Мы в соцсетях
print

Размер требования неважен

Верховный Суд защитил право истца увеличить размер исковых требований к ответчикам в лице поручителей заемщика.

ВС РФ: Нижестоящие суды не учли факта предъявления иска в суд кредитором в лице банка до истечения срока поручительства по указанным обязательствам.

25.06.2020 | Адвокатская газета | Зинаида Павлова

Как пояснил Суд, факт предъявления иска к поручителям до окончания срока действия заключенных с ними договоров поручительства должен быть определяющим при разрешении вопроса о прекращении поручительства. По мнению ряда экспертов «АГ», выводы Верховного Суда согласуются с более ранними разъяснениями высших судебных инстанций, при этом одна из экспертов указала на неоднородность сложившейся судебной практики по этому вопросу.

9 июня Верховный Суд РФ вынес Определение №305-ЭС19-23183 по спору о взыскании кредитной задолженности с юрлиц – поручителей физлица.

Поручителями заемщика стали 24 организации

В 2011 г. АО АКБ «РСБ 24» заключило с Кириллом Подольским кредитный договор, по условиям которого банк предоставил заемщику 10 млн долл. США на срок до 1 октября 2016 г. под 10% годовых. Поручителями по вышеуказанному договору выступили свыше 20 российских и иностранных компаний. Исполнение обязательств заемщика по кредитному договору также обеспечивалось договорами о залоге акций и векселей, заключенными банком с поручителями в лице ООО «Букбилет», РУС Е-ТИКЕТС СА (RUS E-TICKETS SA), VALARS MANAGEMENT LTD, соответственно.

Поскольку Кирилл Подольский и его поручители не погасили задолженность перед банком, последний обратился с соответствующим иском в Арбитражный суд г. Москвы. Впоследствии в ходе судебного процесса произошла процессуальная замена истца на его правопреемника в лице общества «ГалсПрофи», которое затем увеличило размер исковых требований до 11,7 млн долл.

Суды трех инстанций удовлетворили иск частично – в размере первоначально заявленных банком требований

Суды трех инстанций удовлетворили иск частично, солидарно взыскав с поручителей 550 тыс. руб. основного долга и 100 руб. неустойки. Кроме того, суды распорядились о взыскании заложенных акций компании VALARS HOLDING LIMITED путем их продажи с публичных торгов с установлением начальной продажной цены в 5,9 млн долларов. Таким образом, суды удовлетворили первоначальный иск и отказали в удовлетворении увеличенных исковых требований ввиду истечения по ним срока действия договоров поручительства, выданных до 1 октября 2016 г. При этом они пояснили, что истец не был лишен возможности увеличить исковые требования после принятия иска к производству, но до истечения срока поручительства, однако не сделал этого. Соответственно, подача иска на минимальную сумму с последующим ее многократным увеличением не может быть признана добросовестной.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «ГалсПрофи» сослалось на неправильное применение судами положений ст. 49 АПК РФ, поскольку увеличение исковых требований не является предъявлением нового самостоятельного требования или изменением предъявленного. По мнению заявителя, нижестоящие инстанции не выяснили существенные юридически значимые обстоятельства, в частности, проигнорировали правоотношения истца и иных поручителей, срок поручительства которых не истек.

Сначала судья Верховного Суда отказался передавать дело на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, однако после определения заместителя председателя Суда Олега Свириденко кассационная жалоба заявителя была передана на рассмотрение вышеуказанной Коллегии.

ВС не согласился с нижестоящими судами

После изучения материалов дела №А40-117494/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в рассматриваемом деле истечение срока поручительства на дату увеличения исковых требований явилось основанием для вывода нижестоящих судов о прекращении поручительства и, как следствие, для отказа в этой части исковых требований.

Со ссылкой на п. 33 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. №42 высшая судебная инстанция отметила, что нижестоящие суды обоснованно указали, что срок поручительства является пресекательным и устанавливает временные пределы для реализации кредитором принадлежащего ему права обращения с соответствующим требованием к поручителю, который не подлежит восстановлению или продлению. Однако они не учли факта предъявления иска в суд кредитором в лице банка до истечения срока поручительства по указанным обязательствам.

«В соответствии с ч. 6 ст. 367 Гражданского кодекса поручительство прекращается не только по истечении указанного в договоре поручительства срока. Указанная норма содержит положение о том, что поручительство прекращается также при отсутствии в договоре условия о сроке в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства, если кредитор не предъявит иск к поручителю, а если срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства», – отмечено в определении.

Как пояснил Суд, из приведенной нормы следует, что юридически значимым при определении оснований для прекращения поручительства является установление действий кредитора по реализации своих прав на предъявление иска к поручителю в суд до истечения срока поручительства или указанных в этой норме периодов (года или два года) со дня определенных в ней обстоятельств в случаях отсутствия в договоре условия о сроке поручительства. Факт же обращения в суд к поручителям до окончания срока действия заключенных с ними договоров поручительства (независимо от суммы имеющихся на дату предъявления иска имущественных претензий) согласно ст. 367 ГК РФ должен быть определяющим при разрешении вопроса о прекращении поручительства в рассматриваемом споре.

«Предъявление иска к поручителю на часть имеющегося к нему денежного требования является правом кредитора, который реализует его своей волей и в своем интересе (ст. 2 ГК), как и последующее увеличение исковых требований на основании ч. 1 ст. 49 АПК РФ с соблюдением процессуальных требований об уплате государственной пошлины при увеличении исковых требований. Поскольку истец воспользовался имеющимся у него процессуальным правом на увеличение исковых требований, его поведение нельзя признать недобросовестным и отказать в защите нарушенного права при обращении в суд», – подчеркнул Верховный Суд.

Он добавил, что нижестоящие суды, отказав во взыскании заявителю, указали на право последнего обратиться с другим иском к поручителям, срок поручительства у которых не истек. При этом исковое требование было заявлено также к поручителям в лице ООО «Букбилет», «Грэйнвелл Трейдинг», компании СТАНГЛЕР ЛТД (STANGLER LTD), сроки поручительства которых истекают 1 октября 2019 г. Мотивы для отказа в иске к вышеуказанным поручителям нельзя признать законными и обоснованными в силу отсутствия таковых. В этой связи Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры» Бронислав Садиков полагает, что от ответа на вопрос о том, что же именно считать предъявлением иска кредитором к поручителю, будет зависеть вывод суда об истечении или неистечении срока поручительства. По словам эксперта, ВС РФ фактически сформировал правовую позицию о том, что под надлежащим предъявлением кредитором иска в суд к поручителю следует понимать предъявление иска вне зависимости от размера первоначально предъявленных по такому иску требований. Увеличение размера исковых требований в ходе рассмотрения спора до полной суммы поручительства не влияет на факт своевременного предъявления иска. «Такая позиция согласуется с позицией о том, что увеличение размера требований не влияет на существо требования (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г. №13)», – отметил он.

По мнению адвоката, в отличие от простого увеличения размера исковых требований (без изменения предмета или основания иска), более интересным и тонким вопросом является установление соблюдения кредитором срока предъявления к поручителю иска в том случае, когда договор поручительства в качестве основания иска кредитором не указан, но в ходе рассмотрения дела уже по истечении срока поручительства истец меняет основание иска, указывая в его качестве договор поручительства. «В данной ситуации логика рассуждений должна быть аналогичной примененной Коллегией в рассматриваемом деле, ведь п. 6 ст. 367 ГК РФ упоминает лишь о предъявлении иска к поручителю (без обязательного указания в качестве основания иска договора поручительства), тогда как предусмотренная п. 1 ст. 49 АПК РФ возможность изменения основания иска без изменения его предмета является процессуальным правом истца (как и право на увеличение размера исковых требований), реализация которого не влияет на момент предъявления самого иска», – убежден Бронислав Садиков.

Таким образом, он резюмировал, что и в ситуации изменения основания иска днем предъявления иска в целях разрешения вопроса о соблюдении кредитором предусмотренных п. 6 ст. 367 ГК РФ сроков следует считать день первоначального обращения кредитора в суд с иском к поручителю безотносительно последующего изменения кредитором основания иска.

Младший юрист You & Partners Виктория Туголукова пояснила, что ответ на вопрос, является ли существенное увеличение суммы исковых требований к поручителям через полтора года после начала процесса и после истечения срока поручительств злоупотреблением правом, зависит от ответа на вопрос, прекратилось ли в данном случае поручительство. «Прекращение поручительства регулируется ст. 367 ГК РФ. В данном случае суд применял п. 6 данной статьи, согласно которой, если срок поручительства не установлен, то оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения, обеспеченного поручительством обязательства, не предъявит иск к поручителю. Таким образом, исходя из данной нормы, если иск был предъявлен к поручителю, как это было в рассматриваемом деле, то поручительство не прекращено. Более того, данная норма не содержит условие о том, что исковые требования должны быть заявлены в полном объеме. Также право увеличивать исковые требования предусмотрено ст. 49 АПК РФ. Таким образом, в рассматриваемом случае отсутствует злоупотребление правом, так как поручительство не прекратилось», – пояснила она.

Виктория Туголукова отметила, что подобная ситуация создает неопределенность для поручителя, так как ограничение в размере требования не установлено. В рассматриваемом ситуации банк как профессиональный участник обладает всеми возможностями заявить требования в полном объеме при подаче иска. «Похожие вопросы в отношении прекращения поручительства рассматривались ранее в судебной практике. Например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 октябре 2013 г. № 5737/13 описана ситуация, когда кредитором в пределах срока действия поручительства подан иск на всю предусмотренную условиями поручительства сумму, а в Определении ВС РФ от 22 ноября 2018 г. №305-ЭС18-11396 рассматривался вопрос о том, можно ли считать срок предъявления требования к поручителю соблюденным, если такие требования заявлялись в суд неоднократно», – отметила юрист.

Наш комментарий:

Александр Латыев, INTELLECT, специально для «Адвокатской газеты»:

Довольно спорно, что из сугубо процессуального вопроса о правовой квалификации изменения размера исковых требований делаются материально-правовые выводы.

Партнер юридической фирмы INTELLECT Александр Латыев указал на последовательность права относительного того, что увеличение суммы иска не рассматривается как изменение иска и, соответственно, не учитывается при определении того, истекли ли сроки по предъявленным требованиям или нет. «Это можно наблюдать не только в вопросе о применении срока действия поручительства, но и, например, в вопросе о применении исковой давности. Так, п. 14 Постановления Пленума ВС №43 от 29 сентября 2015 г. об исковой давности указывает, что увеличение суммы иска не влияет на то, что исковая давность перестает течь с момента изначального предъявления иска на меньшую сумму. Несмотря на то что, как и в рассматриваемом определении написано, срок действия поручительства принципиально отличается от исковой давности, тем не менее оба они являются сроками, и при применении их обоих возникают одни и те же вопросы, на которые наше право дает одинаковые ответы: главное, чтобы в течение срока было заявлено требование, а вот в каком размере – уже неважно», – подчеркнул он.

Эксперт отметил, что другой вопрос – насколько правильно это единообразное решение. «Вообще, довольно спорно, что из сугубо процессуального вопроса о правовой квалификации изменения размера исковых требований делаются материально-правовые выводы. Не следует ли из того, что изначально заявлена меньшая сумма, выводить то, что от остальной части своих требований кредитор отказался? Хотя и такое решение, конечно, было бы тоже слишком категоричным и резким, – предостерег Александр Латыев. – Как бы то ни было, факт остается фактом: наше право исходит из того, что размер требования неважен, важен сам факт его заявления».

По его мнению, это закономерно влечет некоторые злоупотребления, но чаще всего они связаны с ущербом самому государству: заявляя сначала меньшие требования, а затем увеличивая их, истец экономит на госпошлине, которую ему нужно было бы заплатить при предъявлении иска, а затем при увеличении суммы требований доплата от него уже не требуется – сумма госпошлины будет взыскана уже в решении суда по существу. Тем не менее, нарушение интересов государства вряд ли может служить основанием для отказа в удовлетворении требований к ответчику, полагает эксперт.

«Права ответчика при таком увеличении суммы иска могут быть нарушены, например, при рассмотрении дела в общей юрисдикции, где сумма иска является разграничительной чертой между подсудностью дел мировым судьям или районному суду: здесь действительно истец за счет заявления заниженной суммы требований может направить дело мировому судье, который после увеличения суммы иска не должен будет передавать дело в районный суд, что нарушит конституционное право ответчика на рассмотрение его дела тем судом и тем судьей, который определен законом. В арбитражных судах, например, такой вопрос мог бы возникнуть при первоначальном предъявлении иска в порядке упрощенного производства, но здесь вышеуказанное постановление Пленума указывает, что увеличение суммы иска влечет переход к рассмотрению дела по общим правилам искового разбирательства», – подытожил Александр Латыев.

Юрист юридической фирмы «Алимирзоев и Трофимов» Алена Косина пояснила, что истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований в любой момент до принятия судебного акта по существу спора, т.е. до удаления суда в совещательную комнату: «Иное толкование привело бы к ущемлению прав истца и ограничению принципа диспозитивности гражданского судопроизводства».

Эксперт добавила, что в судебной практике встречаются случаи, когда суды отказывают в удовлетворении ходатайств истцов об увеличении исковых требований, ссылаясь на злоупотребление ими процессуальными правами в целях уклонения от уплаты государственной пошлины в установленном размере при подаче иска (в частности, определение ВС РФ от 2 декабря 2016 г. №305-ЭС16-16216 по делу №А40-172062/2015).

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов назвал подход ВС системообразующим в судебной практике по взысканию по договорам поручительства, который подтверждает ранее изложенные подходы высших судебных инстанций. «В частности, для удовлетворения иска к поручителям должны соблюдаться два момента. Во-первых, это обращение в суд к поручителям до окончания срока действия заключенных с ними договоров поручительства, независимо от суммы имеющихся на дату предъявления иска имущественных претензий. Во-вторых, заявление об увеличении требований в порядке ст. 49 АПК РФ должно быть сделано до вынесения итогового судебного акта по делу. Иной бы подход означал умаление прав кредитора на справедливую судебную защиту», – отметил он.

Адвокат, партнер Международного центра защиты прав Globallaw Андрей Саунин отметил, что в последнее время судебную практику лихорадит настолько, что правовая определенность только снится судебным адвокатам. «Так и в этом случае, хотя право любит активных, как раз активность суды трех инстанций вменили истцу в вину, – полагает он. – В рассматриваемом же случае решение ВС РФ является последовательным и дает нам некую правовую определенность».

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банковское право, защита банков, коллекторские услуги, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
8 (800) 555-67-05

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности