Мы в соцсетях

RU   EN



print

Мировое соглашение = брачный договор?

Верховный Суд РФ приравнял мировое соглашение супругов о разделе имущества к брачному договору в рамках банкротства.

03.10.2018 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

ВС РФ согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, что единственной целью мирового соглашения являлось сокрытие недвижимости от обращения взыскания со стороны кредиторов. Эксперты «АГ» неоднозначно оценили позицию Суда. По мнению одного, ВС исправил ошибку, допущенную кассацией, и его решение соответствует действующему законодательству и судебной практике. Второй эксперт считает, что определением были нарушены имущественные права второго супруга и что мировое соглашение нельзя приравнивать к брачному договору и не учитывать, так как оно утверждается судом и имеет юридическую силу. Третий эксперт пояснила разницу рассмотрения дела по таким спорам в судах общей юрисдикции и арбитражных.

24 сентября Верховный Суд РФ отменил постановление окружного суда, оставив в силе постановление апелляции в споре об исключении земельного участка из конкурсной массы, перешедшего в собственность супруги должника безвозмездно по соглашению о разделе имущества, утвержденному судом общей юрисдикции.

Юрий Тарасов и Римма Шумакова состоят в браке с 1998 г. В 2016 г. в ходе судебного разбирательства они заключили мировое соглашение о разделе совместно нажитого в браке недвижимого имущества, которое было утверждено судом общей юрисдикции. По его условиям в собственность супруги безвозмездно передавались нежилое помещение и земельный участок площадью 88 га.

В мае 2016 г. определением арбитражного суда возбуждено производство по делу о банкротстве в отношении Юрия Тарасова. Должник обратился в суд с заявлением об исключении земельного участка из конкурсной массы, ссылаясь на принадлежность его Римме Шумаковой.

Суд отказал в удовлетворении указанного заявления, его решение поддержала апелляция. При этом они исходили из того, что ранее суд общей юрисдикции фактически утвердил заключенный супругами брачный договор, о котором не знали кредиторы. Тем не менее статус общей совместной собственности супругов на земельный участок не изменился; имущество, находящееся в их собственности, подлежит реализации в процедуре банкротства одного из них.

Впоследствии окружной суд отменил судебные решения нижестоящих инстанций, указав, что вывод судов о заключении супругами брачного договора противоречит существу вступившего в законную силу судебного акта об утверждении мирового соглашения и носит ошибочный характер. Суд также не согласился с выводом о сохранении режима совместной собственности супругов на спорное имущество после утверждения мирового соглашения, указав на необоснованное включение его в конкурсную массу должника.

Финансовый управляющий имуществом должника подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, изучив материалы дела №А03-7118/2016, вынесла Определение №304-ЭС18-4364, которым удовлетворила жалобу, отменив постановление окружного суда и оставив в силе постановление апелляции.

Со ссылкой на п. 2 ст. 38 СК РФ Верховный Суд отметил, что, определяя судьбу совместно нажитого имущества без расторжения брака, супруги, по сути, заключили соглашение о разделе общего имущества. Учитывая схожесть признаков такого соглашения с признаками брачного договора, к спорной сделке подлежали применению правила указанных договорных конструкций.

Как указал ВС, ст. 46 СК РФ предусматривает специальные гарантии прав кредиторов супругов. По смыслу данной нормы, являясь двусторонней сделкой, спорное соглашение связывает только супругов, при этом ухудшение имущественного положения супруга-должника в результате исполнения такого договора не влечет правовых последствий для не участвовавших в нем кредиторов должника. В этой связи Суд признал ошибочной ссылку окружного суда на принцип общеобязательности судебного постановления суда общей юрисдикции при рассмотрении спора (ст. 13 ГПК РФ).

Верховный Суд согласился с выводами первой и апелляционной инстанций, что единственной целью мирового соглашения являлось сокрытие недвижимого имущества от обращения взыскания со стороны кредиторов, так как на момент его утверждения (менее чем за два месяца до возбуждения дела о банкротстве) должник уже имел признаки несостоятельности.

ВС также отметил, что поскольку статус спорного имущества как общего имущества супругов для кредиторов должника не изменился, оно подлежало реализации в процедуре банкротстве должника по правилам ст. 213.26 Закона о банкротстве.

Наш комментарий:

Евгения Ломакина, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Верховный Суд абсолютно правильно отметил, что наличие определения об утверждении мирового соглашения не затрагивает гарантий прав кредитора, предусмотренных ст. 46 СК РФ.

Ведущий юрист Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Евгения Ломакина полагает, что своим определением Верховный Суд исправил ошибку, допущенную судом кассационной инстанции, и разрешил сразу два интересных правовых вопроса: применяются ли правила ст. 46 СК РФ относительно гарантий прав кредиторов при заключении брачных договоров в случаях заключения соглашений о разделе совместно нажитого имущества и можно ли применить указанные гарантии в ситуации, когда соглашение о разделе совместного имущества утверждено судом в качестве мирового соглашения, без оспаривания такого мирового соглашения. По мнению эксперта, ВС РФ положительно ответил на оба вопроса.

Как считает Евгения Ломакина, позиция Верховного Суда находится в русле существующей судебной практики и действующего законодательства. «Суды действительно применяют ст. 46 СК РФ, изначально предусмотренную для брачных договоров, по аналогии к соглашениям о разделе совместно нажитого имущества, – пояснила эксперт. – При заключении таких соглашений кредитор, который не был уведомлен о разделе совместного имущества, может по-прежнему претендовать на долю должника в таком имуществе, как если бы соглашения не было».

Юрист назвала интересной ситуацию с утверждением соглашения о разделе совместного имущества в качестве мирового соглашения. «Верховный Суд абсолютно правильно отметил, что наличие определения об утверждении мирового соглашения не затрагивает гарантий прав кредитора, предусмотренных ст. 46 СК РФ, – отметила Евгения Ломакина. – Поскольку данные гарантии предоставлены независимо от действительности соответствующего соглашения о разделе совместного имущества супругов».

По мнению управляющего партнера «АБ Ольги Башковой» Ольги Башковой, такая позиция ВС РФ весьма интересна и полезна для кредиторов, однако эксперт не согласилась с ней: «Суд сделал вывод о включении общего имущества супругов в конкурсную массу в ущерб интересам второго супруга, при этом он не учел, что половина имущества, включенного в конкурсную массу, является собственностью второго супруга».

Как полагает Ольга Башкова, такой вариант раздела имущества, как переход права собственности на земельный участок без какой-либо компенсации, вызывает подозрения. «Необходимо было прописать условия о компенсации, тогда бы у судов не возникли явные подозрения о намеренности супруга вывести имущество из конкурсной массы», – пояснила эксперт.

Также Ольга Башкова не согласилась с Верховным Судом и в том, что мировое соглашение приравнено к брачному договору и что оно не может быть учтено. «Мировое соглашение не есть брачный договор, так как оно утверждается судом и вступает в силу по истечении определенного периода времени. А соответственно, имеет силу судебного решения, – заключила эксперт. – Соответственно, до того момента, как определение суда об утверждении мирового соглашения не отменено, в том числе по причине нарушения прав кредиторов, условия, указанные в нем, имеют юридическую силу».

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина полагает, что ВС РФ обратил внимание на случай, когда не действует принцип общеобязательности судебного постановления суда общей юрисдикции. Такие вопросы, по ее словам, часто возникают при рассмотрении дел о несостоятельности, ибо, как правило, незадолго до возбуждения процедуры банкротства судами общей юрисдикции принимаются решения, которые затрагивают права и интересы кредиторов должника.

Эксперт отметила, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды имеют разные подходы к рассмотрению дел, связанных с правами кредиторов, в том случае, когда возбуждена процедура банкротства. «Например, в суде общей юрисдикции наличие долга можно подтвердить обычной распиской, объяснив суду о наличии личных сбережений в наличной форме, – сказала адвокат. – В арбитражном же суде необходимо представить доказательства платежеспособности для подтверждения возможности передать денежные средства в долг».

«На основании определения ВС РФ решение суда общей юрисдикции потеряло всякий смыл, несмотря на то, что в установленном порядке не было обжаловано ни кредиторами должника, ни финансовым управляющим», – отметила Анна Минушкина, добавив, что в силу действующего законодательства указанные лица имеют право подать жалобу на определение суда общей юрисдикции.

Эксперт также обратила внимание на то, что в случае обжалования судебного акта суда общей юрисдикции кредитором должника или финансовым управляющим вопроса об исключении из принципа общеобязательности судебного акта суда общей юрисдикции, возможно, не возникло.

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банкротство, семейное право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности