Мы в соцсетях
print

За лекцию – статья

16 марта Госдума в третьем чтении утвердила поправки в закон «Об образовании», ограничивающий просветительскую деятельность в России.

Законопроект, предлагающий ограничивать просветительскую деятельность, практически полностью лишен какой бы то ни было конкретики.

22.03.2021 | УралБизнесКонсалтинг

Формально закон запрещает использование просветительской деятельности для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов, а также для побуждения к действиям, противоречащим Конституции Российской Федерации.

Но чем обернется применение этого законопроекта на практике, пока доподлинно неизвестно: решение носит самый общий характер и должно быть разъяснено постановлениями правительства.

Пока же у наблюдателей складывается впечатление, что применение закона может запретить любую просветительскую деятельность в стране. Именно против такого использования была составлена петиция, которую подписали более 230 тыс. человек, в том числе президиум Российской академии наук и большинство известных российских ученых и популяризаторов науки.

Для того чтобы разобраться в последствиях принятия нового законопроекта, УрБК попросил юристов дать ему оценку с точки зрения нормотворчества и правоприменения.

Просветительская деятельность

Первое, на что обратили внимание юристы, это крайне широкое толкование самого понятия «просветительская деятельность».

«Огромный вопрос вызывает сама актуальность принятия закона в этой сфере, а также уровень его юридической техники. Он, по моему мнению, не отвечает принципам ясности и однозначности, предъявляемым к нормам права. В частности, определение, которое закон дает просветительской деятельности, настолько широко, что под него могут быть подведены отношения внутри семьи, обсуждения внутри коллектива, рассказ экскурсовода и даже публикация рецептов. Ведь все это — распространение знаний, опыта, формирование умений, навыков в целях интеллектуального, творческого и профессионального развития человека», — считает партнер юридического бюро Veritas Роман Лукичев.

Наш комментарий:

Михаил Хохолков, INTELLECT, специально для ИАА «УралБизнесКонсалтинг»:

Просветительская деятельность, по сути, — это распространение информации вне образовательных программ, с помощью которой человек может узнать что-то новое.

«Просветительская деятельность, по сути, — это распространение информации вне образовательных программ, с помощью которой человек может узнать что-то новое. Под это понятие подходит любая блогерская деятельность — как профессиональная, так и любительская, любые обучающие видеоролики, «лайфхаки» и так далее», — отмечает ведущий юрист INTELLECT Михаил Хохолков.

«Под действие закона попадает любое лицо (юридическое или физическое), которое занимается распространением знаний, опыта, формированием умений, навыков, ценностных установок, компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов. Поэтому, безусловно, под действие закона попадут и ролики в Интернете, и лекции, и семинары. Пожалуй, есть единственное исключение, которое позволит избежать новых правил «распространения» и «формирования». Определение просветительской деятельности содержит оговорку — «деятельность, осуществляемая вне рамок образовательных программ». То есть образовательные учреждения, обучающие по утвержденному учебному плану, могут просвещать так же, как и прежде», — подводит итог управляющий партнер юридического бюро «Принцип» Сергей Герасин.

Роль правительства

При этом законопроект, предлагающий ограничивать такой широкий спектр общественной деятельности, практически полностью лишен какой бы то ни было конкретики. Депутаты фактически просто запретили «просветителям» распространять злокозненную и опасную информацию, но при этом не установили формы контроля над сотнями тысяч или даже миллионами человек, читающими лекции или записывающими познавательные видеоролики, тексты или подкасты в социальных сетях. Как именно будет контролироваться весь этот огромный объем информации, еще только предстоит определить.

«Пока нет соответствующего постановления правительства, в котором как раз и будут определены порядок, условия и формы осуществления просветительской деятельности. Порядок проведения контроля над просвещением вне образовательных программ также будет установлен правительством Российской Федерации. Пока нет даже проекта постановления правительства. Но очень интересно будет ознакомиться с ним», — отмечает Михаил Хохолков.

«Порядок, условия и формы ведения просветительской деятельности, а также контроля за ней устанавливаются не законом, а правительством, что дает исполнительной власти еще больше возможностей для креатива. Сам определил правила поведения, сам и наказал. В настоящий момент ответов на эти вопросы нет», — говорит Роман Лукичев.

Отсутствие конкретики уже сейчас порождает самые разные варианты возможного администрирования просветительской деятельности, включая выдачу разрешений на ролики на YouTube, сертификацию кулинарных курсов и предпросмотр специальной правительственной комиссией «анбоксов» детских игрушек и косметических наборов, так как все это также относится к просветительской деятельности. Какие человеческие ресурсы потребуются для контроля за просветительской деятельностью и как можно расширить для этих нужд штат министерства образования (а очевидно, именно оно должно заниматься этой деятельностью), можно только догадываться.

Ответственность

Еще одна особенность законопроекта — отсутствие ответственности за его нарушение. Закон просто запрещает распространение «неправильной» информации, но не накладывает никаких санкций за его несоблюдение. Можно ожидать, что они также появятся позже в виде отдельных подзаконных актов или распоряжений правительства. Впрочем, нельзя исключать и внесения соответствующих дополнений в Административный или даже Уголовный кодексы.

«Ответственность, по моему мнению, возникнет не столько в случае нарушения закона об образовании, сколько в нарушении порядка распространения запрещенной информации. Ограничения для распространения «запрещенки» гораздо шире, чем установлены для просветительской деятельности. А специальной ответственности за нарушение именно новой статьи 12.2 Закона «Об образовании» пока в КоАП нет. Думаю, скоро все равно будут внесены соответствующие изменения», — полагает Михаил Хохолков.

«Сейчас нет специальных норм, которые бы предусматривали ответственность за нарушения в сфере просветительской деятельности. Но в том, что такая ответственность будет вскоре установлена, сомневаться не приходится», — согласен Сергей Герасин.

Он же предлагает и варианты того, как можно избежать возможной ответственности.

«Во-первых, для этого необходимо вести просветительскую деятельность по образовательным программам. Разумеется, это под силу только образовательным организациям. Во-вторых, думаю, что закон будет применяться выборочно. Ресурсов никакого государства не хватит, чтобы проконтролировать каждый случай «распространения знаний» и «формирование ценностных установок». Поэтому контроль, скорее всего, будет в чувствительных для власти областях. Эти области названы в пояснительной записке — дискредитация государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя. Иными словами, будут преследовать тех людей, которые имеют хоть какое-нибудь отношение к оппозиции, и тех, кто случайно попадется под горячую руку», — считает эксперт.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

медиа

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности