Мы в соцсетях
print

Дискриминация по профессиональному признаку?

Проект закона запрещает совмещать деятельность медиатора с адвокатской.

Минюст России подготовил проект Закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации» (далее – законопроект), который был представлен для изучения и составления заключений членам профессионального сообщества медиаторов.

Законопроект направлен на создание правовых условий для применения в России процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица – медиатора (процедуры медиации), формирования этики делового оборота и гармонизации социальных отношений. Это следует из п. 1 ст. 1 документа.

Напомню, что в РФ в настоящее время действует Федеральный закон от 27 июля 2010 г. №193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Внесены соответствующие изменения в ГК РФ (ст. 202), ГПК РФ (ст. 69, 150, 169 и 172), АПК РФ (ст. 56, 135, гл. 15, ст. 190, 191) и КАС РФ. Таким образом, правовые условия для организации и проведения процедуры медиации в России уже созданы и применяются на практике.

В связи с этим возникает справедливый вопрос: коль скоро нормативная база для медиации в стране есть, какую цель преследуют авторы нового законопроекта? Законодательно предлагается закрепить статус так называемых судебных примирителей. В свое время Верховный Суд РФ Постановлением от 31 октября 2019 г. №41 утвердил Регламент проведения судебного примирения, где впервые были сформулированы требования к судебным примирителям.

Судебный примиритель – это судья, пребывающий в отставке и включенный в список судебных примирителей, утверждаемый Пленумом Верховного Суда. Но поскольку акты Пленума ВС не могут являться полноценной нормативной базой деятельности для судебных примирителей, полагаю, возникла идея подготовить новый законопроект, официально закрепляющий их статус. Таким образом, должен появиться государственный медиатор, фактически призванный способствовать урегулированию споров, рассматриваемых в том суде, за которым закреплен соответствующий судебный примиритель.

На этом фоне желание авторов законопроекта узаконить запрет совмещения адвокатской деятельности с деятельностью медиатора вполне понятно.

В то же время пока неясна причина запрета совмещения деятельности нотариуса с деятельностью медиатора, так как по природе профессии нотариусы призывают стороны к примирению, особенно тогда, когда речь идет о заключении брачного договора, уплате алиментов и т.п. Возможно, это связано с тем, что медиативное соглашение, удостоверенное нотариусом, приобретает силу исполнительного листа – т.е. может быть исполнено принудительно. Поэтому во избежание злоупотреблений в этой сфере авторы законопроекта предложили радикальную меру для нотариусов – запрет совмещения нотариальной деятельности с деятельностью профессионального посредника по урегулированию споров во внесудебном порядке.

В соответствии п. 2 ст. 7 КПЭА предупреждение судебных споров является составной частью оказываемой адвокатом юридической помощи, поэтому адвокат должен заботиться об устранении всего, что препятствует заключению мирового соглашения. В связи с этим непонятна идея законодателя запретить совмещение указанных видов деятельности. В том случае, когда конфликтующие лица обращаются к адвокату с просьбой помочь в урегулировании конфликта, адвокат вполне может выступать посредником в споре, не представляя при этом интересы ни одной из конфликтующих сторон, сохраняя беспристрастность и добросовестность.

Например, мне приходилось участвовать в урегулировании спора в качестве медиатора (посредника) между конфликтующими сторонами. Организация помощи в проведении переговоров была результативной: стороны при моем посредничестве приходили к медиативному соглашению, на базе которого судом (если спор был в суде) далее утверждалось мировое соглашение. Даже если стороны выходили из процедуры медиации, то не по причине моей заинтересованности в пользу какой-либо из сторон. Поэтому я негативно оцениваю предлагаемый законопроект как вводящий ограничение по профессиональному признаку.

Полагаю, что запрет совмещения деятельности медиатора с адвокатской фактически подрывает один из фундаментальных принципов медиации – беспристрастность. По сути, это дискриминация по признаку отношения к определенному виду профессии.

Источник: авторская колонка Дмитрия Загайнова, INTELLECT, в «Адвокатской газете»

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

коммерческие споры, уголовное право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности