Мы в соцсетях
print

Договорная неустойка

Верховный Суд РФ: Условие о договорной неустойке продолжает действовать даже после одностороннего отказа от договора.

30.01.2020 | Новая адвокатская газета | Екатерина Коробка

Суд подчеркнул, что в случае согласования условия о зачетной неустойке проценты за пользование чужими денежными средствами не могут быть взысканы даже после правомерного отказа одной из сторон от исполнения договора. Один из экспертов «АГ» отметил, что некоторые судьи «теряются», когда договор, которым установлено условие о неустойке, прекращается, в этом случае, по их мнению, п. 4 ст. 395 ГК не должен применяться, поскольку нет действующего договора. Второй эксперт обратила внимание на то, что сторонам необходимо заботиться о защите своих прав при заключении сделки.

Верховный Суд вынес определение №305-ЭС19-16367, в котором рассмотрел вопрос о том, при каких обстоятельствах недопустимо взыскивать договорную неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами одновременно.

В ноябре-декабре 2015 г. ООО «Геоинжиниринг» (подрядчик) и ООО «ДальТехПром» (генподрядчик) заключили несколько договоров субподряда на выполнение инженерных изысканий. В конце декабря стороны подписали акты сдачи-приемки работ, в которых генподрядчик подтвердил надлежащее качество и объем работ.

Однако в мае 2016 г. генподрядчик отказался оплачивать работы и уведомил контрагента об одностороннем отказе от исполнения договоров. Компания основывалась на том, что «Геоинжиниринг» должно было передать результаты работ до конца 2015 г., но на момент отказа от исполнения обязательства «ДальТехПром» не получило технические отчеты о проведении инженерных изысканий с реестром переданной проектной документации.

Подрядчик обратился в Арбитражный суд Иркутской области, который согласился с необходимостью оплаты выполненных работ и взыскал с генподрядчика 2 млн руб. (решение по делу №А19-15089/2016 устояло во всех инстанциях). Однако ответчик не исполнил указанное решение добровольно, подрядчику удалось получить только часть суммы в результате произведенного ФССП безакцептного списания со счета «ДальТехПром».

Ссылаясь на неисполнение генподрядчиком договорных обязательств, компания «Геоинжиниринг» еще раз обратилась в арбитражный суд, на этот раз истец просил АС Московской области взыскать неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Первая инстанция учла положения ст. 309, 310, 330, 395, 421, 425 Гражданского кодекса, разъяснения, содержащиеся в п. 37, 48, 66, 71 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. №7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», и удовлетворила иск в полном объеме на сумму более 380 тыс. руб. Апелляция и первая кассация не нашли оснований для отмены решения. В связи с этим генподрядчик подал жалобу в Верховный Суд.

Изучив дело №А41-76713/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС прежде всего отметила, что Законом от 8 марта 2015 г. №42-ФЗ в ст. 395 ГК включен п. 4, вступивший в силу с 1 июня 2015 г. Им предусмотрено, что в случае, когда соглашением сторон установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные данной статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом редакция ст. 395 ГК, действовавшая до вступления этих изменений в силу 1 июня 2015 г., не содержала запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. ВС пришел к выводу, что к правоотношениям сторон по данному спору применяются положения ГК в редакции упомянутого закона, поскольку договоры субподряда были заключены в ноябре–декабре 2015 г.

Суд отметил, что согласно п. 42 Постановления №7 проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются, если законом или соглашением сторон установлена зачетная неустойка, при которой убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ). В таком случае взысканию подлежит законная или договорная неустойка, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, о чем прямо сказано в п. 4 этой статьи, подчеркнула Коллегия по экономическим спорам.

Как указано в определении ВС, в каждом из спорных соглашений установлено, что за просрочку оплаты принятых результатов работ на срок не более 30 дней генподрядчик выплачивает неустойку в размере 0,01% от своевременно не уплаченной суммы за каждый день просрочки, после 30 дней этот процент возрастает до 0,05%. При этом общая сумма неустойки за весь период просрочки не может превышать 10% от своевременно не уплаченной суммы.

ВС заметил, что, предъявляя требование о взыскании неустойки за период с 28 февраля 2016 г. по 24 мая 2016 г. и процентов за пользование чужими денежными средствами за время с 25 мая 2016 г. по 12 ноября 2018 г., «Геоинжиниринг» сослалось на наличие у него права на начисление процентов в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК ввиду одностороннего расторжения договоров уведомлением генподрядчика от 24 мая 2016 г.

Ответчик настаивал на том, что в данном случае нет оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК, поскольку он отказался от исполнения договора и уведомил об этом своего контрагента. Однако три инстанции посчитали, что разъяснения, содержащиеся в п. 68 Постановления №7, не распространяются на правоотношения, возникающие при расторжении договора в одностороннем порядке, и не исключают возможности кредитора взыскать с должника проценты за пользование чужими денежными средствами после одностороннего расторжения им договора.

Суд указал, что, как разъяснено в п. 68 Постановления Пленума №7, окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по нему, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. Однако в данном случае истец ссылался на одностороннее расторжение договоров, а не на окончание срока их действия, подчеркнула Экономколлегия.

При этом п. 13 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. №54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении» говорит, что в случае правомерного одностороннего отказа от исполнения договорного обязательства полностью или частично договор считается соответственно расторгнутым или измененным, напомнил Суд.

В силу п. 2 ст. 453 ГК в редакции Закона от 8 марта 2015 г. №42-ФЗ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. В спорных договорах субподряда предусмотрено, что с даты получения подрядчиком уведомления о полном или частичном отказе от договора либо с более поздней даты, указанной в уведомлении как дата расторжения, договор считается соответственно измененным или расторгнутым.

Изложенные в п. 10 Постановления Пленума ВАС «О последствиях расторжения договора» от 6 июня 2014 г. №35 разъяснения прямо предусматривают возможность взыскания неустойки по день фактической оплаты долга даже в случае расторжения договора, добавил ВС. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Судебная коллегия также обратила внимание на п. 66 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. №7, согласно которому, по общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ). Если же при расторжении договора основное обязательство не прекращено, то по смыслу приведенного разъяснения неустойка за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) продолжает начисляться, отметил ВС. В настоящем деле, по мнению судебной коллегии, обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было.

С учетом сказанного Верховный Суд пришел к выводу, что в рассматриваемом споре с ответчика можно взыскать только договорную неустойку, поскольку условие о неустойке содержится в договорах, однако отсутствует указание на взыскание помимо такой зачетной неустойки процентов по ст. 395 ГК. Акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в АС Московской области.

Наш комментарий:

Роман Речкин, INTELLECT, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Исправление судебной коллегией Верховного Суда ошибок нижестоящих инстанций в рассматриваемом деле на судебную практику в целом никак не повлияет.

Старший партнер, руководитель группы практик «Разрешение споров» юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин полагает, что в данном случае ВС абсолютно правильно отменил откровенно ошибочные судебные акты.

Эксперт отметил, что п. 4 ст. 395 ГК с 1 июня 2015 г. установил четкое правило о том, что если стороны согласовали договорную неустойку, то проценты по ст. 395 ГК РФ взыскиваться не могут. «Казалось бы, это должно исключить любые споры, но судьи "теряются", когда договор, которым установлено условие о неустойке, прекращается. В этом случае, по мнению некоторых судей, правило п. 4 ст. 395 ГК РФ не должно применяться, поскольку нет действующего договора», – рассказал Роман Речкин.

По его словам, ситуация осложняется тем, что договор может прекратиться как вследствие его расторжения судом, так и в результате одностороннего отказа. «В итоге единообразная судебная практика по подобным ситуациям отсутствует. Например, в рамках дела №А60-37555/2018 суды трех инстанций согласились с тем, что истец (поставщик) вправе после прекращения договора поставки, содержащего условие о неустойке, выбрать, взыскивать ли ему проценты по ст. 395 ГК РФ или договорную неустойку. Арбитражные суды, включая АС Уральского округа, не смутило то, что истец взыскивает проценты по ст. 395 ГК РФ за просрочку оплаты товара, поставленного в период действия договора, то есть за неисполнение договорного обязательства, которое после прекращения действия договора очевидно продолжает существовать», – указал эксперт.

Роман Речкин с сожалением отметил, что исправление судебной коллегией Верховного Суда ошибок нижестоящих инстанций в рассматриваемом деле на судебную практику в целом никак не повлияет. «ВС не имеет никаких механизмов обеспечения единообразия судебной практики, да и цели такой, как мне кажется, перед собой не ставит. Несмотря на наличие разъяснений в указанных постановлениях Пленумов ВАС РФ и ВС РФ, в других делах суды по-прежнему будут толковать закон в подобных ситуациях так, как им вздумается», – заключил юрист.

Адвокат АП Воронежской области Олеся Алимкина указала, что спор по данному делу касался не столько возможности начисления на одну и ту же сумму долга и договорной неустойки, и процентов по ст. 395 ГК РФ, сколько вопроса о последствиях расторжения договора: продолжает ли в этом случае действовать условие о договорной неустойке или же оно прекращает свое действие одновременно с прекращением договора.

Как отметила адвокат, Верховный Суд еще раз подчеркнул, что при наличии задолженности по оплате исполненного по договору договорное условие о неустойке продолжает свое действие даже после расторжения договора в одностороннем порядке. «Понятно, что подрядчику обидно: контрагент отказывается погашать достаточно солидную задолженность, а размер договорной неустойки ничтожен. Но о защите своих прав необходимо было позаботиться при заключении договора субподряда», – полагает Олеся Алимкина.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
8 (800) 555-67-05

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности