Мы в соцсетях
print

Коронавирус: правовые последствия

Какие последствия – положительные или отрицательные – повлекла за собой пандемия.

14.05.2020 | ПРАВО.RU | Ирина Кондратьева

Ограничительные меры, введенные государствами в связи с пандемией коронавируса, медленно, но верно идут в сторону завершения. С помощью российских и зарубежных юристов разбираемся, какие последствия – положительные или отрицательные – повлекла за собой пандемия, и перечисляем основные моменты, которые, по мнению экспертов, уже не будут прежними. В их числе – форма судебных процессов, контроль за обществом и регулирование отношений в условиях форс-мажора.

1. Внимание на форс-мажор

Последствием пандемии COVID-19 уже точно станет более внимательное отношение участников хозяйственных правоотношений к разделам форс-мажора в своих контрактах с контрагентами, убеждены юристы. До этого эти разделы были почти невостребованными, а внимание юристов им уделялось по остаточному принципу, замечает Корельский. Теперь ситуация поменялась.

Основные последствия для правового регулирования повлечет судебная практика, связанная с неисполнением обязательств из-за последствий пандемии, говорит Алексей Дарков, старший юрист Eversheds Sutherland. Такая практика будет формироваться для всех сфер общественных отношений, а также в разных странах и правопорядках, считает он: «Итогом станет, скорее всего, выработка единых подходов к похожим делам, а также исключения с интересными правовыми позициями. С оглядкой на судебную практику будут развиваться и договорные конструкции».

«Формируется новая сфера нормотворчества – регулирование общественных отношений в условиях чрезвычайных режимов и неопределенности», – высказал мнение Денис Качкин, управляющий партнер «Качкин и Партнеры».

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, INTELLECT, специально для портала ПРАВО.RU:

Из-за нового «коронавирусного» регулирования (новые законы и подзаконные акты) полностью дестабилизирован гражданский оборот.

2. Трансформация законодательства

У этого явления юристы видят и положительные, и отрицательные стороны. О последних сказал Евгений Шестаков, управляющий партнер юридической фирмы INTELLECT. По его словам, из-за нового «коронавирусного» регулирования (новые законы и подзаконные акты) полностью дестабилизирован гражданский оборот. «С последствиями мы будем долго бороться, даже когда пандемия закончится и все ограничивающие режимы будут сняты», – считает Шестаков.

С одной стороны, пандемия подтолкнула к модернизации законодательства в целом, а также к выявлению потребностей в такой модернизации, считают юристы. Это может дать толчок правотворчеству в различных сферах жизнедеятельности и областях права. «Экономика и общественные отношения претерпевают изменения. Мы видим, как стремительно меняется законодательство, а это еще только начало», – уверена Кира Корума. Ряд изменений можно наблюдать на практике, считает Дарков. В качестве примера он приводит новое регулирование дистанционной продажи безрецептурных лекарственных средств. С другой – изменения общественных отношений в пандемию требуют новых норм. Одна из сфер для этого – телемедицина. «Предложение и оказание таких услуг сейчас происходят повсеместно, хотя изменений в законодательство относительно возможности постановки диагноза и назначения лечения никто не вносил. После снятия карантина можно либо совершенствовать правовое регулирование, либо не применять меры воздействия за формальное нарушение законодательства», – добавляет юрист.

3. Контроль и безопасность

Авторы доклада международной организации Global Initiative Against Transnational Organized Crime считают, что пандемия повлияет на уголовное правосудие и может вызвать радикальную перестройку в работе полиции. В условиях чрезвычайных полномочий властей именно полиция и другие правоохранители играют ведущую роль и определяют жизнеспособность и эффективность государства. Оказалось, что наиболее эффективно полиция сработала в странах со всеобщими системами мониторинга населения, отмечают исследователи. Например, в Китае. К марту 10 стран, включая Китай, Иран, Германию, Сингапур и Вьетнам, начали широко использовать системы видеомониторинга и другие цифровые решения для контроля за распространением вируса. Уровень и качество контроля за населением уже изменились, стоит ждать изменений отношений «общество – государство» и после окончания эпидемии, уверены исследователи. Обе стороны должны согласовать, до какой степени контроль и мониторинг допустимы для общества в обмен на безопасность.

Другое изменение – роль полиции. В большинстве стран, закрывшихся на карантин, полностью или частично закрылись суды. Одновременно полиция получила рекомендацию минимизировать число задержанных, в том числе за мелкие нарушения общественного порядка. При закрытых судах полиция берёт на себя новую функцию – самостоятельно определять, надо ли заключать преступника под стражу или будет достаточно предупреждения, указано в докладе. «В фокусе оказывается вопрос легитимности полиции и доверия к правоохранительным органам. Это становится главным фактором эффективности усилий государства», – сказано в исследовании.

4. Формирование нового правосознания

Правосознание определяют как совокупность чувств, настроений, представлений, взглядов, отражающих отношение к действующему праву и вновь создаваемым правовым нормам. Всё это определенно не может формироваться без информации о пандемии. У каждого формируется свое отношение к коронавирусу, к принимаемым государствами мерам, к изменяющемуся законодательству, говорит Кира Корума. «В некоторых случаях мы можем наблюдать правовой нигилизм или правовой цинизм. Например, когда умышленно не соблюдаются карантинные ограничения. В некоторых случаях – правовой инфантилизм. Например, когда карантинные ограничения не соблюдаются, потому что кому-то просто безразлично. Однозначно можно сказать: правосознание каждого человека сейчас формируется с учетом коронавируса».

5. Цифровизация и удаленка

Автоматизация работы в судах началась уже давно, но в последние годы эксперты говорили о стагнации в этом направлении. Пандемия подтолкнула ситуацию в нужное русло, считает Елена Авакян. Стало возможным ознакомление с материалами и рассмотрение споров онлайн. Только за первые две недели работы системы в арбитражных судах поступило около 500 ходатайств о таком рассмотрении. «Хотя сейчас все это сопряжено с техническими сложностями, правовой неурегулированностью, отсутствием соответствующих процессуальных норм, психологической неготовностью суда и сторон к новой форме судопроизводства. Очевидно, что развитие в этом направлении будет идти быстрее, чем это было до коронавируса», – говорит Корума, партнер «Аснис и партнеры». Теперь специалисты пытаются определить, где границы «цифры» в судах. Президент ФПА Юрий Пилипенко предложил полностью перенести в онлайн предварительное рассмотрение спора. Владимир Ярков, профессор ИЦЧП им. Алексеева, считает, что возможности удаленного рассмотрения могут помочь равномерно распределять нагрузку между судами. Юристы согласны с диджитализацией предварительных заседаний, но рассматривать сложные дела по существу хотят очно. За очное рассмотрение адвокаты выступают и в уголовных делах.

Автоматизировались не только суды. Так, юрфирмы, которые раньше сомневались в пользе Legal Tech, сегодня ярче прочувствовали пользу технологий. В крупных автоматизированных компаниях указывали на то, что форматы работы в пандемию поменялись мало. Юристы надеются, что принудительная изоляция станет толчком к цифровизации не только судебного процесса, но и различных административных процедур, работы государственных органов.

У бизнеса же наверняка поменяется взгляд на удаленку. «Удаленная/дистанционная работа в трудовом праве из статической погрешности ранее уже завтра может занять до половины всех правоотношений на рынке труда, так как период карантина в пандемию показал эффективность такой работы для многих видов бизнеса», – считает управляющий партнер КИАП Андрей Корельский. Вряд ли это приведет к изменениям в регулировании со стороны государства. Но работодателям нужно будет серьёзно задуматься о внутренних документах организации, регулирующих отношения с сотрудниками, говорит Алексей Дарков, старший юрист Eversheds Sutherland. С точки зрения интеллектуальной собственности удаленная работа в новых отраслях может породить ещё больше споров относительно служебного характера созданных произведений, отмечает он.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

COVID-19

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности