Мы в соцсетях
print

Посмертный должник

Уральский банк Сбербанка России готов продолжить процедуру взыскания долгов со своего умершего клиента из Верхней Салды.

04.02.2020 | УралБизнесКонсалтинг

После того, как суд отказал кредитной организации в требованиях к родственникам покойного должника, кредитно-финансовая организация оставила за собой право обратить взыскание на долю в квартире умершего, где сейчас проживают его родные.

Как пояснили эксперты — юристы, опрошенные ИАА «УралБизнесКонсалтинг», Сбербанк пытается создать прецедент и выработать новый механизм взыскания средств из имущества умерших должников. До последнего времени смерть и банкротство были для россиян одними из немногих способов избавить от долгов себя и своих близких: если наследники не вступали в наследство умершего должника, то они освобождались и от выплат по его кредитам. Сейчас Сбербанк пытается изменить эту систему.

По данным пресс-службы Свердловского облсуда, в 2014 году мужчина взял кредит в Сбербанке РФ на сумму 272 тыс. руб., а в 2015 году он скончался. В 2019 году банк обратился в Верхнесалдинский районный суд с иском к наследникам своего клиента о взыскании задолженности по кредитному договору. При этом Сбербанк просил взыскать с вдовы и детей умершего долг в размере 354 тыс. 819 руб., скопившийся с 2015 по 2019 год, а также возмещение расходов по уплате госпошлины — 6 тыс. 748 руб. При этом суд первой инстанции, а именно Верхнесалдинский районный суд, исковые требования банка удовлетворил. Однако это решение было обжаловано дочерью должника в Свердловском областном суде, где выяснилось, что ближайшие родственники не приняли наследство должника, а следовательно, и не должны отвечать по его долгам. В итоге Свердловский облсуд отказал ПАО «Сбербанк России» во взыскании задолженности по кредиту с родственников умершего клиента.

Как пояснили УрБК в пресс-службе Уральского банка Сбербанка, в своем исковом заявлении кредитная организация исходила из того, что наследственное имущество скончавшегося должника в виде транспортного средства и 1/5 доли в праве собственности на квартиру стоит не меньше размера задолженности заемщика.

«В жилом помещении, 1/5 которого принадлежала заемщику, он проживал вместе с предполагаемыми наследниками, которые также владеют долями собственности в этой квартире и продолжают в ней проживать. При этом, согласно п. 36 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу. В связи с тем, что ответчики проживают в помещении, 1/5 которого принадлежит умершему заемщику, пользуются этим имуществом, поддерживают его в надлежащем состоянии, они тем самым совершили действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства», — подчеркнули в официальном комментарии представители Уральского банка Сбербанка РФ.

При этом в кредитно-финансовой организации не согласны с доводами вышестоящей судебной инстанции в лице Свердловского облсуда, отказавшего Сбербанку в исковом заявлении. «Из этого следует фактическое признание наследственного имущества выморочным, что означает переход права собственности на долю в квартире и транспортное средство в муниципальную/государственную собственность. В настоящее время банк имеет право обратиться в суд с исковым заявлением к ТУ Росимущества/администрации города по месту нахождения квартиры о взыскании задолженности по кредитному договору в пределах стоимости выморочного имущества», — уточнили в пресс-службе Уральского банка Сбербанка России.

Между тем, по мнению юристов, в данной истории много разных юридических нюансов и подтекстов.

Наш комментарий:

Роман Речкин, INTELLECT, специально для ИАА «УралБизнесКонсалтинг»:

C точки зрения закона наследники могут принять наследство, а могут не принимать, это их выбор. И, если они не приняли наследство, точнее — отказались его принимать, они, соответственно, не получают ни имущество из наследственной массы, ни обязательства наследодателя.

«Не совсем понятно, почему суд первой инстанции удовлетворил иск банка о взыскании долга с наследников, поскольку ситуация выглядит очевидной: наследники наследство не приняли, значит по долгам наследодателя они не отвечают. То есть в данном случае апелляционный суд вынес абсолютно правильное решение, поскольку с точки зрения закона наследники могут принять наследство, а могут не принимать, это их выбор. И, если они не приняли наследство, точнее — отказались его принимать, они, соответственно, не получают ни имущество из наследственной массы, ни обязательства наследодателя. В этой ситуации наследники свои права защитили, и, поскольку решение суда вступило в силу, требовать что-либо с них Сбербанк теперь не может», — пояснил в комментарии УрБК старший партнер юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин.

Управляющий партнер компании «ЭНСО» Алексей Головченко считает, что в данном случае могут быть две разные ситуации: когда квартира была в залоге или не являлась залогом по кредиту.

«В случае если данное имущество было в залоге у банка, а заемщик впоследствии умер, то кредитная организация, конечно же, имеет право эту долю в квартире забрать даже без наследников. Вторая ситуация — когда человек умер, а его доля в квартире не была в залоге. В этом случае имущество считается выморочным, то есть государство себе его забирает. Но банк говорит: подождите, вы (государство — прим. ред.) забрали квартиру себе, а человек нам был должен (скорее всего, именно об этом идет речь). Поэтому Сбербанк считает, что он имеет право на то, чтобы забрать у государства эту долю выморочного имущества. В свою очередь, муниципалитет может утверждать, что изначально объект недвижимости не находился в залоге у банка, и, соответственно, кредитная организация не имеет право на него претендовать. Поэтому в этом деле много юридических нюансов», — уточнил Алексей Головченко.

С другой стороны, по словам экспертов, у банка сохраняется право «подачи правильного иска» к лицу, которое в итоге получило данное имущество, при этом по закону оно считается выморочным.

«Выморочное имущество — это не значит ничье, в данном случае это значит, что жилые помещения и иная недвижимость переходят в собственность муниципалитета, а иное имущество — в собственность Российской Федерации. И поскольку недвижимое имущество умершего должника переходит к муниципалитету, то к нему — к муниципалитету — переходят и все обязательства в размере стоимости этого наследственного имущества. Здесь никакой принципиальной разницы с обычным наследованием нет. Соответственно, теперь банк может предъявить иск к муниципалитету, и процесс будет рассматриваться уже, скорее всего, в арбитражном суде», — подчеркнул екатеринбургский юрист Роман Речкин.

Эксперт считает, что данная ситуация, когда наследники вправе принять или не принять наследство, прямо прописана в Гражданском кодексе в правилах о наследовании, «причем такие нормы закона существуют еще с советских времен, они не вчера установлены».

«Причем обязанность наследников нести ответственность по долгам наследодателя также всегда была привязана к принятию наследства, и здесь не надо выдумывать ничего нового, все урегулировано законом. Просто это не обычное наследование, когда наследство принимают наследники и закон прямо указывает, что они отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним имущества. В данном случае наследников нет (они от принятия наследства отказались) и муниципалитет (или РФ) получают имущество в силу закона. Формально в отношении наследования выморочного имущества Гражданский кодекс РФ не устанавливает прямо правил об ответственности муниципалитета по долгам наследодателя, но, поскольку это все равно наследование, хоть и наследование по закону, получатель имущества также несет ответственность по долгам наследодателя. При ином подходе невозможно объяснить, почему муниципалитет имущество наследодателя получает, а по долгам ответственности не несет, это нарушение баланса интересов», — пояснил УрБК Роман Речкин.

Хотя в целом, по мнению опрошенных экспертов, «с юридической точки зрения банк вполне имеет право претендовать на это имущество». Как отмечают юристы, именно в таких спорных ситуациях суды, как показывает отечественная практика, часто встают на сторону крупных федеральных банков. Тем более что в данном случае речь идет о самом крупном банке с госучастием.

«Нужно понимать, что спор идет не между простыми субъектами. Учитывая тот факт, что Сбербанк — самый крупный российский банк, вероятно, с его уровнем лоббизма он дойдет до самого Верховного суда и там создаст формальную практику, некий прецедент, для того чтобы потом «по зеленой» проходить все нижестоящие инстанции. Потому что у него, видимо, таких случаев много возникает, и фактически ему нужно «проторить дорогу», чтобы выработать определенный механизм прохождения данной судебной процедуры через вышестоящую инстанцию. И скорее всего, Сбербанк это сделает и в итоге сформирует новую практику», — подчеркнул в комментарии УрБК управляющий партнер компании «ЭНСО» Алексей Головченко.

«После апелляции Сбербанк вправе предъявлять иски только к лицам, которые получили это выморочное имущество, то есть к муниципалитету и/или Российской Федерации. И вероятность того, что этот иск будет удовлетворен и кредитная организация все-таки получит как минимум часть задолженности по кредиту, очень высока», — считает Роман Речкин.

Напомним, что, согласно нормам действующего законодательства, выморочное имущество — это категория наследуемого имущества, на которое в силу определенных обстоятельств не могут претендовать (или отказываются от получения) наследники умершего. И это, по словам опрошенных юристов, достаточно частое явление в современной российской действительности, которое, по сути, не освобождает от кредитных обязательств ближайших родственников, даже умерших.

Как выяснил УрБК, в случае создания судебного прецедента и выработки нового механизма прохождения судов нижестоящих инстанций с помощью Верховного суда у Сбербанка появятся новые рычаги для возмещения кредитных задолженностей с наследников (в том числе государства и муниципалитетов) и урегулирования таких спорных имущественных ситуаций.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

банковское право, наследственное право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
8 (800) 555-67-05

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности