Мы в соцсетях
print

Арендная экономия, онлайн-клиенты и кадры

Юрфирмы адаптируются к кризису, постепенно выходят из карантина. Но даже если юристы вернутся в офисы, для многих режим работы поменяется.

10.06.2020 | ПРАВО.RU

Портал «Право.ru» поговорил с представителями юррынка и узнал, что поменяла пандемия в рутине офисов, бюджетах, во взаимодействии с клиентами и в чём главный негативный эффект от карантина.

Аренда на удалёнке

С переходом в онлайн юрфирмы, как и другие представители бизнеса, которые больше не могли появляться в офисах, решили сократить арендные платежи. Совсем не платить аренду нельзя: здесь применяется концепция распределения бизнес-рисков между сторонами. Помещения обычно сохранялись за арендатором, там размещалось имущество, стояли серверы, а арендодатель нес расходы по его содержанию. Но поскольку арендатор не мог полноценно им пользоваться, большинству фирм удалось договориться о скидках. Их обычный размер – 30–50%. Судя по отзывам юристов, арендодатели разумно подходили к вопросу о снижении ставки в апреле и мае, когда были наиболее жесткие ограничения. Так, компания «Содружество Земельных Юристов» Дениса Литвинова попробовала достичь комфортного компромисса. Фирма получила частичную отсрочку по арендной плате за два коронавирусных месяца с возможностью погашения до конца года. Такой сценарий наиболее распространенный. 

Наш комментарий:

Евгений Шестаков, INTELLECT, специально для портала ПРАВО.RU:

У нас семь офисов, везде удалось получить спецусловия на «ковидный» апрель.

На дальнейшие скидки готовы уже не все. «У нас семь офисов, везде удалось получить спецусловия на «ковидный» апрель. В мае мы съехали из одного офиса полностью, так как арендодатель не согласился продлить спецусловия. Какой смысл в пустом офисе? Сейчас ведём переговоры по июню и уже видим, что ещё по одному помещению договориться не получается», – рассказывает Евгений Шестаков, управляющий партнер юридической фирмы INTELLECT.

В Москве может оказаться сложнее, чем в регионах. Часть столичных арендодателей не поняла, что рынок изменился и что разумный компромисс и партнерский подход лучше, чем пустые помещения, говорит Михаил Тимонов, партнер Eversheds Sutherland: «Это особенно характерно для объектов, принадлежащих крупным международным игрокам, локальный менеджмент которых не имеет полномочий для принятия решений, а глобальное управление пробуксовывает в условиях карантина и не может адекватно реагировать на различные условия рынка в различных странах». Сама компания пока успешно ведет переговоры с арендодателями и не планирует сокращать площади, как и компания «Олевинский, Буюкян и партнеры». Впрочем, в последней отметили, что со сложностями столкнулись некоммерческие организации с участием фирмы. Так, одной пришлось сменить офис на более скромный, поскольку договориться с арендодателем не удалось, участие в другой НКО пришлось сократить. Компания «Надмитов, Иванов и партнеры», снимавшая половину этажа в «Сити» у клиента, переехала в небольшой офис на Остоженке еще до карантина, а на время пандемии смогла договориться о скидке. «Делькредере» арендует большую площадь в Москве и ведет переговоры с арендодателем с учетом этого обстоятельства. У компании Saveliev, Batanov & Partners с арендой ничего не изменилось, потому что у арендодателя высокая закредитованность, поясняет партнер Сергей Савельев.

Новый режим работы

Вынужденный переход на онлайн-работу показал юристам, что такой формат работы возможен, а во многом даже эффективен. Так что часть из них планирует сохранить его и после пандемии. «В ближайшие полгода после выхода из карантина мы планируем протестировать гибридный формат работы: часть команды останется на удаленке, часть будет присутствовать в офисе посменно (в зависимости от текущих задач), другая часть останется работать в офисе постоянно», – рассказывает Литвинов, полагающий, что онлайн так или иначе сохранится в жизни фирмы.

В «Делькредере» всерьез задумались о более активном привлечении удаленных работников, хотя раньше такой формат был исключением и применялся для поощрения сотрудников. «Ситуация с коронавирусом еще раз доказала, что сегодня работа возможна из любой точки мира. Думаю, мы сохраним возможность удаленной работы в виде определенного бонуса. Возможно, мы расширим эту практику, будем давать больше дней. Мы точно будем больше использовать видеоконференции, в том числе для общения с клиентами», – говорит партнер «Делькредере» Андрей Тимчук. Клиенты все равно предпочитают, чтобы приезжали к ним, а после карантина понятно, что вовсе не обязательно всей команде сидеть в офисе, замечает Александр Надмитов, «Надмитов, Иванов и партнеры». Бэк-офис проще перевести на удаленку, считает он, а вернуться к офисному режиму фирма планирует к осени. В компании «Олевинский, Буюкян и партнеры» удаленную работу тоже применяли и до пандемии. Проекты вела команда, часть которой находится в Москве, а другая часть – в Новосибирске или Тюмени. Но некоторые процессы пришлось изменить. Например, оформление документов и их отправку. Это создало возможность для углубления практики удаленной работы, замечает Эдуард Олевинский, но решение о ее правилах пока отложили. В INTELLECT менять режим не планируют, рассказывает Евгений Шестаков. Но в компании и до пандемии не было жесткого графика для старших юристов и партнёров: «Сделал дело – гуляй смело».

Есть и компании, которые стремятся поскорее вернуться к командной работе. В SBP часть сотрудников уже работает из офиса. Вскоре команда планирует полноценно работать из него, ведь все материалы судебных дел в офисе, домой их забрать нет возможности, замечает Савельев. К сторонникам командной работы офлайн относится и Тимонов, хотя он признает, что навыки удалёнки наверняка пригодятся и дальше.

Возможно, что кому-то они помогут решить и психологические проблемы, о которых всё чаще говорят зарубежные юристы. «Опыт, который нам предоставил кризис под названием COVID-19, может найти свое практическое применение в контексте проблемы эмоционального выгорания, борьбы с перенапряжением и стрессом, столь присущими деятельности адвокатов и юридических консультантов. Например, в виде сочетания офисной работы с дистанционным форматом, когда это позволяет судебный график конкретного специалиста», – говорит Анастасия Шамшина, эксперт практики разрешения споров юридической компании «РКТ».

Кадры без изменений

Опрошенные «Право.ru» юристы отметили, что не собираются сокращать команду. Напротив, новым опытным специалистам рады. Кто-то уже расширяется. Например, к SBP присоединились Влад Ганжала и Алексей Акужинов, а к «Делькредере» присоединился новый ассоциированный партнер, возглавивший практику международного арбитража. Возможность обойтись без сокращений появилась благодаря опыту предыдущих кризисов.

«Сейчас отличная возможность для дополнительного найма персонала. Люди столкнулись с разным отношением работодателей, не во всех компаниях хорошая финансовая ситуация. Это говорит о том, что на рынке много возможностей. Мы получаем действительно много интересных резюме. Хороших кандидатов сейчас больше, чем обычно», – говорит Андрей Тимчук из «Делькредере».

При этом юрфирмы не берут менее опытный персонал. Например, стажеров и практикантов. «В этом нет смысла, потому что обеспечить надлежащий уровень адаптации в коллективе мы не можем. Да и небезопасно», – отметил Евгений Шестаков. Фирма никого не сократила, но в начале года удачно оптимизировала кадровый состав с помощью уменьшения компенсационного фонда на 8%, отметил он. Компании в основном отказываются и от очных стажировок, хотя некоторые, например СЗЮ, готовы и в этом году сохранить их как кадровый инструмент на перспективу.

Оптимизация всего

Для юрфирм результатом трех карантинных месяцев стало существенное падение выручки. Ситуация с оптимизацией расходов предсказуема: урезать пытаются всё. Кто-то решил не форсировать события. «Если годовая прибыль уменьшится, то и бонусы могут сократиться», – говорит о перспективах Савельев. В целом же многие поддерживают подход Шестакова, который «тотально обезжирил» компанию. «Единственное, что пока не пострадало, – это выплаты персоналу», – заметил Евгений Шестаков.

При этом некоторые расходы сократились естественным путём. Например, исчезли траты на командировки и мероприятия. Неизменными остались расходы «на перспективу» – это траты на маркетинг и развитие бизнеса.

Зарубежные компании, как и крупные российские, воздерживаются от комментариев по поводу финансов. Но в целом их состояние зависит от накопленного запаса прочности и количества работников: чем меньше и успешнее офис, тем меньше проблем у сотрудников. Неофициально говорят о небольших сокращениях зарплат у гигантов рынка, таких как Dentons, Norton Rose Fulbright и BCLP, а также о паузе в найме у Allen & Overy и Freshfields.

Взаимодействие с клиентами: привычка и проблемы

В период вынужденной перестройки формата работы практикующей части юридического сообщества пришлось столкнуться с необходимостью разрешить системное противоречие. С одной стороны, увеличился запрос бизнеса на оказание квалифицированной юридической помощи по причине возросшей потребности игроков рынка в грамотном антикризисном управлении и качественном судебном представительстве, замечает Шамшина. С другой стороны, режим дистанционной работы объективно ограничил консультантов в порядке привычного живого общения и обмена опытом и информацией выработать командное предложение клиенту. Особенно в начале карантина остро ощущалась всеобщая растерянность и озабоченность, замечает Тимонов: «Люди искали не только и не столько юридического совета, сколько обсуждения сложившейся ситуации и возможности поделиться своими страхами и сомнениями. Причем процесс этот был двусторонним и взаимным». В такой ситуации удалёнка мешает взаимодействию с новыми клиентами, отмечает Шамшина: «Если прежние клиенты могут с пониманием отнестись к возникшим трудностям, то в работе с новыми заказчиками этот аспект проявляется наиболее ярко». Но в итоге и клиенты, и юристы приспосабливаются.

«Работаем в основном дистанционно с клиентами. Оказывается, что так можно было», – говорит о текущей ситуации Шестаков. У него, как и у других юристов, число клиентских встреч сильно сократилось, на первый план вышли видеоконференции. Олевинский отметил, что клиенты стали более восприимчивы, в большей мере готовы к онлайн-взаимодействию. За счёт этого эффективность работы повысилась, отмечает он, но в целом неопределенности добавилось. «Кроме новых правовых вопросов о сроках, участии в судебных процессах, порядке проведения собраний и торгах, главные вопросы – это платежеспособность клиентов и сроки оплат», – признает Олевинский.

Основной недостаток удаленки для взаимодействия «юрист – клиент» и юрбизнеса в целом назвал Шестаков: интенсивность работы негенерирующих юристов упала. Часть юристов из нашего большого коллектива буквально потеряла связь. «Их не слышно и не видно, хотя в CRM их задачи я встречаю», – признает руководитель INTELLECT.

«Главный минус дистанционки – это снижение генерации бизнеса юрфирмы: меньше общения с коллегами, меньше общения с клиентами и меньше новых выставленных счетов и принятых внутренних поручений. А успешный юрист должен уметь генерировать бизнес, он же не кодер и не работник call-центра. Генерирующие юристы и партнёры теряют из поля зрения таких притихших юристов, из-за этого они не дают им работу. В итоге те не только не генерируют, но и производят меньше юридических услуг», – отмечает Евгений Шестаков.

С другой стороны, сложившаяся новая реальность негативно отражается на очень многих сферах традиционной экономики: от авиакомпаний и отелей до автозаводов и банков. Клиенты же становятся еще более требовательными и экономными. «Но потребность в помощи юристов не исчезает, следовательно, наша задача только в том, чтобы стать более эффективными, а это решаемо», – говорит Тимонов из Eversheds. Общее ожидание юррынка – оживление бизнеса, его адаптация к новым реалиям, а это позволит оставить в прошлом кризисный непрерывный оперативный менеджмент, которым заняты многие компании сегодня.

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

COVID-19, развитие бизнеса

Похожие материалы

Юридические услуги, разрешение споров, патентные услуги, регистрация товарных знаков, помощь адвокатаюридическое сопровождение банкротства, услуги арбитражного управляющего, регистрационные услуги для бизнеса


Екатеринбург
+7 (343) 236-62-67

Москва
+7 (495) 668-07-31

Нижний Новгород
+7 (831) 429-01-27

Новосибирск
+7 (383) 202-21-91

Пермь
+7 (342) 270-01-68

Санкт-Петербург
8 (800) 555-67-05

Челябинск
+7 (351) 202-13-40


Политика информационной безопасности