в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной. Принцип эстоппель можно определить как запрет ссылаться на обстоятельства, которые ранее признавались стороной бесспорными исходя из ее действий или заверений. Таким образом, не подлежат судебной защите права лица, допустившего осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

С этой точки зрения действия супруга Елизаветы Глинки, который сначала разрешил использование псевдонима погибшей, а потом запретил, порочны, а потому исковые требования со ссылкой на охрану имени не заслуживают защиты. Объективных обстоятельств, которые могли бы оправдать изменение его позиции, не нашлось. Уголовное дело было прекращено за отсутствием события преступления. Выход супруга из состава организации вряд ли может являться изменением значимых обстоятельств по той причине, что и на момент выдачи согласия на использование псевдонима он был просто рядовым её членом без решающего голоса и на происходящие в организации процессы не влиял.

Ссылки фонда на свое наименование отвергались нами со ссылкой на первенство во времени наименования ответчика, а также на цель учредителя и директора фонда за счет похожих наименований вызвать смешение между двумя организациями.

Но сын погибшей не был участником организации «Справедливая помощь Доктора Лизы», а между тем являлся правообладателем товарного знака. Здесь позиция защиты заключалась в согласованности действий сына, отца (супруга погибшей) и учредителя фонда. Этому нашлись дополнительные подтверждения. Например, доверенность от сына отцу выражать согласие на использование имени (псевдонима) «Доктор Лиза». Соответственно, запрет сыном на использование псевдонима своей погибшей матери характеризовался нами с вышеуказанных правовых позиций, а действия по регистрации товарного знака с предъявлением последующего иска – как злоупотребление правом.

К сожалению, согласно практике, сформированной Верховным Судом РФ и Судом по интеллектуальным правам, некоммерческая организация – обладатель более раннего наименования – не может на основании положений п. 6 ст. 1252 ГК РФ и п. 8 ст. 1483 ГК РФ оспаривать регистрацию более позднего товарного знака, тождественного или сходного до степени смешения с её наименованием. Это средство защиты доступно только коммерческим организациям. Поэтому попытка оспорить регистрацию товарного знака окончилась неудачей (дело Суда по интеллектуальным правам №СИП-848/2021).

Попытка инициировать направление судом запроса в Конституционный Суд о проверке вышеуказанных положений ГК РФ на соответствие их Конституции Российской Федерации и закрепленному в ней принципу равенства (в данном случае коммерческих и некоммерческих организаций в возможностях защиты своих наименований) успеха не имела, хотя окончательную точку в этом, как мне кажется, ставить ещё рано.

Мы также приводили доктринальную позицию о том, что защита права на имя после смерти возможна лишь в том случае, когда его использование порочит репутацию покойного, чего в данном случае не было, а потому согласие на использование имени изначально не было для ответчика необходимым: «Право защищает здесь, как можно видеть, не столько само имя, сколько установившуюся в общественном сознании позитивную ассоциацию — представление о связи определенного имени с конкретным лицом.... Личные права — это права на социальные условия существования и проявления конкретной личности»1.

Использование же изображение Доктора Лизы объяснялось публичным интересом (пп.1 п.1 ст.152.1 ГК РФ).

Решение

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 10.09.2021 г. о полном отказе в удовлетворении исковых требований, вынесенное по делу №А40-241440/2020 (судья Козленкова О.В.), показывает, что суд поддержал позицию ответчика по всем позициям.

Некоторые оценки судом отдельных аспектов данного спора ввиду своей яркости заслуживают того, чтобы их процитировать.

Несмотря на то что родной сын погибшей не принимал участие в деятельности ответчика, а письменное одобрение им использования ответчиком псевдонима «Доктор Лиза» отсутствует, суд, принимая во внимание наличие у истцов общего интереса и одинаковых полномочий на защиту имени (псевдонима) погибшей Глинки Е.П., их близкое родство, предъявление ими совместного иска, назначение одних представителей, устанавливает согласованность их действий друг с другом и взаимную осведомленность об этих действиях, а потому оценка судом поведения супруга погибшей как непоследовательного и противоречивого в части защиты права на имя (псевдоним) распространяется также и на поведение сына.

Признавая высокую степень сходства товарного знака и наименования ответчика, суд вместе с тем констатирует первенство ответчика в своем праве на наименование, а также то обстоятельство, что сын погибшей подал заявку на товарный знак в период членства его отца в организации ответчика и после одобрения им использования ответчиком псевдонима «Доктор Лиза». Суд также констатирует отсутствие в материалах судебного дела доказательств использования товарного знака правообладателем. Эти обстоятельства в совокупности с фактом предъявления иска позволяют сделать уверенный вывод о том, что действия по регистрации товарного знака № 709206 осуществлялись с целью создать ответчику препятствия для использования наименования своей организации, которое ранее было одобрено его отцом, о чем правообладателю было известно.

По смыслу положений ст. 19 и 150 ГК РФ имя (псевдоним) умершего гражданина может защищаться другими лицами (например, родственниками) лишь в том случае, когда его использование порочит репутацию, память умершего человека, несовместимо с его прижизненной деятельностью, вводит общественность в заблуждение либо сопряжено с корыстью, извлечением выгоды.

Напротив, прославление умершего, восстановление или сохранение светлой памяти о нем, увековечивание его доброго имени, ведение под ним милосердной благотворительной или иной социально значимой деятельности (а тем более, когда сам покойный был неразрывно связан с осуществляющим такую деятельность субъектом) не может считаться поведением, умаляющим какие-либо посмертно охраняемые законом нематериальные блага (в т.ч. имя и псевдоним), а учинение препятствий для таких действий под видом защиты права на имя (псевдоним) не соответствует существу охраняемого законом нематериального блага и интереса.

Судом установлено, что порочное для памяти и репутации погибшей Елизаветы Глинки либо корыстное использование ответчиком псевдонима «Доктор Лиза» отсутствует. В этой связи правовых оснований для защиты права на псевдоним «Доктор Лиза» в настоящем деле не усматривается вне зависимости от наличия или отсутствия в действиях истцов злоупотребления правом.

Как отмечает суд, ничто не мешает истцу (фонду «Доктор Лиза»), изменить свое наименование с целью прекращения угрозы смешения. При этом таковая угроза не может быть основанием для того, чтобы принуждать к изменению своего наименования организацию, у которой оно было внесено в ЕГРЮЛ раньше и которая его добросовестно использовала, так как это противоречит не менее важным, чем защита от смешения, принципу справедливости, требованиям добросовестности и осмотрительности, запрету на злоупотребление правом.

Суд исходит из того, что, как указывают сами истцы, Елизавета Глинка является хорошо известной публичной личностью, вызывающей интерес у публики даже после гибели, в связи с чем абсолютный запрет на использование её изображений противоречит охраняемому законом интересу и смыслу статьи 152.1. ГК РФ, а также тому принципу, что известность физического лица в значительной степени лишает его жизнь приватности.

Это решение суда впоследствии было оставлено в силе судом апелляционной инстанции и Судом по интеллектуальным правам. Судьей Верховного Суда РФ в передаче дела на рассмотрение в коллегию судей было отказано.

Регистрацию товарного знака суд признал злоупотреблением правом, в силу пп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ, что является основанием для Роспатента признать недействительным предоставления товарному знаку правовой охраны. Таким образом, это решение стало редким, но хорошим примером успешной защиты от иска о нарушении исключительных прав со ссылкой на ст. 10 ГК РФ.

Юридическая фирма INTELLECT помогала Международной общественной организации «Справедливая помощь Доктора Лизы» на условиях pro bono.

Источник: журнал «Российский адвокат» (№3/2022)

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

[1] Гражданское право. Т. III. Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы: учебник / проф. В.А.Белов — М.: Издательство Юрайт, 2012 г., c. 801.

интеллектуальная собственность, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности