Мы в соцсетях

RU   EN

print

Банки борются с терроризмом. Страдают клиенты

Менеджеры «Реновы» и «СКБ-банка» проверили карманы уральских клиентов ради борьбы с терроризмом.

11.04.2018 | Правда УрФО | Андрей Щербов

Предприниматели уже доказали нарушения со стороны банков Пумпянского и «Реновы».

Масштабные злоупотребления банков в рамках «антиотмывочного» законодательства спровоцировали рост числа судов с клиентами. Предприниматели УрФО, в частности, говорят о вымирании целого класса бизнеса, отказе от реального производства, и предпочитают «крутить деньги на бирже». По данным Росфинмониторинга, только за 10 месяцев прошлого года банки заблокировали более 460 тысяч транзакций, а в «теневой оборот» якобы не пустили порядка 180 миллиардов. Впрочем, судебная практика наталкивает экспертов на иные выводы – 61% споров, относящихся к 115-ФЗ, разрешается в пользу клиентов, а значит, в подавляющем числе случаев замороженные миллиарды принадлежали простым предпринимателям. При этом юристы указывают на бесперспективность жалоб бизнеса в прокуратуру, Росфинмониторинг и территориальные подразделения ЦБ. Не отлажен и механизм реабилитации компаний, по надуманным причинам попавших в черные списки, которые могут поставить крест не только на взаимоотношениях с банками, но и контрагентами. Кроме того, со слов коммерсантов, финструктуры стали использовать «грабительские» тарифы по операциям, которые по каким-то причинам считают сомнительными. Перспективы, по оценкам аналитиков, удручающие – рост числа судов и дальнейшее сокращение сектора малого и среднего предпринимательства.

Предприниматели Уральского федерального округа заявляют о тотальном злоупотреблении банков механизмами, полученными в рамках 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», которое фактически приводит к «вымиранию целого класса бизнеса».

Массовые блокировки счетов, черные списки и заградительные тарифы, со слов собеседников издания, делают невозможным дальнейшее ведение бизнеса, что уже привело к закрытию огромного списка компаний. Параллельно выросло число судов, в которых коммерсанты доказывают злоупотребления со стороны банкиров – участниками разбирательств стали как федеральные игроки – «Альфа-Банк» и Сбербанк, так и региональные финансовые структуры, такие, как «СКБ-Банк» и «Меткомбанк».

Масштабы проблемы предпринимателей четко отражают данные Росфинмониторинга. По словам главы ведомства, с января по октябрь прошлого года банки приостановили 460 тысяч сомнительных транзакций клиентов и «не пустили в теневой оборот порядка 180 млрд рублей».

«Даже если предположить, что на одного клиента приходилось две приостановленных транзакции, то речь идет о 230 тыс. субъектов, ограниченных в пользовании банковскими услугами, и это колоссальная цифра. При этом мы не уверены, что часть приостановленных транзакций действительно была направлена на легализацию преступных доходов. Мы не отрицаем значимость очищения рынка, однако анализ судебной практики показывает, что 61% исковых заявлений к финструктурам о неправомерном расторжении договора банковского счета, прекращении операций разрешен в пользу клиентов», – отмечают в своем исследовании юристы Trendlaw.
Сами же предприниматели говорят, что суды подходят к вопросу формально, и добиться положительного результата в арбитражах крайне тяжело.

«Банки злоупотребляют своим правом, огульно записывая нас в пособники террористов. На то, чтобы собрать пакет документов, которые требует банк, уходит огромное количество времени и сил. Но и это иногда не решает вопрос. Фактически за счет нас, предпринимателей, они пользуются бесплатными ресурсами. В масштабах страны речь идет о гигантских средствах. Доходит до откровенного маразма, когда ограничивают в использовании средств физических лиц.

Я сталкивался с проблемами со Сбербанком и «Альфа-Банком». Последний, когда я попытался снять средства со своего счета, полученные в рамках одной из сделок, заявил, что считает «сделку фиктивной», якобы услуги были слишком дорогие. Как они определили реальную стоимость услуг? На чем они основывали свои выводы? Абсолютно непонятно. В итоге с большим трудом вытащил свои средства. В реальности бизнес просто убивается. Зачем что-то производить? Многие теперь просто крутят свои деньги на биржах», – описывает свое видение ситуации один из екатеринбургских предпринимателей.

При этом на одном ограничении, как отмечают бизнесмены, проблемы не заканчиваются. Дело в так называемых черных списках ЦБ – после выявления банком якобы сомнительных операций информация об организации передается в Росфинмониторинг и ЦБ, а последний направляет ее во все кредитные организации. «В результате из-за сомнения оного банка бизнес может встать полностью, тебе просто везде будут отказывать в обслуживании», – резюмирует собеседник издания. При этом механизмы реабилитации тех, кто попал в черный список, как утверждают представители бизнеса, работают откровенно плохо либо не работают совсем.

«Практика показывает, что попадание в черный список существенно ограничивает доступ к услугам и переводит предпринимателя в категорию «токсичных» контрагентов. Банки используют этот список следующим образом: проверяют своих клиентов на предмет наличия в списке и в случае обнаружения начинают активно контролировать их деятельность, по любому поводу запрашивая подтверждающие документы, отказывают в открытии счета новым клиентам, которые были включены в список, выявляют у себя клиентов, которые производят операции с «токсичными» компаниями, и в лучшем случае рекомендуют им прекратить такое сотрудничество, а в худшем – подвергают усиленному наблюдению», – обрисовывают спектр проблем, с которым может столкнуться бизнес, юристы Trendlaw.

Критическую ситуацию активно обсуждают и в регионах, отмечая при этом, что конечное число пострадавших определить достаточно сложно: далеко не все компании могут позволить себе дорогие и длительные суды, а административные обращения зачастую ничем не заканчиваются.

Так, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Челябинской области Александр Гончаров, говоря о проблеме, акцентирует внимание именно на механизмах реабилитации попавших в черный список.

«Общее число южноуральских предпринимателей, пострадавших от действия банков, не ясно. Но, судя по косвенным данным, их количество может быть существенным – так, один из челябинских банков отказывал в проведении сделок в 8% случаев от всего объема операций в третьем квартале 2017 года», – рассказывает Гончаров, отмечая при этом незначительное количество жалоб, поступивших в подразделение ЦБ. На сложную ситуацию указывает и президент НП «Союз малого и среднего бизнеса Свердловской области» Анатолий Филиппенков, добавляя, что недоступность ресурсов для малого бизнеса вкупе с ограничением операций стало серьезной проблемой для предпринимателей – данный вопрос представители союза намерены поднять на одном из ближайших круглых столов.

Наш комментарий:

Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для издания «Правда УрФО»:

В последнее время банки явно выходят за рамки ФЗ, устанавливая различные «комиссии» за некие «нарушения», связанные с законом

Юристы Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С в свою очередь заключают, что в самом 115-ФЗ не прописаны действенные механизмы внесудебной защиты прав клиентов.

«В отсутствие правового регулирования процедуры оспаривания незаконных действий банка часть клиентов обращается в органы прокуратуры, часть – в ГУ ЦБ по соответствующему субъекту, еще часть – в Росфинмониторинг. Однако такие обращения, как правило, не приводят к восстановлению нарушенного права: все сводится к получению формальных «отписок». Прокуратура указывает, что она «не подменяет другие органы власти» и «не вправе вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов». Центробанк отмечает, что якобы «не имеет права вмешиваться в работу банков и не является для них вышестоящей организацией», – отмечает старший партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин. Впрочем, юрист подчеркивает, что оспорить решения банков все же возможно, и уже есть определенная наработанная судебная практика.

Банкиры в приватных разговорах признаются, что для них целесообразнее выйти в суд или даже потерять клиента, чем столкнуться с санкциями ЦБ по 115-ФЗ. На рост числа разбирательств указывают и юристы Trendlaw: в 2017 было зафиксировано более 840 судов, тогда как в 2016 их число составляло 564, в 2015 – 318. В Свердловской области, например, рассмотрено 123 спора, связанных со 115-ФЗ, в Тюменской области – 23. Причем, как указывают эксперты, в значительном числе случаев арбитраж встал на сторону клиентов.

Так, кредитный кооператив «Союз» смог доказать в суде незаконность действий ПАО «Меткомбанк» (Свердловская область, подконтрольно бизнес-партнерам и менеджерам ГК «Ренова»), которое расторгло в одностороннем порядке договор банковского счета с организацией. Кредитная структура в арбитраже настаивала на минимальной налоговой нагрузке клиента и внутренних правилах, принятых в рамках 115-ФЗ. Впрочем, суд посчитал, что банком не было доказано, что сделки клиента противоречат закону, «имеют запутанный или необычный характер, не имеют очевидного экономического смысла», в связи с чем он удовлетворил требования истца. Далее это решение подтверждено апелляцией и кассацией.

Компании ООО «Торговый дом «Лесоматериалы» в свою очередь удалось взыскать с «СКБ-Банка» (93,74% принадлежит АО «Группа Синара» Дмитрия Пумпянского) более миллиона рублей. Как следует из документов Арбитражного суда Свердловской области, в определенный момент банк без объяснения причин списал со счета организации из Березовского 934,7 тысяч рублей в качестве комиссии «за совершение операции, имеющей признаки необычной сделки». Ранее финструктура затребовала с торгового дома целый перечень документов в рамках исполнения 115-ФЗ.

Изучив позиции сторон, суд пришел к выводу, что банк не проанализировал документы о хозяйственной деятельности клиента, в том числе не провел проверку документов, а указанные финорганизацией «подозрительные» обстоятельства отражают лишь формальные признаки необычных сделок и являются не основными для квалификации платежей.

«При взимании с клиента так называемой комиссии за совершение необычной сделки банком какая-либо услуга клиенту оказана не была. Установление такого «вознаграждения» в виде указанной комиссии является лишь формальным поводом получать денежные средства за не оказанную услугу, в том числе за услугу, которой вообще не существует», – резюмировал арбитраж, удовлетворив требования ТД «Лесоматериалы».

Челябинский банк «Резерв» (лишился лицензии летом 2017 года), как следует из документов арбитража, и вовсе в рамках правил внутреннего контроля, разработанных под 115-ФЗ, установил тариф в 65% от суммы последних зачислений на расчетный счет клиента. В итоге екатеринбургская компания ТСК «Олимп» лишилась 8,3 млн рублей, которые впоследствии были взысканы с банка. Суд указал, что «кредитная организация не доказала, что средства были получены для дальнейшего обналичивания и не опосредовали какую-либо хозяйственную операцию».

Юристы ИНТЕЛЛЕКТ-С отмечают, что в последнее время банки явно выходят за рамки ФЗ, устанавливая различные «комиссии» за некие «нарушения», связанные с законом. Так, эксперты, например, обращают внимание на «Альфа-Банк», который заявил о введении комиссии – 10% от суммы за перечисление остатка денежных средств и 25% за выдачу наличных в отношении компаний и ИП, к которым применены меры «антиотмывочного» закона.

На заградительные тарифы по операциям клиента, которые были квалифицированы банком, как сомнительные, обращают внимание и эксперты Trendlaw. Такие тарифы зафиксированы в «Альфа-Банке», «Уралсибе», «Бинбанке», банке «Тинькофф».

Комментарии экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

банковское право, коммерческие споры

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности