Мы в соцсетях
print

В погоне за агрегаторами

Актуальные законодательные изменения, связанные с регулированием ответственности интернет-агрегаторов.

Роль интернет-агрегаторов в повседневной жизни будет усиливаться, как и стремление государства ввести для них дополнительные обязанности.

17.06.2020 | СФЕРА

Популярность интернет-агрегаторов с каждым годом растет. Однако первоначальная модель работы, где агрегаторы выступают только в качестве информационных посредников, которые не обременены прямыми обязательствами, претерпевает изменения. Юристы отмечают, что в последние несколько лет во многих странах вопрос об ответственности агрегаторов перед потребителями стал довольно острым. Люди склонны ориентироваться на бренд, а не на конечного продавца, поэтому вопрос специального регулирования в этой сфере актуализируется. «Сфера» выяснила, как будет развиваться нормотворчество и почему излишнее регулирование может привести к негативным последствиям.

2018 год стал знаковым для регулирования детальности агрегаторов в России. Суды стали чаще признавать их ответственность за вред, причиненный потребителю – в частности, в делах о ДТП с участием такси. Параллельно был принят закон о расширении ответственности агрегаторов, который ввел понятие владельца агрегатора товаров и услуг, определил критерии, при соблюдении которых на конкретную платформу будут распространяться эти правила. Однако эксперты отмечают, что произошедшие законодательные изменения только установили общие правила.

Существующий закон, например, не учитывает частный случай – маркетплейс, это понятие в тексте отсутствует. Маркеплейс – это платформа электронной коммерции, предоставляющая не только информацию о продукте или услуге третьих лиц, но также позволяющая проводить операции и сделки (например, Amazon). Тогда как к агрегаторам причисляют проекты, которые выступают в качестве информационных посредников между пользователем и продавцом (например, «Яндекс.Маркет»). По мнению юриста адвокатского бюро «Линия права» Софии Синяковой, введение законодателем разграничения этих двух понятий необходимо. Юридическая и функциональная модель маркетплейса обладает своими особенностями, также он выполняет специфические функции, которые не присущи всем агрегаторам, считает специалист. По этой причине для минимизации рисков необходимо регламентировать правовой статус маркетплейса.

Впрочем, не все специалисты разделяют эту точку зрения.

Наш комментарий:

Евгения Ломакина, INTELLECT, специально для информационного юридического портала «Сфера»:

Острой необходимости во введении дополнительного термина «маркетплейс» в какой-либо из законов пока нет.

Цель введения законодательных дефиниций, как отмечает старший юрист INTELLECT, кандидат юридических наук Евгения Ломакина, состоит в определении круга отношений, на которые распространяются соответствующие правила. «Необходимость в появлении новых терминов возникает только тогда, когда есть цель регулирования новых отношений. Термин «агрегатор товаров и услуг», который существует на сегодня в законе «О защите прав потребителей», был введен именно с целью конкретизации ответственности агрегаторов, и он с этой целью вполне справляется. Поэтому острой необходимости во введении дополнительного термина «маркетплейс» в какой-либо из законов пока нет», – поясняет свою позицию Евгения Ломакина.

Бизнес все время рождает новые формы, отмечает управляющий партнер юридической компании «Зарцын и партнеры» Людмила Харитонова. Стремление описать каждую из них может занять существенную часть времени у Государственной Думы. Юрист уверена, что установленная законом ответственность агрегаторов уже является достаточно рабочим механизмом.

«Единственное, что вызывает проблемы на практике – это возможность участвовать в расчетах агрегатора, а также необходимость наличия у него лицензии. Но эти вопросы можно снять разъяснениями со стороны государственных органов, еще один закон тут не нужен», – уверена Людмила Харитонова.

Неоднозначная судебная практика и споры вокруг соглашений

Основной массив споров с участием товарных агрегаторов сосредоточен по двум направлениям, отмечает Людмила Харитонова: акцепт документов и претензии к товару. При этом, по словам специалиста, в первом случае маловероятно, что покупатель или продавец откажутся от факта акцепта, во втором – исключает «пустоту» или возникновение двоякого толкования закон «О защите прав потребителей», если речь идет про агрегатор в сфере B2C (Business to Consumer). Анализируя сегодня судебную практику в этой сфере, специалисты приходят к выводу, что ситуация не требует немедленного вмешательства законодателя.

«На уровне судебной практики уже выработаны общие подходы в контексте ответственности, правовой квалификации и обязанностей агрегаторов. Однако все еще остается много противоречивых аспектов, нуждающихся в уточнении и детальной регламентации. Перед законодателем все еще стоят такие вопросы, как конкретизация круга обязанностей агрегаторов, усиление механизмов защиты потребителей, усиление их ответственности, а также совершенствование механизма регулирования деятельности агрегаторов и их владельцев», – отмечает София Синякова.

Уточнение информационных обязанностей владельца агрегатора, предусмотренных законом «О защите прав потребителей» (пункт 1.2, статья 9), уже привело к росту числа случаев привлечения агрегаторов к административной ответственности по части 1 статьи 14.8 КоАП РФ. Однако чаще суды приходили к выводу, что интернет-посредники в должной мере исполняли обязанности по информированию потребителя. Одновременно приложения такси привлекаются к ответственности за вред, причиненный пассажирам в результате перевозок. С важным условием – если из обстоятельств дела следовало, что договор был заключен агрегатором от своего имени. Ключевой в этом вопросе стала позиция Верховного Суда РФ, которая была сформулирована в деле Такси «Престиж».

Как отмечает Евгения Ломакина, суды, рассматривая дела по этим двум направлениям столкнулись с важным вопросом: был ли потребитель достаточным образом проинформирован о том, кто фактически оказывает ему услугу – агрегатор или третье лицо?

«Суды совершенно по-разному подходили к его решению. С одной стороны, очевидно, что сам по себе текст пользовательского соглашения, однозначно указывающий на ограничение ответственности агрегатора, ещё недостаточен для реального исключения такой ответственности. Необходимо, чтобы потребитель действительно располагал информацией о реальном продавце и понимал, что договор он заключает именно с этим продавцом (исполнителем), а не с агрегатором. Однако единый подход к тому, как следует оценивать достаточность такой информации, в практике судов пока не сложился», – отмечает Евгения Ломакина.

Юрист приводит в пример два дела с участием агрегатора «Яндекс.Такси», в которых суды по-разному оценивали одни и те же обстоятельства:

  • Дело о причинении вреда в результате ДТП. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда учла в своем апелляционном определении, что агрегатор распространял рекламу об оказании услуг такси, а на автомобили были нанесены его логотипы. В ходе процесса обратили внимание, что клиент также получал SMS-сообщения от имени «Яндекс.Такси», где указывалась цена обслуживания, а также оповещения о прибытии автомобиля. В результате суд пришёл к выводу, что договор с клиентом был заключен агрегатором от собственного имени (Апелляционное определение СК по гражданским делам Мосгорсуда от 04 апреля 2019 года по делу №33-4939/2019).
  • Дело о привлечении агрегатора к административной ответственности по части 1 статьи 14.8 КоАП РФ. Арбитражный суд принял во внимание, что при совершении заказа в мобильном приложении «Яндекс.Такси» клиенту была предоставлена информация о фактическом перевозчике (ИП). Было установлено, что наименование партнера-перевозчика было указано в квитанции на оплату услуг такси, а также сведения о нем содержались в прайс-листе. Суд в результате посчитал, что владелец агрегатора довел до сведения потребителя информацию, предусмотренную статьей 9 закона «О защите прав потребителей» (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2019 года №09АП-40861/19).

Выработка единого подхода к понятию достаточного информирования потребителей о продавце товара (исполнителе услуги), отмечает Евгения Ломакина, станет в ближайшее время важной задачей практики. По мнению эксперта, этот вопрос невозможно решить только с помощью детализации пользовательского соглашения, поскольку в спорных ситуациях могут быть приняты во внимание все обстоятельства, сопутствующие заключению такого договора.

Впрочем, специалисты советуют агрегаторам в любом случае внимательно работать над содержанием пользовательских соглашений. София Синякова отмечает, что в случае возникновения споров, суды, исходя из их текстов, непосредственно устанавливают обстоятельства. По этой причине, сами агрегаторы должны быть заинтересованы в конкретизации пользовательских соглашений, уверена специалист.

«Для агрегатора чрезвычайно важно надлежащим образом оформить правоотношения с пользователем и детально описать правовой статус, свою роль во взаимоотношениях между потребителем и третьими лицами, размещающими информацию на платформе. В числе прочего агрегатору следует сообщить пользователю об исключительных и авторских правах на объекты интеллектуальной собственности, содержащиеся на платформе, установить правила использования соответствующего контента и предупредить об ответственности за нарушение данных правил. При составлении пользовательского соглашения также необходимо соблюсти все требования законодательства – например, регламентирующие обработку персональных данных и политику конфиденциальности», – отмечает юрист София Синякова.

Работать над пользовательскими соглашениями необходимо с учетом конкретных бизнес-процессов, уверена Людмила Харитонова. Например, анализ функционала и процесса монетизации, по словам юриста, позволяет сделать вывод, насколько детально должны быть проработаны эти документы.

Наряду с пользовательским соглашением, агрегаторы связаны договорными отношениями с поставщиками/продавцами. Унифицировать агентский договор, в частности, силами законодательства между этими двумя сторонами не следует, отмечает София Синякова, в силу наличия большой специфики в деятельности агрегатора. Согласна с тем, что платформы должны быть свободны в выборе договорной модели, и Людмила Харитонова. В качестве аргумента юрист приводит в пример инвестиционные платформы: законодатель за предпринимателя выбрал вид договора, что негативно сказалось на налоговой нагрузке.

«Закон не должен лишать коммерческие отношения гибкости тем более, в такой динамичной сфере, как интернет-торговля. Наполнение же этих правил конкретикой, их дальнейшее толкование – задачи судебной практики. И будет гораздо лучше, если суды сознательно подойдут к разрешению споров в этой сфере, стремясь к единообразному применению правил об агрегаторах в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции», – считает Евгения Ломакина.

Налоговый статус и новая роль агрегаторов

Действующее гражданско-правовое регулирование отношений с участием агрегаторов юристы признают вполне достаточным, отмечая, что введение дополнительных норм в этой сфере было бы избыточным. В то же время в некоторых вопросах (таких, как налогообложение) статус информационных посредников, по мнению Евгении Ломакиной, вероятнее всего, будет меняться, и не без участия законодателя.

«Например, в рамках ЕС уже приняты соответствующие правила в целях возложения на владельцев агрегаторов обязанности по уплате НДС по некоторым операциям, совершаемым на интернет-площадках (так называемый VAT e-commerce package). В России интернет-агрегаторы привлекаются к взиманию налога на профессиональный доход налога для самозанятых (пока в режиме эксперимента). Ранее также обсуждалась возможность возложения на владельцев агрегаторов роли налоговых агентов в отношениях с самозанятыми гражданами. Вполне возможно, что в скором времени мы увидим изменения налогового законодательства в этой сфере», – предполагает Евгения Ломакина.

Факторы, которые, по оценкам юристов, окажут влияние на изменение статуса интернет-агрегаторов:

  • государства осознали потенциал агрегаторов с точки зрения администрирования налогов, сбора информации о налогоплательщиках и других публичных функций;
  • потребители нуждаются в защите их интересов, что требует проработки таких аспектов, как ответственность и обязанности агрегаторов перед пользователями;
  • актуальной является защита персональных данных пользователей.

Усиление ответственности маркетплейсов в России, как отмечают специалисты, в целом соответствует общемировому тренду. Одним из важных шагов в этом направлении в России стало рассмотрение в Государственной Думе закона «О внесении изменений в статью 16-1 Закона РФ «О защите прав потребителей», который предусматривает, что владельцы агрегаторов (наряду с продавцами товаров и услуг) будут обязаны принимать платежи с использованием платежной системы «Мир».

«Существует концепция, в соответствии с которой агрегаторы будут выполнять роль налоговых агентов и проверять факт постановки на налоговый учет лиц, вступающих с ними в правоотношения. Однако реализация данной концепции оценивается неоднозначно, поскольку может привести к существенному снижению числа пользователей платформ агрегаторов. Положение агрегаторов будет меняться в сторону возложения на них дополнительных обязанностей и ограничений, так как происходит расширение сфер коммерции, в которых агрегаторы осуществляют деятельность (например, торговля товарами, такси, подбор туров, гостиниц, билетов). Осуществление их деятельности в сферах, обладающих спецификой, нуждается в тщательной регламентации, прежде всего, в части круга обязанностей и ответственности», – считает София Синякова.

Сегодня в разработке находятся сразу несколько законодательных инициатив, которые напрямую касаются деятельности интернет-агрегаторов. Ассоциация компаний интернет-торговли в очередной раз выступила с предложением легализовать онлайн-торговлю алкоголем, одна из целей которого – борьба с незаконными продажами в интернете. Параллельно на рассмотрении Госдумы находится законопроект «О государственном регулировании деятельности по перевозке легковыми такси и деятельности служб заказа легкового такси и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». С декабря прошлого года работа над этим законопроектом «заморозилась». Однако, как отмечает София Синякова, проблема с отсутствием детального правового разграничения ответственности агрегаторов такси и третьих лиц уже назрела: пользователи зачастую сталкиваются с трудностями при взыскании ущерба с индивидуальных предпринимателей-владельцев такси. Защитить права пассажиров авторы законопроекта №864881-7 предлагают такими мерами как введение солидарной ответственности агрегаторов за действия ИП и самозанятых, а также созданием реестра агрегаторов. Компании «Везет», Gett, Ситимобил и «Яндекс.Такси» в общем заявлении, которое опубликовал ТАСС, отметили, что законопроект в целом учитывает особенности российского рынка такси. Однако агрегаторы опасаются, что неоправданное ограничение числа разрешений такси или завышенные требования для водителей могут спровоцировать уход части рынка в серую зону.

«Такси и деятельность агрегаторов в этой части очень тонкая материя. Все осложняется государственным регулированием в этой сфере, а также значимостью этой части отношений. Некачественные услуги такси как минимум могут привести нанесению вреда здоровью пассажира, а как максимум – к угрозе жизни. Но пока идеального варианта не найдено. Приравнять агрегатора к таксопарку, переложив на него функции контроля наличия у таксиста лицензии, – неверно. В этой части важно найти золотую середину, которая даст уверенность в качестве услуг потребителю и оставит агрегатору место для развития», – отмечает Людмила Харитонова.

Роль интернет-агрегаторов в повседневной жизни общества будет усиливаться, как и стремление государства ввести для них дополнительные обязанности и ограничения. Статус агрегаторов в связи с этим продолжит меняться. Установить баланс, по мнению экспертов, возможно с помощью единообразия судебной практики и анализа бизнес-процессов. Тем, кто стремится заглянуть в будущее онлайн-коммерции в этой части, юристы советуют обратить внимание на развитие инвестиционных платформ.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право, медиа, персональные данные, юруслуги IT-компаниям

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности