Мы в соцсетях
print

К вопросу о применении суброгации

Верховный Суд разъяснил тонкости суброгации при повреждении застрахованного лизингового имущества.

07.09.2020 | Адвокатская газета | Марина Нагорная

Суд отметил, что суброгация не наступает в случае, если страховая компания обращается за взысканием убытков к лицу, которое упомянуто в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя. В комментарии «АГ» эксперты отметили нетипичность дела. В частности, один из них указал, что рассматриваемая схема лизингового страхования является достаточно распространенной, однако определение носит прецедентный характер, так как факт невозможности применения суброгации в ситуации, когда лизингодатель и лизингополучатель выступают на одной стороне, существенно меняет сущность страховых правоотношений.

Верховный Суд опубликовал Определение №307-ЭС20-3220, в котором разобрался, возможно ли применение суброгации по отношению к выгодоприобретателю по договору страхования.

АО «Росагролизинг» сдавало застрахованный в АО «АльфаСтрахование» трактор в аренду СХПК «Колхоз «Новленский». Работник кооператива установил дополнительный нештатный прибор в электрическую цепь системы подогрева двигателя, функционирование которого привело к возгоранию машины. Основываясь на п. 1, 2 ст. 965 ГК, «АльфаСтрахование» посчитало, что ответственным за убытки лицом является использовавший трактор на праве аренды кооператив, к которому и обратило иск о взыскании почти 7 млн руб. убытков по правилу о суброгации и около 100 тыс. руб. процентов за пользование денежными средствами.

Арбитражный суд Вологодской области счел кооператив не отвечающим за убытки, поскольку он не нарушил обязательств лизингополучателя. Учитывая совершение работником действий без ведома и поручения кооператива, суд признал кооператив не ответственным за работника. Апелляция и кассация согласились с данными выводами первой инстанции.

Не согласившись с таким решением, «АльфаСтрахование» обратилось в Верховный Суд. ВС заметил, что для правильного разрешения рассматриваемого спора имеют значение другие обстоятельства. Так, в отношении трактора между «Росагролизингом» и кооперативом действовал договор лизинга, по условиям которого кооператив (лизингополучатель) «несет полную ответственность за предмет лизинга по всем рискам с момента отгрузки предмета лизинга».

ВС указал, что возникающее из договора лизинга обязательство не может считаться не нарушенным кооперативом, когда гибель трактора произошла в период действия обязательства и при использовании кооперативом трактора. Если ненадлежащее исполнение обязательства повлекли действия работника, как в данном случае, кооператив отвечает за эти действия (ст. 402 ГК).

Высшая инстанция отметила, что упомянутый в ст. 965 ГК переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация) представляет собой случай перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона (под. 5 п. 1 ст. 387 Кодекса). «Изложенное означает, что после выплаты страхового возмещения страховщик вступает в существующие правоотношения по поводу имущества, убытки в котором возместил, и получает право на их компенсацию за счет ответственного лица в том объеме, в каком это лицо отвечает за убытки перед кредитором в обязательстве», – указывается в определении.

Как заметил Суд, в данном споре «АльфаСтрахование» претендует на вступление в обязательства, возникающие из договора лизинга, которые в случае гибели предмета лизинга прекращаются завершением сторонами расчетов на сумму, определяемую по итогу соотнесения состоявшихся в период действия договора взаимных предоставлений. По такому же правилу должны были определяться подлежавшие возмещению за счет страхования убытки в связи с гибелью трактора. «Следовательно, в силу изложенных правовых норм независимо от способа определения и размера состоявшейся страховой выплаты в пределах рассматриваемого спора подлежала обсуждению правомерность притязаний общества "АльфаСтрахование" на суброгацию в отношении суммы, соответствующей особенностям исполнения договора лизинга в связи с наступившим страховым случаем», – подчеркивается в документе.

Таким образом, ВС признал, что выводы судов не соответствуют правоотношениям сторон и приведенные об этом обществом «АльфаСтрахование» доводы заслуживают внимания. Однако, посчитал Суд, они не повлияли на результат рассмотрения дела, учитывая необходимость применения к спорным правоотношениям условий страхования.

В определении указано, что в отношении передаваемого в лизинг имущества «Росагролизинг» заключило с обществом «АльфаСтрахование» генеральный договор страхования специализированной техники, передаваемой в лизинг. Согласно условиям страхования трактора, включающим положения полиса, генерального договора и действующих у страховщика Правил комплексного страхования производственных передвижных и самоходных машин и оборудования от 25 февраля 2013 г., при наступившем страховом случае на стороне кредитора выступают: страхователь («Росагролизинг») – в случае гибели предмета страхования, выгодоприобретатель (кооператив) – в случае повреждения предмета страхования.

«В договоре лизинга, содержание которого обществу "АльфаСтрахование" при выдаче страхового полиса было известно, распределены обязанности в отношении "стоимости страхования", уплату которой страховщику производит лизингодатель, а возмещает ее лизингодателю "путем включения в сумму лизинговых платежей" лизингополучатель. Таким образом, услугу страхования на случаи возможных происшествий с трактором приобрели обе стороны договора лизинга («Росагролизинг» и кооператив), и заключением договора страхования каждый из них выразил волю на возмещение своих убытков за счет страхования», – отметил Суд.

Высшая инстанция указала, что кооператив является лицом, защищенным страхованием, и на него как клиента общество «АльфаСтрахование» не вправе перекладывать произведенные во исполнение договора страхования выплаты. В связи с этим ВС посчитал, что основания для отмены обжалуемых судебных актов отсутствуют, а потому оставил их без изменения.

В комментарии «АГ» партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат отметил, что ситуация, когда страховщик обращается за взысканием убытков в размере выплаченного страхового возмещения к лицу, которое упомянуто в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя, достаточно нетипична для гражданского оборота. «Кооператив, не являясь стороной договора страхования, тем не менее имеет право требовать его исполнения в свою пользу или, как выразился ВС РФ, также является приобретателем услуги у страховщика. Соответственно, из системного толкования норм гл. 48 ГК РФ, касающихся имущественного страхования и определяющих статус и права выгодоприобретателя, суброгация в данной ситуации не может быть обращена в адрес выгодоприобретателя в лице кооператива», – резюмировал эксперт.

Член Ассоциации юристов России Александра Обрывко посчитала, что позиция Верховного Суда станет отправной точкой для формирования новой судебной практики по страховым лизинговым спорам со множественностью лиц. По ее словам, схема лизингового страхования, применяемая в данном деле, является достаточно распространенной, однако само определение носит прецедентный характер, так как факт невозможности применения суброгации в ситуации, когда лизингодатель и лизингополучатель выступают на одной стороне, существенно меняет сущность страховых правоотношений.

Наш комментарий:

Гульжанат Абдулмуслимова, INTELLECT, специально для «Адвокатской газеты»:

Как справедливо отметил Верховный Суд, страховщик не вправе перекладывать на кооператив произведенные во исполнение договора страхования платежи, учитывая, что последний является его клиентом.

Юрист INTELLECT Гульжанат Абдулмуслимова указала, что Верховный Суд рассмотрел вопрос на стыке лизинговых и страховых правоотношений. «Закон прямо предусматривает, что лизингополучатель, не будучи собственником лизингового имущества, тем не менее, может быть и страхователем, и выгодоприобрателем по договору страхования этого актива – при этом распределение этих статусов отдано на усмотрение сторон договора лизинга (п. 1 ст. 21 Закона о лизинге). В данном деле услугу страхования на случаи возможных происшествий с предметом лизинга приобрели обе стороны договора лизинга, поэтому, как справедливо отметил Верховный Суд, страховщик не вправе перекладывать на кооператив произведенные во исполнение договора страхования платежи, учитывая, что последний является его клиентом», – отметила она.

По ее мнению, также важно, что Суд сосредоточил внимание на правомерности притязаний страховщика на суброгацию в отношении именно суммы, соответствующей особенностям исполнения договора лизинга в связи с наступившим страховым случаем. Это означает, что нижестоящие суды в принципе неправильно определили характер возникших между сторонами правоотношений.

Руководитель арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров посчитал, что позиция ВС хоть и не привела к защите прав страховщика, но исключила главное – возможность лица избежать применения мер ответственности, когда таковая возложена на него законом или договором. Он заметил, что ВС РФ в рассмотренном деле подтвердил важное правило о том, что страховщик не может быть поставлен в худшее положение в части защиты своих прав по сравнению со страхователем. Следовательно, страховая компания пользуется теми же правовыми способами защиты, которые были бы равно применимы и к застрахованному лицу.

По мнению Виктора Петрова, для практики именно в указанной части определение ВС РФ имеет существенное значение. «Используя приведенную в определении логику, страховые компании смогут эффективно защищать свои права в части суброгационных требований», – заключил он.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
+7 (812) 309-18-49

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности